Единый контакт-центр

1414

+7-7172-906-984

Категория

Условие поиска

Государственный орган *

Публичное обсуждение до

С По

Тип

Статус

Дата создания

С По

 


Консультативный документ регуляторной политики «Водный кодекс Республики Казахстан (новая редакция)»

Краткое содержание: Консультативный документ регуляторной политики «Водный кодекс Республики Казахстан (новая редакция)»
Статус: Архив
Версия проекта:   Версия 1   
Тип НПА: КДРП
Дата создания: 23/02/2022 21:04:44
Публичное обсуждение до: 10/03/2022
Дата запуска онлайн-обсуждения: 11/04/2022 12:30:00
Дата окончания онлайн-обсуждения: 11/04/2022 18:30:00
Протокол:
Приложенные документы:

Консультативный документ регуляторной политики

 

«Водный кодекс Республики Казахстан (новая редакция)»

 

 

1. Основания разработки консультативного документа регуляторной политики:

В Стратегии «Казахстан – 2050»: новый политический курс состоявшегося государства»[1] озвучена необходимость развития нормативно-правовой базы в сфере использования и охраны трансграничных вод для урегулирования потенциального сокращения трансграничного перетока.

Как отмечается в Концепции по переходу к «зеленой» экономике, утвержденной Указом Президента Республики Казахстан от 30 мая 2013 года   № 577, в настоящий момент прогнозируется дефицит устойчивых водных ресурсов для удовлетворения потребностей экономики к 2030 году.

Основными приоритетными задачами по переходу к «зеленой экономике», стоящими перед страной, являются:

1) повышение эффективности использования ресурсов (водных, земельных, биологических и др.) и управления ими;

2) модернизация существующей и строительство новой инфраструктуры;

3) повышение благополучия населения и качества окружающей среды через рентабельные пути смягчения давления на окружающую среду;

4) повышение национальной безопасности, в том числе водной безопасности.

Концепция указывает: «потребуется совершенствование политики управления водными ресурсами:

1) улучшение системы управления водными ресурсами на национальном уровне и уровне бассейнов для обеспечения эффективного взаимодействия с водопользователями во всех секторах и на всех уровнях;

2) определение лимитов на воду тарифов, отражающих полную стоимость воды, пересмотр субсидий и стимулов для поощрения водосбережения.».

В послании Главы государства от 1 сентября 2020 года отмечена необходимость обеспечения нормативно-правового регулирования водной сферы, особенно с учетом потерь воды, которые достигают 40% из-за устаревших систем орошения, а также разработка экономических стимулов для внедрения современных технологий и инноваций.

Пунктом 3.17 Главы 5 Концепции внешней политики Республики Казахстан на 2020 – 2030 годы, утвержденной Указом Президента Республики Казахстан от 6 марта 2020 года № 280, в числе ключевых приоритетов страны на международной арене определено продолжение работы по совершенствованию, совместно с сопредельными странами, договорной правовой базы, инструментов и механизмов в сфере справедливого и рационального использования, устойчивого управления и охраны трансграничных водных ресурсов.

Посланием Главы государства народу Казахстана от 1 сентября 2021 года Правительству поручено подготовить конкретные решения, которые позволят стимулировать внедрение водосберегающих технологий, эффективно регулировать водопотребление.

Указом Президента Республики Казахстан от 15 февраля 2018 года № 636 «Об утверждении Национального плана развития Республики Казахстан до 2025 года и признании утратившими силу некоторых указов Президента Республики Казахстан» определено, что необходимо принять меры по улучшению развития водного хозяйства, восстановлению ирригационных и дренажных систем, строительству новых водохозяйственных объектов (каналы, водохранилища), реконструкции групповых водопроводов и внедрению мер по водосбережению. Национальным планом развития также предусмотрена актуализация водного законодательства с целью внедрения системных норм, побуждающих эффективное водопотребление физическими лицами, аграриями и предприятиями, стимулирование замкнутого цикла водопользования и очистки на предприятиях и в жилищно-коммунальной сфере.

Концептуальным планом законотворческой работы на период 2021-2026 годы, утвержденным Указом Президента Республики Казахстан № 582 от 24 мая 2021 года, планируется совершенствование законодательства в сфере водных ресурсов в первой половине 2023 года.

 

2. Описание проблемы, для решения которой требуется законодательное регулирование:

 

№ п/п

Проблемный вопрос

Основные причины возникшей проблемы

Аналитические сведения, показывающие уровень и значимость описываемой проблемы

 

Отсутствие объективного учета наличия и использования водных ресурсов, а также оценки водных ресурсов, приводящие к некорректным управленческим решениям.

Отсутствие законодательного регулирования деятельности субъектов водных отношений по учету и оценке водных ресурсов. 

Недостаточная инфраструктурная база и отсутствие системы автоматизированного мониторинга водных ресурсов является слабой стороной учета количества и качества водных ресурсов. Система учета воды и мониторинга за формированием и использованием водных ресурсов не отвечает современным требованиям. На настоящее время государство не располагает точной информацией о количестве и расположении всех имеющихся водных объектов, а также об утвержденных запасах подземных вод. Используемые данные относятся еще к временам Советского Союза, что снижает их достоверность и применимость. Данное направление управления водными объектами, водными ресурсами и водохозяйственными сооружениями требует новых подходов, в первую очередь, путем цифровизации.

 

Неэффективное использование воды.

Экономическая часть законодательных механизмов не соответствует современным реалиям Казахстана, находящегося в условиях водного дефицита:

1) низкие ставки платы за пользование водными ресурсами поверхностных источников;

2) низкая стоимость услуги по подаче воды.

 

 

1) в соответствии с Кодексом Республики Казахстан от 25 декабря 2017 года «О налогах и других обязательных платежах в бюджет (Налоговый кодекс)» ставки платы за пользование водными ресурсами поверхностных источников устанавливаются местными представительными органами областей, городов республиканского значения и столицы на основании Методики расчета платы, утвержденной Приказом и.о. Министра сельского хозяйства РК №223 от 14 апреля 2009 года.

Расчет производится на основе утвержденных базовых ставок, которые ежегодно индексируются исходя из официального уровня инфляции за соответствующий год, публикуемый Агентством по статистике РК.

Вместе с тем, размер базовых ставок определен исходя из реалий 2009 года и несмотря на регулярную индексацию на уровень инфляции не отражают в настоящее время действительную экономическую ценность воды. Так, базовая ставка использования в сельском хозяйстве воды из Бассейна реки Сырдарьи и Аральского моря составляет 51 тенге за 1 000 куб.м. В настоящее время в среднем текущая стоимость воды составляет менее 1% затрат на производство основных сельскохозяйственных культур.

Базовые ставки не стимулируют к экономному и бережному использованию воды;

2) с 1 мая т.г. в Казахстане средний отпускной тариф на подачу воды по каналам увеличился с 1,826 тенге/м³ до 2,057 тенге/м³ (без НДС), в том числе для сельхозтоваропроизводителей с самотечной подачей воды с 0,376 тенге/м³ до 0,66 тенге/м³ (без НДС). В настоящее время в среднем текущая стоимость воды составляет менее 1% затрат на производство основных сельскохозяйственных культур. Тарифы на подачу воды по каналам из поверхностных источников в Казахстане не покрывают затраты на эксплуатацию и техобслуживание систем водоснабжения для ирригации и составляют лишь незначительную часть производственных затрат в сельском хозяйстве. Кроме того, ухудшение инфраструктуры из-за нехватки средств приводит к огромным потерям воды - в сельском хозяйстве потери достигают 50 - 60%. Также существующая структура тарифообразования, особенно в сельском хозяйстве, не стимулирует эффективное использование водных ресурсов.

 

Слабое внедрение (использования) водосберегающих методов и инструментов, автоматизации и цифровизации.

Отсутствие законодательного регулирования деятельности субъектов водных отношений по водосбережению.

По информации Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета, по итогам 2019 года выявлено, что из 1117 предприятий-водопотребителей обязательное оборотное водопользование внедрено лишь на 131 предприятии (11,7% от их общего количества). При этом в южных областях страны, на которые приходится основная доля орошаемого земледелия, уровень внедрения водосберегающих технологий составляет всего 3% от общей площади орошаемых земель. В промышленности менее 12% предприятий-водопотребителей осуществляет оборотное водопользование[2].

На текущий год на водохозяйственных объектах республиканской собственности рабочая автоматизация имеется на 6% (17 из 87) водохранилищ, 9% плотин и гидроузлов, 0,5% (2 ед.) магистральных каналов и 0,4% (2 ед.) межхозяйственных каналов (К-19 и К-32). Итого из 3654 объектов гидротехнических сооружений лишь 52 полностью автоматизированы.

При ведении хозяйственной детальности магистральных и межхозяйственных каналов производится учет с помощью бумажной отчетности без внедрения оперативного коммерческого учета воды. Отсутствует доведение цифровизации до конечного потребителя – фермера, получающего актуальную информацию по объемам потребленной воды.

Отсутствует распределенная платформа, обеспечивающая целостное удаленное управление гидротехническими сооружениями и подразумевающая автоматизацию и диспетчеризацию расчетно-билингового учета по примеру централизованной информационной архитектуры международных аналогов (Израиль, Узбекистан).

Неудовлетворительной остается степень оснащения приборами учета воды у водопользователей. Уровень приборизации расчета водопотребления в целом по республике составляет 50% - 55%.

 

Недостаточное государственное урегулирование деятельности субъектов водных отношений по охране водных ресурсов.

Пробелы в законодательном регулировании государственного контроля и разрешительного порядка в области охраны и использования водных ресурсов.

Правоприменительная практика действующего водного законодательства показала несовершенство норм, касающихся статуса и полномочий инспекторов, осуществляющих государственный контроль в области охраны и использования водных ресурсов. Систематическое наложение мораториев на проверки субъектов предпринимательства не способствуют оперативному решению задач государственного контроля и обеспечению безопасности гидротехнических сооружений и рационального водопользования. Не регламентировано проведение профилактических проверок в сфере водных ресурсов, что также препятствует своевременному пресечению и недопущению нарушений водного законодательства, которые могут привести к необратимым последствиям.

В сфере разрешений и уведомлений в области охраны и использования водных ресурсов назрела необходимость упорядочить деятельность водопользователей по добыче и использованию подземных вод, не подпадающих под действие специального разрешения, и наладить учет (регистрацию) объектов этой деятельности.

 

Слабая степень научного сопровождения водопользования и деятельности по управлению водными ресурсами.

Пробелы в законодательном регулировании организации деятельности отраслевых научных организаций.

В Казахстане наблюдается разрозненность и дефицит ученых-гидрологов и гидрогеологов.

В силу разной ведомственной принадлежности и отсутствия координирующего центра научные организации, осуществляющие исследования в области охраны и использования водных ресурсов, ведут самостоятельную работу по своим направлениям. Ученые не выходят за пределы своих исследований, не анализируют и не ставят проблемы, которые должны разрешаться наукой.

Помимо этого, ведомство уполномоченного органа (комитет водных ресурсов МЭГПР) не обладает возможностью координировать программы научно-исследовательских работ и планировать их осуществление с учетом потенциальных потребностей отрасли в связи с тем, что в его структуре отсутствует соответствующий отдел (управление), квалифицированные специалисты и потенциал к стратегическому управлению отраслевой наукой.

Все эти факторы приводят к тому, что на сегодня в Казахстане не формируется единая объективная картина о количестве и состоянии водных ресурсов, проблемам их охраны и рационального использования, защиты окружающей среды и экологии, повышению эффективности водопользования.

 

Слабое участие общественности в управлении и контроле в области охраны и использования водных ресурсов.

Недостаточность норм, касающихся участия общественности.

 

Действующим Водным кодексом участие общественности в управлении водными ресурсами предусмотрено в рамках деятельности бассейнового совета (статья 43), который является консультативно-совещательным органом. Несмотря на то, что статьей 48 ВК предусмотрено, что в Республике Казахстан осуществляется общественный контроль в области использования и охраны водного фонда, правила и порядок осуществления общественного контроля законодательно не определены, что не соответствует принципам «слышащего государства», а степень участия общественности в принятии решений в области охраны и использования водного фонда – положениям Конвенции о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды (Орхусская конвенция) от 25 июня 1998 года, ратифицированной законом Республики Казахстан от 23 октября 2000 года.

 

Широкий круг регулируемых

Водным кодексом правоотношений.

Регулирование действующим Водным Кодексом отношений, являющихся предметом самостоятельных (отраслевых) законодательных актов.

Обеспечение безопасности гидротехнических сооружений; развитие и эксплуатация систем водоснабжения и водоотведения в жилищно-коммунальном хозяйстве; развитие, эксплуатация и управление ирригационными и коллекторно-дренажными системами; предупреждение и ликвидация вредного воздействия вод являются самостоятельными общественными отношениями и требуют правового регулирования отраслевыми законами.

 

Высокая степень изношенности водохозяйственной инфраструктуры.

1. Неэффективность текущей модели управления водохозяйственной инфраструктурой.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Несовершенная тарифная политика

1. Одной из причин неэффективного использования водных ресурсов является изношенность водохозяйственной инфраструктуры практически на всех уровнях ее использования. На гидротехнических сооружениях (водохранилища, гидроузлы и т.д.) и каналах, эксплуатируемых более чем 40-50 лет, за последние годы не проводились капитальные и восстановительные ремонты, часть из них не имеют балансодержателей, что приводит к большим организационным и техническим потерям воды. Фактический износ водохозяйственных систем и сооружений составляет более 60%, тем самым снижена или нивелирована эффективность их работы и безопасность сооружений. Потери воды в оросительных системах составляют 50 – 60% от головного водозабора. Аварийное состояние водохозяйственных сооружений несет потенциальную опасность прорывов и наводнений, которые наносят ущерб экономике и населению, а в первую очередь могут повлечь человеческие жертвы.

 

2. Следствием низких тарифов в отрасли является ее слабая инвестиционная привлекательность. Объем инвестиций остается крайне низким несмотря на то, что в среднем 9 отраслей деятельности, связанные с водным хозяйством и водными ресурсами, включены в перечень приоритетных видов деятельности. Не последнюю роль играют изношенность инфраструктуры, слабое внедрение автоматизации и квалификация специалистов.

Тарифы не покрывают инвестиционные расходы, амортизационные расходы на содержание водосберегательных инфраструктур и развитие технологий.

Требуется пересмотреть громоздкий механизм тарифообразования в отрасли на основе наделения уполномоченного субъекта функциями отраслевого регулятора.

  1.  

Неопределенность правового статуса подземных вод.

Законодательный пробел в регулировании отношений по добыче и использованию подземных вод.

В соответствии с частью третьей пункта 5 статьи 89 Кодекса Республики Казахстан от 27 декабря 2017 года «О недрах и недропользовании» добыча подземных вод осуществляется в соответствии с водным законодательством Республики Казахстан. Между тем действующий Водный кодекс не содержит норм, касающихся добычи и использования подземных вод, что представляет собой большой правовой пробел, который должен быть восполнен.

 

 

3. Предлагаемые пути решения описанных проблем:

Проблема 1. Отсутствие объективного учета наличия и использования водных ресурсов, а также оценки водных ресурсов, приводящие к некорректным управленческим решениям.

Данную проблему предлагается преодолеть разграничением компетенции государственных органов по учету и мониторингу водных ресурсов, а также созданием Национальной информационной системы водных ресурсов, которая будет консолидировать информацию о государственном учете водных ресурсов, государственном мониторинге, количестве и состоянии объектов национальной водохозяйственной инфраструктуры, количестве и состоянии объектов частной и бесхозной водохозяйственной инфраструктуры, государственный водный кадастр, а также иные сведения.

Кроме того, в целях научно-аналитического обеспечения деятельности по оценке внешних и внутренних угроз водной безопасности, управлению водными ресурсами и водопользованию предлагается создать информационно-аналитический центр водных ресурсов на базе Казахского научно-исследовательского института водного хозяйства.

Возможные положительные последствия:

Данная информационная система позволит систематизировать информацию, касающуюся водных ресурсов республики, осуществлять оперативный информационный обмен, получить прозрачность и оперативность в управлении данными для принятия управленческих решений на всех этапах. Создание информационно-аналитического центра водных ресурсов позволит систематизировать и координировать отраслевые научные исследования и поддерживать отраслевую науку.

Возможные негативные последствия: потребует затрат на разработку и эксплуатацию информационной системы из государственного бюджета.

Проблема 2. Неэффективное использование воды.

Необходимо пересмотреть подход к тарифообразованию в области водных ресурсов для того, чтобы вода получила реальную экономическую стоимость, необходимую для повышения эффективности водопользования. При этом необходимо признавать культурные нормы и обеспечивать людям достаточные объемы воды для удовлетворения их основных потребностей.

В настоящее время заинтересованность в использовании водоэкономных производств и водосберегающего оборудования не является экономической необходимостью как для производителей продукции, так и организаций, поставляющих производителям воду. В связи с этим в целях достижения понимания потребителями экономической ценности водных ресурсов страны предлагается увеличить базовую ставку, являющуюся основанием для расчета платы за пользование воды из поверхностных источников.

Вместе с тем для стимулирования экономного, бережливого и эффективного использования и транспортировки воды из поверхностных источников предлагается определить размер платы как дифференцированный с применением понижающих коэффициентов в случае внедрения водопользователем новых водосберегающих, очистных технологий, модернизации имеющегося оборудования и иных действий, направленных на повышение эффективности использования воды.

Возможные положительные последствия:

Изменения в политике ценообразования на воду и законодательное закрепление дифференцированного тарифа на услугу по подаче воды создадут стимулы для экономного использования воды и условия для привлечения инвестиций на строительство, эксплуатацию и обслуживание водохозяйственных сооружений. Текущие меры в виде субсидирования и бюджетного кредитования будут доработаны с учетом акцента на поощрение субъектов водных отношений (водопотребителей) к водосбережению, внедрению наилучших имеющихся технологий, повышению продуктивности водно-земельных ресурсов, улучшению эколого-мелиоративного состояния орошаемых земель, повышению плодородия земель, очистке воды, повторному использованию воды, использованию оборотного водоснабжения и т.д.

Возможные негативные последствия:

Данный шаг может вызвать недовольство отдельной части населения, для понимания принятого решения планируется проведение соответствующей разъяснительной работы среди населения и поэтапное введение дифференцированного тарифа.

Проблема 3. Слабое внедрение (использования) водосберегающих методов и инструментов, автоматизации и цифровизации.

Наилучшая имеющаяся технология (далее – НИТ) означает последние достижения в разработке процессов, установок или эксплуатационных методов, доказавших практическую пригодность в качестве конкретной меры для ограничения сбросов, выбросов и отходов (Приложение 1 к Конвенции об охране и использовании трансграничных водотоков и международных озер, совершенной в г. Хельсинки 17 марта 1992 года и ратифицированной Республикой Казахстан законом от 23 октября 2000 года). Предлагается предоставление экономических (при определении ставок платы за пользование водными ресурсами и тарифов за услуги по подаче и отводе воды) и организационных (при определении лимитов воды, приоритетности подачи воды) стимулов в целях широкого охвата наилучшими имеющимися технологиями наибольшего количества водопользователей.

Законодательное закрепление полномочий субъектов водных отношений по автоматизации процессов управления водными ресурсами, учета и мониторинга водных ресурсов, производственных процессов, водопользования и др., а также создание правовых условий для внедрения наилучших IT-решений в отрасль.

Возможные положительные последствия:

Данный шаг позволит применять экономические методы стимулирования населения и предпринимательства к экономному и экономически эффективному водопользованию, побуждая субъектов водных отношений к внедрению и использованию НИТ в хозяйственной деятельности и бережному расходованию воды в быту. Кроме того, повышение внутреннего спроса на системы водосбережения и НИТ окажется стимулирующее воздействие на развитие науки и производства для разработки, конструирования и выпуска соответствующего оборудования.

Данная инициатива позволит оптимизировать процессы создания, поиска, сбора, накопления, хранения, обработки, получения, использования, преобразования, отображения, распространения и предоставления информации о водных ресурсах, что положительно повлияет на эффективность и экономность водопользования.

Возможные негативные последствия:

Данный шаг потребует дополнительных расходов государства и предпринимателей на приобретение, внедрение и эксплуатацию НИТ и средств автоматизации. Вместе с тем эти расходы компенсируются применением более низкого тарифа и (или) платы за пользование водными ресурсами поверхностных источников либо субсидированием затрат государством.

Проблема 4. Недостаточное государственное урегулирование деятельности субъектов водных отношений по охране водных ресурсов.

Для решения указанной проблемы планируется закрепление в Водном кодексе норм, касающихся осуществления государственного контроля в области охраны и использования водных ресурсов и проведения профилактических проверок. Также планируется распространить действие разрешения на специальное водопользование на любой объем забора и (или) использования подземных вод субъектами предпринимательства, населением – на цели питьевого водоснабжения свыше пяти кубометров в сутки и ввести новый вид уведомления – уведомление о начале или прекращении добычи и использования населением подземных вод для личных нужд (питьевое водоснабжение) с лимитами изъятия до пяти кубических метров в сутки.

Возможные положительные последствия:

Принятие данных поправок позволит устранить недостатки правового регулирования в сфере государственного контроля и разрешений и уведомлений в области охраны и использования водных ресурсов. Так, действия (бездействие) и решения местных исполнительных органов в области охраны и использования водных ресурсов будут закреплены в качестве объектов государственного контроля; будет определен статус и полномочия инспекторов, вопросы материально-технической оснащенности инспекционной деятельности и социальной зациты должностных лиц, осуществляющих государственный контроль. Путем введения предлагаемого уведомления будет разрешен вопрос со стихийным водопользованием подземных вод и применением водозаборных устройств по добыче подземных вод населением. Исключение минимального порога добычи подземных вод при специальном водопользовании будет способствовать более точному учету водных ресурсов, а также повлечет увеличение налогооблагаемой базы (доходной части бюджета).

Возможные негативные последствия: Данное предложение может вызвать недовольство отдельной части населения, для понимания принятого решения планируется проведение соответствующей разъяснительной работы среди населения и предпринимательства.

Проблема 5. Слабое научное сопровождение водопользования и деятельности по управлению водными ресурсами.

Водным кодексом будут предусматриваться полномочия научного (научно-исследовательского) центра и его роль в планировании, управлении и нормировании водными ресурсами и спросом на них.

В настоящее время наблюдается большой разрыв между применяемыми на сегодняшний день методами управления водным хозяйством и современными, инновационными системами (цифровизация, автоматизация).

Без применения достижения современной науки, основанной на передовых технологиях и инновационных идеях, невозможно развитие водного сектора.

Поддержка устойчивого развития, безопасности и новых интеграционных процессов, в которых вода играет стратегическую роль, невозможна без развития эффективной научной кооперации путем проведения междисциплинарных исследований. Важно продвигать платформы для проведения совместных междисциплинарных исследований и обмена опытом и знаниями.

Возможные положительные последствия:

Управленческие решения в сфере водных ресурсов будут приниматься с учетом научного обоснования и будут направлены на комплексное решение проблем.

Будет обеспечена координация научно-исследовательских работ, выполняемых в рамках фундаментальных и прикладных научно-технических программ и международных проектов как по водной, так и другим смежным проблематикам.

Возможные негативные последствия: отсутствуют.

Проблема 6. Слабое участие общественности в управлении и контроле в области охраны и использования водных ресурсов.

Закрепление правового регулирования общественного участия при управлении водными ресурсами и реализации значимых для общества водных проектов.

В проекте закона Республики Казахстан «Об общественном контроле в Республике Казахстан» отмечено, что общественный контроль, по существу, представляет собой три взаимосвязанных и взаимозависимых сферы общественной деятельности:

- доступ к информации, представляющей общественный интерес;

- эффективное участие общественности в принятии решений в области государственной политики;

- непосредственный контроль общественности за исполнением законов и осуществлением государственных функций.

Возможные положительные последствия:

Принятие данных норм позволит определить основания, условия и процедуры общественного участия в управлении водными ресурсами, права общественности на доступ к информации в соответствии с Орхусской конвенцией.

Возможные негативные последствия: отсутствуют.

Проблема 7. Широкий круг регулируемых Водным кодексом правоотношений.

Водный кодекс в текущей редакции вобрал в себя регулирование правоотношений, касающихся как управления водными ресурсами, так и управления процессами, связанными с водой, но относящимися к другим отраслям права, например, организация водоснабжения и водоотведения в населенным пунктам, которая относится к сфере жилищно-коммунального хозяйства, или организация процессов гидромелиорации в сфере АПК. В идею нового Водного кодекса предлагается заложить концепцию разделения управления водными ресурсами (вода как природный ресурс) и управления спросом на воду. Концептуально и юридически правильным представляется выделение в самостоятельные законодательные акты положений, касающихся отношений по поводу использования воды как экономического товара и иных отношений, связанных с использованием воды или водохозяйственных сооружений. Предлагается исключить из сферы действия Водного кодекса вопросы, касающиеся обеспечения безопасности гидротехнических сооружений; водоснабжения и водоотведения в жилищно-коммунальном хозяйстве; гидромелиорации земель; предупреждения и ликвидации вредного воздействия вод. Кроме того, назрела необходимость возврата к сельским кооперативам водопользователей для самостоятельного регулирования ими вопросов водоснабжения и водоотведения в агропромышленном хозяйстве.

Возможные положительные последствия:

Принятие новых отраслевых законодательных актов «О безопасности гидротехнических сооружений», «Об ирригации и дренаже», «О питьевом водоснабжении и водоотведении», «О сельском потребительском кооперативе водопользователей» и поправок в Закон Республики Казахстан «О гражданской защите» в части предупреждения и ликвидации вредного воздействия вод позволит концептуально правильно разграничить сферы государственного регулирования соответствующих правоотношений в целях надлежащего осуществления субъектами своих функций, защиты их интересов и распределения бюджетных (финансовых) потоков.

Возможные негативные последствия: отсутствуют.

Проблема 8. Высокая степень изношенности водохозяйственной инфраструктуры.

Управление водохозяйственными сооружениями, находящимися в собственности государства, осуществляет РГП «Казводхоз» и его областные филиалы. В целях эффективного и безопасного управления водохозяйственными сооружениями предлагается создать национальную сеть (систему) водохозяйственных сооружений (водохозяйственной инфраструктуры) Республики Казахстан путем включения в нее магистральных водохозяйственных сооружений и систем республиканской собственности. Функции оператора национальной сети (системы) водохозяйственных сооружений (национальной инфраструктуры) предполагается возложить на оператора в лице АО «Казводхоз». Для управления ирригационными и дренажными системами, находящимися в частной собственности, предлагается возродить сельские потребительские кооперативы водопользователей.

Также необходимо пересмотреть текущую модель тарифообразования и в отрасли, в том числе распространение на нее практики работы отраслевого регулятора по примеру финансового сектора.

Возможные положительные последствия:

Перераспределение расходов государственного бюджета (на меньшее количество объектов); инвентаризация водохозяйственных сооружений на территории республики; смена организационно-правовой формы РГП на АО «Казводхоз»; высвобождение трудовых, временных и финансовых ресурсов АО «Казводхоз» для обслуживания объектов национальной инфраструктуры; совершенствование отношений в сфере тарифообразования в отрасли, введение фигуры отраслевого регулятора как независимого от государства, поставщиков и потребителей субъекта; формирование у сельских товаропроизводителей ответственного (хозяйского) отношения к инфраструктуре и воде, введение элементов саморегулирования в отношения по поводу водораспределения между участниками сельского кооператива водопользователей.

Возможные негативные последствия: отсутствуют.

Проблема 9. Неопределенность правового статуса подземных вод.

В соответствии с положениями Кодекса Республики Казахстан «О недрах и недропользовании» Водный кодекс планируется дополнить нормами, касающимися добычи и использования подземных вод.

Возможные положительные последствия:

Восполнение правового пробела; закрепление за подземными водами, выведенными на поверхность, статуса природного ресурса (водных ресурсов), с вытекающими из этого правовыми последствиями.

Возможные негативные последствия: отсутствуют.

4. Рассмотренные альтернативные пути решения проблемы (если проводился анализ возможных альтернатив):

С 2004 по 2020 годы в Водный кодекс в целях совершенствования отношений по использованию и охране водных ресурсов вносились изменения и дополнения 65 раз (всего 468 позиций). В связи с этим Водный кодекс изобилует коллизиями, непоследовательными в логическом развитии нормами, дублированием норм, нормами декларативного характера, правовыми пробелами и пр., что в итоге затрудняет правоприменение положений Кодекса.

В соответствии с пунктом 9 статьи 26 Закона Республики Казахстан от       6 апреля 2016 года «О правовых актах» при внесении изменений и (или) дополнений в текст нормативного правового акта в объеме, превышающем половину текста нормативного правового акта, принимается его новая редакция. Поскольку требуется законодательное решение перечисленных проблем, и объем поправок в Водный кодекс Республики Казахстан от 9 июля 2003 года превышает половину текста, требуется принятие новой редакции Водного кодекса, в связи с чем альтернативные варианты не рассматриваются.

 

5. Целевые группы для публичного обсуждения:

Общественность (гражданское общество): Ассоциация Водного хозяйства Республики Казахстан, Ассоциация предприятий по водоснабжению и водоотведению Республики Казахстан «Казахстан Су Арнасы», НПП «Атамекен», Национальное Водное Партнерство Казахстана, экспертные и общественные советы при Министерстве экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан, Экофорум НПО «Казахстан».

Научные, исследовательские и аналитические организации: АО «Институт географии и водной безопасности», ТОО «КазНИИВХ», ТОО «Институт гидрогеологии и геоэкологии имени У.М. Ахмедсафина», Казахстанский филиал Научно-исследовательского центра Межгосударственной Координационной Водохозяйственной Комиссии, Международный Водный Хаб (Центр) Казахского Национального Аграрного Университета, РГП на ПХВ «Институт законодательства и правовой информации Республики Казахстан» Министерства юстиции Республики Казахстан.

Водохозяйственные организации (в т.ч. поставщики услуг по подаче воды): Республиканское государственное предприятие «Казводхоз», Бассейновые Советы 8 гидрогеографических бассейнов.

Через представителей общественности и их объединения, указанные выше, планируется обсуждение консультативного документа регуляторной политики данного законопроекта, направленного на сохранение водных ресурсов в целях реализации права на окружающую среду, благоприятную для жизни и здоровья человека (пункт 1 статьи 31 Конституции Республики Казахстан). С участием представителей указанных научных, исследовательских и аналитических организаций будет обсуждены вопросы научного обоснования, аналитическое и исследовательское обеспечение управления водными ресурсами, природными водными и водохозяйственными объектами и политики водосбережения. Вопросы качественного оказания услуг по доставке питьевой и поливной водой, экономического стимулирования водосбережения, усовершенсовования разрешительной системы и государственного контроля за соблюдением водного законодательства, интегрированного управления водными ресурсами бассейнов, предусмотренные данным консультативным документом регуляторной политики, необходимо обсудить с водохозяйственными организациями. На данных субъектов законопроект будет оказывать непосредственное воздействие.

НПП «Атамекен», экспертные и общественные советы, РГП на ПХВ «Институт законодательства и правовой информации Республики Казахстан» Министерства юстиции Республики Казахстан являются организациями, которым концепция проекта Закона и сам проект Закона, предлагающий внедрение новых правовых институтов, будут направлены в обязательном порядке в силу требований действующего законодательства. В этой связи полагаем, что в отношении данных организаций предлагаемое регулирование будет иметь косвенное воздействие.

 

6. Способы уведомления целевых групп:

В соответствии с частью третьей пункта 18 Правил законотворческой работы Правительства Республики Казахстан, утвержденных постановлением Правительства Республики Казахстан от 29 декабря 2016 года № 907, целевые группы будут уведомлены следующими способами:

1) адресная рассылка приглашений почтовой связью, нарочно или посредством электронной почты конкретным субъектам – представителям целевой группы (адресa электронных почт целевой группы: Ассоциация Водного хозяйства Республики Казахстан kazagua@mail,ru, Ассоциация предприятий по водоснабжению и водоотведению Республики Казахстан «Казахстан Су Арнасы» kazsu@astanainfo.kz, НПП «Атамекен» – pr@atameken.kz, Национальное Водное Партнерство Казахстана nkipshsakbaev@mail.ru, экспертные и общественные советы при Министерстве экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан bulat.yessekin@gmail.com, Экофорум НПО «Казахстан» msvgeo@gmail.com,  АО «Институт географий и водной безопасности» ingeo_2009@mail.ru, ТОО «КазНИИВХ» kiwr-t@mail.ru,  ТОО «Институт гидрогеологии и геоэкологии имени У.М. Ахмедсафина» – igg.info@mail.ru,   Казахстанский филиал Научно-исследовательского центра Межгосударственной Координационной Водохозяйственной Комиссии – kuralay.gwp@mail.ru, Международный Водный Хаб (Центр) Казахского Национального Аграрного Университета proektgipro@mail.ru, РГП на ПХВ «Институт законодательства и правовой информации Республики Казахстан» Министерства юстиции Республики Казахстан – npa@zgai.kz);

2) публикация объявления на интернет – ресурсах Министерства экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан, Комитета водных ресурсов Министерства экологии, геологии и природных ресурсов (www.ecogeo.gov.kz);

3) публикация объявления в СМИ («Казахстанская правда», «Егемен Қазақстан», «Деловой Казахстан», «Aigyn», «Литер», «Zakon.kz», «Kazinform»);

4) СМС-уведомление в форме короткого текстового сообщения на абонентский номер сотовой связи представителей целевых групп;

5) электронное сообщение на мессенджеры (WhatsApp и (или) Telegram) на абонентский номер сотовой связи представителей целевых групп.

 

7. Способ публичного обсуждения:

1) размещение на интернет-портале открытых данных;

2) публичные слушания и (или) дебаты.

 

8. Анализ текущей ситуации, международного опыта и предлагаемых механизмов регулирования:

 

№ п/п

Текущая ситуация

Международный опыт

Предлагаемое регулирование

1.

Отсутствие объективного учета наличия и использования водных ресурсов, а также оценки водных ресурсов, приводящее к некорректным управленческим решениям.

В Австралии ведением учета водных ресурсов занимается Бюро метеорологии. На Бюро также возложено обязательство ежегодной публикации информации о Национальном учете воды в доступной для граждан форме[3].

В компетенцию MDBA входит управление водными ресурсами, в частности расчет количества воды в системе реки Мюррей и информирование штатов об их доле воды в системе реки Мюррей[4].

В Водном кодексе предлагается очертить круг субъектов, ответственных за ведение учета, предоставление данных для учета, а также за оценку данных, касающихся водных ресурсов; определить механизм их взаимодействия.

2.

Неэффективное использование воды.

По вопросу стоимости услуг по подаче воды:

 

Израиль:

Муниципальные власти приобретают воду, подаваемую чаще всего государственной системой водоснабжения, по цене 0.37 $ (долларов США) за куб. метр воды.

Потребители делятся на 3 категории и платят за воду по прогрессивному тарифу:

1 категория – до 8 куб. метров – тариф 0.60$ за куб.метр,

2 категория - от 8 до 15 куб.метров – тариф 0.88$ за куб.метр,

3 категория – от 15 куб.метров – тариф 1.25 $ за куб.метр,

Тарифы на промышленное водопотребление:

вода питьевого качества- 0.36 $ за куб. метр,

очищенные сточные воды (BOD/ TSS = 20/30) - на 20 % ниже тарифа за воду питьевого качества.

Вода питьевого качества:

50% от установленной годовой нормы - 0,19 $ за куб. метр,

следующие 30% (от годовой нормы) - 0,23 $ за куб. метр,

следующие 20% (от годовой нормы) - 0,30 $ за куб. метр,

Очищенные сточные воды с частичным ограничением на полив (BOD/TSS = 20/30) БПК/Конц. взвеш. в-в:

50% от установленной годовой нормы - 0,13 $ за куб. метр,

следующие 50%-0,10 $ за куб. метр.

Высокоочищенные сточные воды:

без ограничения на полив-0,15 $ за куб. метр,

Минерализованные воды (существует механизм дополнительных скидок в зависимости от уровня минерализации) - 70% от тарифа питьевой воды.

Откачка из скважин в прибрежном аквифере:

на хозяйственно-бытовое и промышленное водоснабжение-0,12 $ за куб. метр,

на сельскохозяйственное водоснабжение - 0,11 $ за куб. метр,

Откачка из скважин вне прибрежного аквифера - 0,10 $ за куб. метр.

Минерализованные воды:

с концентрацией 550 - 700 мг/литр - на 15 % ниже, чем тариф на питьевую воду,

с концентрацией выше 700 мг/литр - на 25 % ниже, чем тариф на питьевую воду по хлоридам,

Вода второстепенного качества (непригодная на питьевые нужды)- на 20 % ниже тарифа на питьевую воду[5].

На протяжении многих лет целевая политика развития сельского хозяйства и водохозяйственная политика рассматривались во взаимосвязи, не учитывающей требования современных рыночных отношений, возрастающего спроса в городском секторе и дефицита водного баланса страны. Поэтому уже в 90-х годах было решено обязать согласование тарифов на воду с финансовой комиссией Парламента.

 

Канада

В Канаде плата за водозабор разнится от провинции к провинции, и местные власти устанавливают или не устанавливают соответствующую плату, например, в провинции Альберта плата за лицензию на водозабор:

от 0 до 62.500 куб.м. составляет 0 CAN (канадский доллар),

от 62,501 до 75,000 куб м. составляет 90 CAN,

от 75,001 до 87,500 куб.м. – 105 CAN,

от 87,501 до 100,000 куб.м. - 120 CAN,

от 100,001 до 112,500 куб.м. – 135 CAN,

от 112,501 до 125,000 куб.м. – 150 CAN,

от 125,000 куб.м. заявителю необходимо обратиться в ближайший офис охраны окружающей среды провинции Альберта[6].

 

По вопросу ставки платы за использование водных ресурсов:

 

Узбекистан

Налоговая ставка за 1 куб.м для:

1) предприятий всех отраслей экономики, а также индивидуальных предпринимателей поверхностные источники водных ресурсов – 182 сум[7],

подземные источники водных ресурсов – 221 сум,

2) предприятий промышленности:

поверхностные источники водных ресурсов – 472 сум за 1 куб.м,

подземные источники водных ресурсов – 564 сум за 1 куб.м,

3) электростанций и предприятий коммунального обслуживания:

поверхностные источники водных ресурсов – 70 сум,

подземные источники водных ресурсов – 90 сум,

4) объема воды, используемой для полива сельскохозяйственных земель и разведения (выращивания) рыбы, включая дехканские хозяйства:

поверхностные источники водных ресурсов – 40 сум,

подземные источники водных ресурсов – 40 сум,

5) объем воды, используемой для мойки автотранспортных средств:

поверхностные источники водных ресурсов –1990 сум,

подземные источники водных ресурсов – 1990 сум,

6) объем воды, используемой для производства безалкогольных напитков и алкогольной продукции, кроме пива и вина

поверхностные источники водных ресурсов –25185 сум,

подземные источники водных ресурсов – 25 185 сум[8].

Проектом будет предусматриваться платность услуги по подаче воды по каналам и применение дифференцированного тарифа.

Предлагается пересмотреть базовую ставку платы, так как текущая утверждена в 2009 года и не соответствует современной действительности.

 

3.

Слабое внедрение (использования) водосберегающих методов и инструментов, автоматизации и цифровизации.

В КНР внедрение водосберегающих технологий происходит с 75% финансовым участием государства и 25% частного капитала[9].

В России (Крым) государство возмещает до 70% затрат по строительству и реконструкции оросительных систем с применением водосберегающих технологий[10].

В Узбекистане принят ряд государственных программ, направленных на стимулирование внедрения капельного орошения и других водосберегающих технологий полива[11].

Правительство Австралии внедряет программы по повышению эффективности и продуктивности использования воды. Например, Программа эффективности внутрихозяйственного орошения (OFIEP) является частью Программы устойчивого сельского водопользования и инфраструктуры. OFIEP помогает ирригаторам в пределах южной подключенной системы бассейна Мюррей-Дарлинг модернизировать свою внутрихозяйственную ирригационную инфраструктуру, возвращая при этом сэкономленную воду в окружающую среду[12].

Управление по охране окружающей среды (EPA) регулирует забор водных ресурсов в ACT через Закон «О водных ресурсах» 2007 года. Каждая лицензия на забор воды требует от лицензиата установки и обслуживания счетчиков воды для измерения объема забираемой воды. С 1998 года лицензированные водопользователи обязаны установить счетчики воды для учета поверхности водопользование и использование подземных вод[13].

В Германии использование наилучших доступных технологий закреплено на законодательном уровне. Посредством законодательных постановлений, одобренных Бундесратом, Федеральное правительство должно установить соответствующие требования, которые отражают использование наилучших доступных технологий. Приложением к Федеральному водному закону предусмотрен список критериев к наилучшим доступным технологиям, которые должны быть приняты во внимание.

В Канаде государственная поддержка осуществляется посредством программ и соглашений, заключаемых между Министром окружающей среды и правительствами провинций[14], где оговариваются пропорции платежей, которые оплачиваются Министром и правительствами, размер компенсаций, рабочая сила, земельные участки и материалы для выполнения указанных соглашений.

В новом Водном кодексе предлагается предусмотреть нормы, касающиеся использования НИТ в целях водосбережения, а также государственной поддержки внедрения и использования НИТ.

Для внедрения автоматизации и цифровизации в отрасли предлагается создание (разработка) Национальной информационной системы водных ресурсов, которая будет объединять сведения из государственного водного кадастра, реестра водохозяйственной инфраструктуры, государственного учета вод и государственного мониторинга вод, а также иные.

4.

Недостаточное государственное урегулирование деятельности субъектов водных отношений по охране водных ресурсов.

В Австралии основным уполномоченным органом является MDBA, который имеет функции контроля. Водный закон предусматривает основания для посещения водохозяйственных объектов, так уполномоченные органы могут посещать объекты для мониторинга соответствия требованиям Бассейнового плана, для сбора доказательств, если у уполномоченного лица есть основания полагать, что на объекте могут быть доказательства, относящиеся к правонарушениям[15].

В Канаде министр окружающей среды обеспечивает инспектора сертификатом, дающим ему право вступать на любую территорию, войти в любое место, помещение и транспортное средство в случае существенного основания полагать нарушение[16]. Суд предоставляет ордер для вхождения на территорию водохозяйственного объекта.

Израиль: Закон о контроле над бурением водных скважин 1956 г.  предназначен для защиты подземных водных источников и предотвращения неконтролируемого их использования. Закон устанавливает обязанность получения лицензии от Особого Уполномоченного по воде на бурение скважины или ее изменения, также закрепляет полномочия Особого Уполномоченного по воде в области бурения скважины, установки колодца и восстановления предыдущего состояния. Закрытие колодцев производится только с разрешения Особого Уполномоченного по воде.

В Водном кодексе будут закреплены статус и полномочия инспекторов бассейновых водохозяйственных управлений при осуществлении государственного контроля в области охраны и использования водных ресурсов.

Также назрела необходимость введения новой разрешительной процедуры - уведомления о начале или прекращении добычи и использования подземных вод для личных нужд с лимитами изъятия до пяти кубических метров в сутки.

5.

Слабое научное сопровождение деятельности по управлению водными ресурсами и водопользованию

В Австралии при подготовке Бассейнового плана MDBA использует самую лучшую доступную научную и социально-экономическую информацию. Планы водных ресурсов обеспечивают стратегическую основу для прозрачного и устойчивого распределения доступной воды между экологическими потребностями и безвозвратным использованием, а также для непотребительских видов использования, включая рыболовство и туризм. Планы должны указывать желаемые экологические и другие результаты для устойчивого управления водными ресурсами в пределах водосбора и стратегии для достижения этих результатов. Планы должны быть составлены с использованием наилучшей доступной научной информации и консультаций с общественностью [17].

Предлагается закрепить нормы, касающиеся статуса и функций национального научного и информационно-аналитического центра водных ресурсов и других научных организаций в области охраны и использования водных ресурсов. 

6.

Слабое участие общественности в управлении и контроле в области охраны и использования водных ресурсов.

В Израиле представители общественности принимают активное участие в работе Комиссии по воде, назначенной правительством, в задачи которой входит предоставление консультаций министру и Особому Уполномоченному по воде в вопросах политики водопользования, включая рекомендации перед публикацией правил и положений[18].

Водным законом Австралии на Бюро метеорологии возложены дополнительные функции, касающиеся водной информации. На Бюро также возложено обязательство ежегодной публикации информации о Национальном учете воды в доступной для граждан форме. Бюро отвечает за предоставление регулярных отчетов о состоянии воды в Австралии и модели использования этих ресурсов[19]. Планы водных ресурсов должны быть составлены с использованием наилучшей доступной научной информации и консультаций с общественностью[20].

В Германии Приложение VII Рамочной директивы по водным ресурсам гласит, что план управления должен включать меры и данные для вовлечения общественности в подготовку плана управления. Статья 14 Рамочной директивы призывает государства-члены содействовать активному участию всех заинтересованных сторон, а также информировать и консультировать широкую общественность. Это касается, в первую очередь, подготовки и последующего обновления планов управления соответствующими речными бассейнами, которые должны были быть опубликованы в надлежащее время.

Широкой общественности должна быть предоставлена возможность представлять письменные мнения на всех трех этапах. По запросу также должны быть доступны справочная информация и документы.

Проектом Водного кодекса будут предусматриваться нормы, касающиеся общественного контроля (допуска общественных организаций к проведению общественного контроля) и доступа общественности к информации о состоянии и количестве водных ресурсов.

Также предусматривается подготовка и периодичное опубликование уполномоченным органом Национального отчета по водным ресурсам.

7.

Широкий круг регулируемых Водным кодексом правоотношений.

Водный закон Австралии регулирует координирование национального подхода для управления водными ресурсами и решения задач, стоящих перед водными ресурсами в бассейне Мюррей-Дарлинг[21]. Водный закон регулирует вопросы планирования и распределения водных ресурсов, обеспечения возврата к экологически устойчивому водных ресурсов, по защите, восстановлению и обеспечению экологических ценностей и природные ресурсы бассейна Мюррей-Дарлинг, улучшения водной безопасности для всех видов водопользования и распространения информации о водных ресурсах и обеспечения доступа к ним[22].

Водное законодательство Германии основано на Рамочной директиве ЕС по водным ресурсам 2000 года[23]. Водный закон Германии регулирует водные правоотношения с точки зрения разграничения законодательной и административной компетенции между Федерацией и Землями. Водным законом Германии регулируются порядок использования водных ресурсов, планирование управления водными ресурсами, разрешительные процедуры, обязанности водопользователей[24].

Из круга регулируемых Водным кодексом отношений будут исключены отношения в сфере водоснабжения и водоотведения; безопасности гидротехнических сооружений; ирригации и дренажа (гидромелиорации земель); предупреждения и ликвидации вредного воздействия вод.

 

8.

Высокая степень изношенности водохозяйственной инфраструктуры.

 

Узбекистан:

Государственная инспекция по контролю и надзору за техническим состоянием и безопасностью работы крупных и особо важных водохозяйственных объектов (Госводхознадзор) Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Узбекистан создана в 1999 году.

Основной задачей Госводхознадзора является осуществление государственного контроля и надзора за: надежностью технического состояния и обеспечением безопасности работы крупных и особо важных водохозяйственных объектов; проектированием, строительством, эксплуатацией, реконструкцией и ремонтом крупных и особо важных водохозяйственных объектов, включая организацию экспертизы проектов, контроль за качеством строительства и приемкой в эксплуатацию; организацией надежной охраны крупных и особо важных водохозяйственных объектов.

Предлагается создание национальной сети (системы) водохозяйственных сооружений и ее оператора и наделение уполномоченного субъекта функциями отраслевого регулятора в целях пересмотра механизма тарифообразования в отрасли.

Также необходимо закрепить возможность создания сельских кооперативов водопользователей для управления распределительными каналами и другими объектами инфраструктуры на местах.

9.

Неопределенность статуса подземных вод.

Германия:

Федеральный закон о воде устанавливает регулируемое управление поверхностными и подземными водами с точки зрения их качества и свойств, а также для контроля вмешательства человека в водные объекты. В той мере, в какой это требуется в соответствии с требованиями управления водными ресурсами, земли составляют планы управления водными объектами, в которых учитывается защита водного объекта как составляющая экологического баланса, охрана запасов подземных вод, поведение стока и требования к использованию (планы управления).

Предлагается закрепить в Водном кодексе нормы по вопросам добычи и использования подземных вод.

 

9. Индикаторы измерения проблемы и ожидаемые результаты:

 

№ п/п

Текущие показатели

Результаты, которые будут достигнуты за 1 год (после принятия закона)

Результаты, которые будут достигнуты за 2 года (после принятия закона)

Результаты, которые будут достигнуты за 3 года (после принятия закона)

Результаты, которые будут достигнуты за 4 года (после принятия закона)

Результаты, которые будут достигнуты за 5 лет (после принятия закона)

1.

Снижение потребления воды на единицу ВВП (в 2020 году – 91,2 м3/тыс.долларов США)

89,2

86,2

81,2

76,2

71,2

2.

Сохранение поверхностного водного баланса на уровне 100,2 км3 за счет политики водосбережения, строительства водохозяйственных объектов и использования потенциала подземных вод

100,2

100,2

100,2

100,2

100,2

 

 

 

[1] Послание Президента Республики Казахстан – Лидера Нации Н.А. Назарбаева народу Казахстана. Астана, 14 декабря 2012 года

[2] Степень износа гидротехнических сооружений Казахстана достигает 70%. – Vласть. – 27 ноября 2019 г. // https://vlast.kz/novosti/36197-stepen-iznosa-gidrotehniceskih-sooruzenij-kazahstana-dostigaet-70.html

[3] Freedom of Information Act 1982 (section 3) [https://www.legislation.gov.au/Details/C2019C00055]

[4] The Water Act 2007, Part 7 [https://www.legislation.gov.au/Details/C2020C00058]

[5] Тарифы на сельскохозяйственное/промышленное водопотребление в Израиле [https://matc.mfa.gov.il/sites/default/files/lectures_for_water_course.pdf]

[6] Guidelines for licensing. Water diversion projects (pursuant to the Water Act), Appendix C «Licence fee Schedule»

[https://open.alberta.ca/dataset/f93cc856-62c5-459e-ba6d-f1fb464b0524/resource/0c05ac6b-b551-4628-940f-c7bc5412f0af/download/2010-licensingwaterdiversionprojects-guide.pdf]

[7] Курс на 24 декабря 2021 года составляет 0.04 тенге за 1 узбекский сум (Источник: Официальные (рыночные) курсы валют https://nationalbank.kz/ru/exchangerates/ezhednevnye-oficialnye-rynochnye-kursy-valyut)

[8] Закон Республики Узбекистан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан в связи с принятием Закона Республики Узбекистан «О Государственном бюджете Республики Узбекистан на 2021 год» (№ЗРУ-659, 30.12.2020), ст.2 п.31 [https://lex.uz/en/docs/5193214]

[9] 14-ый пятилетний план (2021-2025) социально-экономического развития Китайской Народной Республики

[https://www.fujian.gov.cn/english/news/202108/t20210809_5665713.htm]

[10] Постановление Правительства РФ «Об утверждении Правил предоставления субсидий из федерального бюджета российским организациям на возмещение части затрат на выплату купонного дохода по облигациям, выпущенным в рамках реализации инвестиционных проектов по внедрению наилучших доступных технологий, и (или) на возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным в российских кредитных организациях, а также в международных финансовых организациях, созданных в соответствии с международными договорами, в которых участвует Российская Федерация, на реализацию инвестиционных проектов по внедрению наилучших доступных технологий» от 30.04.2019 N541(ред.от13.07.2021)

[https://minpromtorg.gov.ru/docs/#!postanovlenie_pravitelstva_rossiyskoy_federacii_ot_30_aprelya_2019_g__541]

[11] Указ Президента Республики Узбекистан «Об утверждении концепции развития водного хозяйства Республики Узбекистан на 2020–2030 годы» №УП–6024 от 10.07.2020 г.

[12] On-Farm Irrigation Efficiency Program [https://www.awe.gov.au/water/policy/mdb/programs/basin-wide/ofiep] - информация с официального сайта Министерства сельского хозяйства, водных ресурсов и окружающей среды Австралии.

[13] Water Meter Installation, Maintenance and Replacement Guideline Environment Protection Authority

[https://www.mdba.gov.au/sites/default/files/pubs/act-water-meter-installation-maintenance-and-replacement-guideline-march-2015_0.pdf]

[14] Canadian Environmental Protection Act, 1999 S.C. 1999, c. 33 (9) [https://laws-lois.justice.gc.ca/eng/acts/c-15.31/FullText.html]

[15] The Water Act 2007, Part 7 [https://www.legislation.gov.au/Details/C2020C00058]

[16] Canada Water Act, Art. 25

[17] The Water Act 2007, Part 2 Section 21 [https://www.legislation.gov.au/Details/C2020C00058]

[18] Публикация МАШАВ Израиля «Управление использованием водных ресурсов и эффективные технологии орошения» от 2005 г. [https://matc.mfa.gov.il/sites/default/files/lectures_for_water_course.pdf]

[19] The Bureau of Meteorology [http://www.bom.gov.au/inside/index.shtml?ref=hdr] – информация с официального сайта Бюро метеорологии Австралии.

[20] Freedom of Information Act 1982 (section 3) [https://www.legislation.gov.au/Details/C2019C00055]

[21] The Water Act 2007, Section 3 [https://www.legislation.gov.au/Details/C2020C00058]

[22] The Water Act 2007, Part 1A [https://www.legislation.gov.au/Details/C2020C00058]

[23] Директива Европейского Парламента и Совета Европейского Союза No2000/60/ЕС от 23 октября 2000 года

[http://www.caresd.net/iwrm/new/doc/direct.pdf]

[24] Federal Water Act (WHG) 1957 [https://germanlawarchive.iuscomp.org/?p=326]

Комментарий

Қазақстан Республикасы Әділет министрлігінің "Республикалық құқықтық ақпарат орталығы" шаруашылық жүргізу құқығындағы республикалық мемлекеттік кәсіпорны

Консультативный документ регуляторной политики... посмотреть текст 10/03 - 11:01 /

Заключение ИЗПИ РК на КДРП на «Водный кодекс Республики Казахстан (новая редакция)»


Прикреплённые файлы:     заключение ИЗПИ.pdf

Комитет водного хозяйства Министерства водных ресурсов и ирригации РК 17/03 - 09:56

Обоснование возражений на заключение РГП на ПХВ «Институт законодательства и правовой информации» Министерства юстиции Республики Казахстан на консультативный документ регуляторной политики «Водный кодекс Республики Казахстан» (новая редакция) I. Общая информация Касательно замечания и предложений по поводу самостоятельного закона «О сельском потребительском кооперативе водопользователей» отмечаем, что приведенные в заключении доводы могут быть применены к проекту соответствующего закона, так как проект Водного кодекса не предусматривает норм по содержанию, целям и иным аспектам деятельности кооперативов водопользователей (предмет специального закона). II. Оценка состояния правового регулирования По ряду пунктов отсутствие аналитической информации объясняется отсутствием соответствующих инструментов регулирования, учета, измерения и пр., например, отсутствие системы автоматизированного мониторинга водных ресурсов, отсутствие актуальной и достоверной информации о количестве и расположении всех имеющихся водных объектов, отсутствие повсеместного внедрения автоматизации и цифровизации объектов и систем учета воды и пр. В связи с этим поднимающиеся вопросы отражены как проблемные и требующие устранения. 7. Несогласие с мнением эксперта касательно нецелесообразности выделения самостоятельных законодательных актов (или урегулирования отдельных вопросов отраслевыми законодательными актами) обосновывается следующими доводами: 1) с точки зрения отраслевых специалистов и сфер труда и ответственности рассматриваемые отношения не являются однородными. Вопросы безопасности гидротехнических сооружений относятся к сфере промышленной безопасности, которая является подотраслью законодательства в области предупреждения ликвидации и чрезвычайных ситуаций и (или) законодательства о промышленной безопасности (220.001.000. Чрезвычайное положение и гражданская защита; 320.000.000. Законодательство о промышленной безопасности .) и к сфере Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Казахстан. Так, в соответствии со статьей 1 Закона Республики Казахстан от 11 апреля 2014 года «О гражданской защите»: гражданская защита – общегосударственный комплекс мероприятий, проводимых в мирное и военное время, направленных на предупреждение и ликвидацию чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и их последствий, организацию и ведение гражданской обороны, оказание экстренной медицинской и психологической помощи населению, находящемуся в зоне чрезвычайной ситуации, включающий в себя мероприятия по обеспечению пожарной и промышленной безопасности, формированию, хранению и использованию государственного материального резерва (подпункт 10)); промышленная безопасность – состояние защищенности физических и юридических лиц, окружающей среды от вредного воздействия опасных производственных факторов (подпункт 50)); опасный производственный фактор – физическое явление, возникающее при авариях, инцидентах на опасных производственных объектах и объектах социальной инфраструктуры, причиняющее вред (ущерб) физическим и юридическим лицам, окружающей среде (подпункт 32)). В данную систему понятий закономерно укладываются нормы действующего Водного кодекса, касающиеся безопасности водохозяйственных систем и сооружений (подпункты 51-53) статьи 1 Водного кодекса от 9 июля 2003 года): безопасность водохозяйственных систем и сооружений - свойства элементов водохозяйственных систем, сооружений, позволяющих обеспечивать защиту жизни, здоровья и законных интересов людей, окружающей среды и хозяйственных объектов; обеспечение безопасности водохозяйственных систем и сооружений - разработка и осуществление мер по предупреждению возникновения аварий водохозяйственных систем и сооружений; критерии безопасности водохозяйственных систем и сооружений - предельные значения технических показателей состояния водохозяйственных систем и сооружений, условий их эксплуатации, соответствующие допустимому уровню риска возникновения аварий водохозяйственных систем и сооружений. Кроме того, законодательством предусмотрено составление такого документа, как декларация безопасности плотины (ст. 111 Водного кодекса), аналог которой – декларация промышленной безопасности опасного производственного объекта – регламентируется Законом о гражданской защите (см. подпункт 31) ст. 1, ст. 76). Следует обратить внимание, что Водный кодекс требует оценивать технические показатели состояния водохозяйственных систем и сооружений, которые не входят в сферу компетенции специалистов в области водных ресурсов, а относятся к предмету требований промышленной безопасности, что предусмотрено подпунктом 53) статьи 1 Закона о гражданской защите (требования промышленной безопасности – специальные условия технического и (или) социального характера, установленные законодательством Республики Казахстан в целях обеспечения промышленной безопасности). Налицо явное нарушение требования Закона о правовых актах об однородности регулируемых правоотношений, поскольку цели, объект, критерии, содержание регулирования, и, следовательно, субъекты, их компетенция (и компетентность) и процедуры регулирования свидетельствуют о том, что обеспечение безопасности водохозяйственных (в которые включаются гидротехнические) сооружений является частью законодательства в области предупреждения ликвидации и чрезвычайных ситуаций. Более того, их регламентация Водным кодексом и возложение на бассейновые инспекции обязанности по проверке соблюдения технических условий и состояния водохозяйственных сооружений создают прямую угрозу безопасности населения, окружающей среды и экономики. Также законодательством в области предупреждения ликвидации и чрезвычайных ситуаций должно регулироваться предупреждение и ликвидация вредного воздействия вод. Согласно подпункту 33) статьи 1 Водного кодекса, вредное воздействие вод - наводнение, затопление, подтопление и иное отрицательное влияние вод, обуславливающие наступление или угрозу возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. Как следует из преамбулы Закона о гражданской защите, данный Закон регулирует общественные отношения, возникающие в процессе проведения мероприятий по гражданской защите, и направлен на предупреждение и ликвидацию чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и их последствий. Из этого следует, что вопросы вредного воздействия вод должны быть предметом Закона о гражданской защите, особенно в части специфических методов предупреждения (включая обеспечение промышленной безопасности водохозяйственных сооружений) и ликвидации последствий вредного воздействия вод. Развитие и эксплуатация систем водоснабжения и водоотведения в жилищно-коммунальном хозяйстве, как и тарифная политика в области водоснабжения и водоотведения в ЖКХ также являются предметом регулирования самостоятельной отрасли законодательства - 210.000.000. Архитектурное и градостроительное законодательство (210.002.000. Жилищные отношения) и относятся к ведению Министерства индустрии и инфраструктурного развития Республики Казахстан. Водный кодекс – это кодифицированный акт, который регулирует общественные отношения по поводу охраны и использования водных ресурсов (вода как природный ресурс). Вместе с тем, вода является важнейшим фактором производства и товаром, а, как известно, отношения по поводу оборота товаров регулируются гражданским законодательством. Например, водное законодательство регламентирует отношения с водопользователем, договор совместного или обособленного пользования водными объектами, но от него не требуется регулирование отношений по поводу купли-продажи воды между водоснабжающими организациями и водопотребителями в лице населения. Жилищно-коммунальная сфера, касающаяся обеспечения населения и юридических лиц водой, строится на основе гражданско-правового законодательства, так как сердцевиной этих отношений является оказание (возмездных) услуг по водоснабжению и водоотведению. Эти отношения Водный кодекс не может и не вправе регулировать, так как вода (которую, как полагаем, эксперты видят как общий знаменатель для объединения в один кодекс всего, что связано с водой), изъятая из водного объекта, перестала быть природным ресурсом (объект водного законодательства) и стала товаром – объектом гражданского законодательства, имеющим специфику в виде предмета услуги предприятий жилищно-коммунального хозяйства (целевое назначение воды как товара – обеспечение потребностей и жизнедеятельности городского и сельского населения и юридических лиц). Таким образом, предмет регулирования водоснабжения и водоотведения в ЖКХ сводится к вопросу качества оказания услуг, договору водоснабжения и водоотведения, взаимоотношений поставщика услуг и потребителя услуг, тарифов на ЖКХ, инфраструктуре поставщика услуг, пределов ответственности сторон и другим аспектам, к воде как природному ресурсу отношения не имеющему. Наглядно можно увидеть эту разницу на примере статей 91-1 – 91-13 Водного кодекса, в который чуждые законодательству о природных ресурсах нормы попытались встроить. Аналогична аргументация касательно норм об ирригации и дренаже , которые являются частью законодательства об агропромышленном комплексе (120.000.000. Законодательство в сфере сельского хозяйства и агропромышленного комплекса, 120.003.000. Государственное регулирование направлений сельскохозяйственной и агропромышленной деятельности) и предметом ведения Министерства сельского хозяйства Республики Казахстан. Статья 13-2 Закона Республики Казахстан «О государственном регулировании агропромышленного комплекса и развития сельских территорий» содержит перечисление основных аспектов мониторинга и оценки мелиоративного состояния орошаемых земель, которые являются предметом деятельности субъектов сельского хозяйства. Мероприятия по улучшению мелиоративного состояния орошаемых земель, к которым относятся ирригация и дренаж, являются специфическими, требуют специальных знаний (применяются специалистами в области сельского хозяйства) и не могут быть урегулированы Водным кодексом. Кроме того, исходя из логики экспертов и Закона о правовых актах, эти вопросы должны регулироваться также Земельным кодексом Республики Казахстан от 20 июня 2003 года, поскольку связаны с улучшением качества земель и их использования, однако таких норм в Земельном кодексе не содержится. По поводу замечания насчет пункта 3 статьи 61 Конституции Республики Казахстан от 30 августа 1995 года отметим, что в данном перечне, к примеру, отсутствует сфера агропромышленного комплекса и многие другие, в том числе те, которые предусмотрены статьями 8 и 9 Закона о правовых актах (например, недропользование, образование, наука, архитектура и градостроительная деятельность), регулирование в которых осуществляется законодательными актами, что, в свете заключения, является прямым нарушением Конституции. В этой связи можно отметить в заключении формальный подход к положениям указанной нормы Конституции, на основании которого отрицается понимание законодательства как социального явления, призванного упорядочивать живые – новые, изменяющиеся и угасающие общественные отношения. В мире новых технологий и развивающихся общественных отношений первоочередную роль в определении необходимости и уровня их законодательного регулирования должны играть специалисты отрасли, поскольку юридическое сообщество в ряде случаев не обладает достаточной компетентностью объективно оценить данные аспекты. Непонимание различий в предмете регулирования воды как природного ресурса (части экологии) и воды как товара и как производственного фактора уже влечет длительное необоснованное сопротивление юристов в Казахстане (что видно на примере заключения) разработке и принятию законодательных актов по водоснабжению и водоотведению в ЖКХ, безопасности гидротехнических (водохозяйственных) сооружений, ирригации и дренажу. В Российской Федерации данные законы приняты, и на настоящий момент действуют Федеральные законы от 10 января 1996 года «О мелиорации земель», от 21 июля 1997 года «О безопасности гидротехнических сооружений», от 7 декабря 2011 года «О водоснабжении и водоотведении». Полагаем необходимым провести правильное разделение предметов регулирования, выделив из Водного кодекса указанные правоотношения в самостоятельные законодательные акты – новые или действующие (путем внесения поправок). 13. Отметим, что в настоящее время субъекты предпринимательства оформляют разрешение на специальное водопользование при любом объеме забора или сброса воды, а пункт 1 статьи 82 Предпринимательского кодекса Республики Казахстан от 29 октября 2015 года не распространяется в отношении населения (физических лиц) в свете планируемого введения уведомления. 14. Касательно изменения подходов к тарифообразованию и негативных последствий указано в анализе проблемы 2. 15. Тарифы на использование воды налоговым законодательством не предусмотрены, в связи с чем предложения эксперта является несостоятельным. Создание Национальной информационной системы и научного центра должны быть закреплены в Водном кодексе, так как нормы должны быть системными и охватывать цель, функции, субъектов, особенности взаимодействия и т.д. Внедрение их исключительно на подзаконном уровне также приведет к проблемам с государственным финансированием и статусом в системе отношений в области водных ресурсов. Сопутствующим законопроектом (внесением поправок в Водный кодекс) накопленные проблемы в отрасли решить не представляется возможным. Новая редакция Водного кодекса будет предусматривать концептуальную смену подхода к деятельности в отрасли – акцент на охрану водных ресурсов, водосбережение и признание экономической ценности воды (указано в проблеме 2 в разделе 3 КДРП). Закон о правовых актах и форма КДРП не требуют указания на примерный или точный объем вносимых поправок, однако разработчик указал, что таковой объем превысит 50% текста. В связи с концептуальным пересмотром подходов к законодательному регулированию в отрасли принятие Водного кодекса в новой редакции является обоснованным и соответствующим поручению Президента Республики Казахстан . Раздел III. Анализ консультативного документа регуляторной политики Касательно соотношения пункта 1 статьи 25 Водного кодекса и пункта 2 статьи 193-1 Гражданского кодекса Республики Казахстан (Общая часть) от 27 декабря 1994 года сообщаем, что не усматриваем противоречий (дефектов), поскольку пункт 1 статьи 193-1 ГК РК – это общая норма, содержащая бланкетную норму «в соответствии с законодательными актами Республики Казахстан». Соответственно, иные законодательные акты Республики Казахстан (включая Водный кодекс, принятый позже ГК РК и являющийся специальным (отраслевым) законодательным актом) правомерно устанавливает особенности правового статуса водохозяйственных сооружений, имеющих особое стратегическое значение (стратегические объекты). Полномочие Правительства Республики Казахстан, предусмотренное пунктом 2 статьи 118 Водного кодекса, не требует включения в статью 36 Водного кодекса, так как перечень является открытым (см. подпункт 21 статьи 36 Водного кодекса), что позволяет законодателю предусматривать полномочия в других статьях Водного кодекса, законах, Конституции и актах Президента. В целом порядок объявления чрезвычайной ситуации регламентируется Экологическим кодексом Республики Казахстан от 2 января 2021 года, и Водный кодекс будет предусматривать бланкетную норму на данный НПА. В соответствии с пунктом 1 статьи 17 Водного кодекса водные объекты, предоставленные полностью или частично в совместное пользование физическим или юридическим лицам, являются водными объектами совместного пользования. Это вопрос вещного права (общее совместное владение и пользование – по аналогии с общей совместной собственностью в соответствии с ГК РК), то есть имущественное право двух и более лиц, которые по конкурсу получили право совместного пользования водным объектом и его водными ресурсами. Комплексное использование водных ресурсов – использование водных ресурсов для удовлетворения нужд населения и различных отраслей экономики, при котором находят экономически оправданное применение все полезные свойства водного объекта . Это содержательное и экономическое понимание (особенности) использования водных ресурсов, которое никак не противоречит и не поглощается или не поглощает термин «совместное пользование». Обособленное пользование водными объектами (статья 18 Водного кодекса) также может осуществляться по принципу комплексного использования водных ресурсов (предположим, один объект может применяться для орошения участка, водопоя скота, рыболовства и бытовых нужд). В данном случае совместное пользование – это определение организационно-правовой формы вещного права совладельцев, а комплексное использование – это содержание и целевое применение водных ресурсов, и их объединение в один термин не имеет смысловой и практической значимости для отрасли. Раздел IV. Научно-правовая характеристика проблемных вопросов консультативного документа регуляторной политики, а также способов их решения В соответствии с Законом Республики Казахстан от 27 декабря 2018 года «О естественных монополиях» услуги водохозяйственных систем относятся к сфере естественных монополий, и их тарифы разрабатываются в соответствии с методиками, утверждёнными уполномоченным органом по регулированию деятельности субъектов естественных монополий. Таким образом, предложения по тарифной политике и тарифообразованию применимы при разработке соответствующего подзаконного нормативного правового акта, так как в соответствии с пунктом 24 статьи 15 Закона Республики Казахстан «О естественных монополиях» предусмотрены способы формирования тарифов: 1) утверждение тарифа уполномоченным органом (приказ); 2) установление тарифа субъектом естественной монополии; 3) определение тарифа на основании заключенного договора государственно-частного партнерства, в том числе договора концессии. В сфере водных ресурсов основным тарифом является тариф на подачу воды по каналам, который утверждается приказом департамента Комитета по регулированию естественных монополий Министерства национальной экономики Республики Казахстан по г. Нур-Султан (актуальные тарифы утверждены приказом от 23 апреля 2021 года № 41-ОД). Тарифы на водоснабжение и водоотведение в сфере ЖКХ утверждаются отдельным приказом и в отношении субъектов ЖКХ. Стоит отметить, что в заключении рассматриваются вопросы тарифообразования на воду в ЖКХ (на водоснабжение и водоотведение), что должно являться предметом соответствующего законодательного акта, который разработчик предлагает выделить как самостоятельный, не относящийся к предмету Водного кодекса. Касательно предложения о введении общественного слушания перед утверждением тарифов сообщаем, что пункт 13 статьи 15 Закона Республики Казахстан «О естественных монополиях» предусматривает проведение публичных слушаний при утверждении тарифов. В целом замечания будут учтены при разработке проекта концепции проекта кодекса.

Приложенные документы:
  • Скачать
  •