Единый контакт-центр

1414

+7-7172-906-984

Категория

Условие поиска

Государственный орган *

Публичное обсуждение до

С По

Тип

Статус

Дата создания

С По

 


Проект концепции проекта Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия коррупции»

Краткое содержание: Проект концепции ПЗРК по противодействию коррупции
Статус: Архив
Версия проекта:   Версия 2    (  Версия 1  )
Тип НПА: Проект концепции проекта закона
Дата создания: 30/06/2022
Публичное обсуждение до: 22/07/2022
Дата запуска онлайн-обсуждения: 25/07/2022 09:00:00
Дата окончания онлайн-обсуждения: 25/07/2022 18:30:00
Приложенные документы:

1. Название проекта закона

Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия коррупции» (далее – проект закона).


 

2. Обоснование необходимости разработки проекта закона

Обоснованием необходимости разработки проекта закона является Концепция антикоррупционной политики Республики Казахстан на 2022 – 2026 годы, утвержденная Указом Президента Республики Казахстан от 2 февраля 2022 года № 802 (далее – Концепция).

Согласно Плану действий по реализации Концепции (далее – План действий) требуется разработка проекта закона, направленного на реализацию следующих антикоррупционных инициатив:

1) введение публичного реестра коррупционеров в систему мер противодействия коррупции с определением четких механизмов включения и исключения из него лиц;

2) регламентация выявления и урегулирования конфликта интересов на государственной службе и в квазигосударственном секторе;

3) наделение уполномоченного органа по противодействию коррупции компетенцией по утверждению Методики по разработке антикоррупционных стандартов;

4) внедрение института финансового расследования по принципу «следуй за деньгами» («follow the money»);

5) введение уголовной ответственности за обещание/предложение взятки;

6) совершенствование работы по выявлению преступлений, связанных с вымогательством незаконного вознаграждения работником государственного органа, государственной и негосударственной организации;

7) совершенствование правовых механизмов ответственности за непринятие мер по противодействию коррупции;

8) внедрение и развитие системы мониторинга и оценки эффективности антикоррупционных мер;

9) регламентация взаимодействия уполномоченных по этике с уполномоченным органом по противодействию коррупции;

10) усиление санкции по статье 364 Уголовного кодекса РК (далее – УК) («Незаконное участие в предпринимательской деятельности»), а также включение данной статьи в Законе РК «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Закон об ОРД) в перечень статей, по которым с санкции прокурора возможно проведение специальных оперативно-розыскных мероприятий.

Также, основанием для разработки проекта Закона является Концепция правовой политики Республики Казахстан до 2030 года, утвержденная Указом Президента Республики Казахстан от 15 октября 2021 года № 674 (далее – Концепция правовой политики).

В пункте 4.11 раздела «4. Основные направления развития национального права» Концепции правовой политики указано, что на основании эстонского законодательства необходимо предусмотреть в национальном праве институт финансового расследования, позволяющий осуществлять конфискацию имущества, имеющего преступное происхождение, но требующего длительного времени для его выявления и изъятия, превышающего разумные сроки досудебного расследования, в отдельном производстве.

Кроме того, в рамках требований пунктов 2 и 3 статьи 50 Закона РК
«О правовых актах» Агентством Республики Казахстан по противодействию коррупции (Антикоррупционной службы) (далее – Агентство) в ходе проведения правового мониторинга, а также правоприменительной практики выявлены отдельные положения законодательства в сфере противодействия коррупции, которые требуют выработки предложений по их совершенствованию.

Для решения описанных проблем предлагается внести соответствующие изменения и дополнения в законодательные акты, в целях приведения их в соответствие с предлагаемыми инициативами проекта закона.

1. По введению публичного реестра коррупционеров в систему мер противодействия коррупции с определением четких механизмов включения и исключения из него лиц

В настоящее время в Казахстане отсутствует публичный реестр коррупционеров.

Внедрение публичного реестра коррупционеров (далее – реестр) в систему превентивных мер противодействия коррупции является высокоэффективным и своевременным решением.

Данный реестр позволит наглядно оценить реальные результаты по искоренению коррупции и недопущению повторного трудоустройства осужденных за коррупцию на госслужбу, в субъекты квазигосударственного сектора и иные соответствующие организации.

Он создаст в обществе атмосферу нетерпимости к коррупции – когда информация о совершении лицом коррупционного преступления станет публичной, а факт совершения коррупционного преступления – постыдным деянием.

К тому же функционирование публичного реестра позволит решить проблему нарушений при отборе на госслужбу, в субъекты квазигосударственного сектора и снизить риски повторных коррупционных преступлений, связанных с сокрытием коррупционного прошлого.

Внесение лица в реестр повлечет следующие последствия:   

  1. Репутационные риски.
  2. Проблемы с трудоустройством – наряду с запретом трудоустройства на госслужбу и в организации квазигосударственного сектора, у коррупционера сужаются возможности для карьерного роста в организациях частной формы собственности (далее – частные организации).

Благодаря реестру частные организации могут избежать трудоустройства коррупционера в целом, а также на позиции, связанные с управленческой и финансово-хозяйственной деятельностью.

  1. Сложности при ведении бизнеса: наличие должностных лиц частных организаций в реестре позволит иным контрагентам отказаться от взаимоотношений и взаиморасчетов с недоброжелательными организациями, в которых работают коррупционеры.

Данные реестра могут быть применены для формирования статистической отчетности, использование которой позволит наглядно показать результаты работ по противодействию коррупции, а также сформировать видение по дальнейшим мерам.  

Основаниями для включения лиц в реестр будут являться:

1) вступивший в законную силу обвинительный приговор суда за совершение коррупционного преступления;

2) вступившее в законную силу постановление суда или утвержденное прокурором постановление органа уголовного преследования о прекращении уголовного дела в отношении лица, совершившего коррупционное преступление, по нереабилитирующим основаниям.

При внедрении реестра предлагается предусмотреть его взаимодействие с базой данных уполномоченного органа по правовой статистике и специальным учетам.

С целью исключения человеческого фактора при формировании реестра, следовательно, возможных коррупционных рисков, следует предусмотреть автоматическую выгрузку данных о коррупционерах из базы данных правовой статистики и специальных учетов. 

При формировании нормативно-правовой базы для публичного реестра коррупционеров потребуется внесение изменений в Закон РК «О персональных данных и их защите» в части разрешения опубликования персональных данных, относящихся к лицу, совершившему коррупционное преступление.

При этом, предусматривается указание следующей информации в реестре:

1) Ф.И.О. лица, совершившего коррупционное преступление;

2) место работы и должность на время совершения коррупционного преступления;

3) состав коррупционного преступления (статья УК);

4) реквизиты судебного решения или постановления о прекращении уголовного дела (наименование суда или правоохранительного органа, дата и номер решения или постановления);

5) вид назначенного наказания.

В качестве положительного примера следует принять во внимание опыт Министерства обороны Республики Казахстан, на сайте которого размещен список осужденных за коррупционные преступления по Вооруженным силам Республики Казахстан (ссылка приведена ниже:

https://www.gov.kz/memleket/entities/mod/activities/6716?lang=ru).

В целом, благодаря такому эффективному инструменту общественного порицания, как публичный реестр, следует ожидать снижения количества коррупционных преступлений, административных коррупционных правонарушений и дисциплинарных проступков, и, следовательно, снижение фактов хищения бюджетных средств.

 

2. По регламентации выявления и урегулирования конфликта интересов на государственной службе и в квазигосударственном секторе

Действующим законодательством недостаточно урегулированы вопросы конфликта интереса, отсутствует единый системный подход по его выявлению и урегулированию, не предусмотрен алгоритм действий государственных служащих в условиях конфликта интересов.

Правоприменительная практика показывает, что выявление конфликта интересов осуществляется уже после наступления негативных последствий, что указывает на отсутствие института превентивных мер по выявлению конфликта интересов.

Статья 51 Закона РК «О государственной службе» (далее – Закон о госслужбе) обязывает государственного служащего, его непосредственного руководителя или руководство государственного органа принимать меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов.

К указанным мерам относятся:

1) поручить другому государственному служащему исполнение должностных полномочий государственного служащего по вопросу, в связи с которым возник или может возникнуть конфликт интересов;

2) изменить должностные обязанности государственного служащего;

3) принять иные меры по устранению конфликта интересов.

Среди указанных мер неясно, что подразумевается, во-первых, под «иными мерами». По всей видимости, исходя из редакции статьи, руководитель сам должен их «придумать», что само по себе уже является коррупциогенным фактором или фактором коррупционного риска согласно Методическим рекомендациям по проведению научной антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов, утвержденным приказом Председателя Агентства от 21 августа 2020 года № 268.

Во-вторых, какие из перечисленных мер следует отнести к мерам по «предотвращению», а какие к «урегулированию»?

И, в-третьих, что означает «устранение конфликта интересов», если в целом речь идет о предотвращении и урегулировании конфликта интересов.

Очевидно, что в Законе о госслужбе предотвращение и устранение конфликта интересов несут совершенно разный смысл и содержат в себе разные алгоритмы действий.

Аналогичная ситуация в Законе РК «О противодействии коррупции», поскольку статья 15 данного Закона и статья 51 Закона госслужбе идентичны по содержанию, за исключением различий по субъектам конфликта интересов.

Таким образом, содержание статьи 51 Закона о госслужбе и статьи 15 Закона РК «О противодействии коррупции» в нужной мере не отражает все важнейшие аспекты института конфликта интересов, вводит в некоторое заблуждение в части разграничения мер предотвращения и урегулирования конфликта интересов, необоснованно предоставляет самостоятельность в выборе «иных мер по устранению конфликта интересов», что несет в себе коррупционный риск.

В Законе о госслужбе отсутствуют нормы, регламентирующие действия политических государственных служащих.

К примеру, неясно, какие должен предпринять меры политический государственный служащий, оказавшийся в ситуации конфликта интересов, и кто будет осуществлять контроль. Отсутствует регламентация отношений по недопущению конфликта интересов, связанных с его бизнесом, новой и прежней работой после отставки политического служащего.

По аналогии с зарубежным опытом, в таких ситуациях первый руководитель должен сообщить о конфликте интересов в уполномоченный орган по противодействию коррупции.

Однако, в национальном законодательстве подобного требования нет. Отсутствует единый системный подход в урегулировании конфликта интересов политических и административных государственных служащих.

Наряду с этим, Закон о госслужбе в действующей редакции также не способствует формированию организационного механизма урегулирования конфликта интересов в сфере государственной службы.

В частности, не регламентированы в необходимой мере полномочия Комиссии по этике, в круг обязанностей которой должны входить рассмотрение всех видов сообщений и заявлений (жалоб) касательно конфликта интересов государственных служащих, проведение по итогам рассмотрения проверок, дача заключений по результатам оценки конфликта интересов и рекомендаций по урегулированию конфликта интересов, контроль за исполнением.

При этом, Организацией экономического сотрудничества и развития (далее – ОЭСР) и Группой государств против коррупции (далее – ГРЕКО) рекомендовано усовершенствовать законодательство РК в области конфликта интересов с целью формирования эффективной системы предупреждения, выявления конфликта интересов и реагирования на него. Особое внимание обращается на меры ответственности и возможность аннулирования актов, принятых в условиях конфликта интересов.

На основании изложенного и с учетом с учетом передового зарубежного опыта, предлагается разработать отдельную главу в Законе о госслужбе, посвященную конфликту интересов.

В структуре новых поправок предлагается предусмотреть:

1) градацию конфликта интересов по рекомендациям ОЭСР (потенциальный, реальный, произошедший конфликты интересов);

2) определить и перечислить меры упреждающего, пресекающего, регулирующего характера, исходящие из градации конфликта интересов;

3) установить ответственность и полномочия Комиссии по этике по вопросам урегулирования конфликта интересов, в том числе по собственной инициативе запрашивать необходимую информацию, вызывать лиц, обладающих информацией;

4) определить алгоритм действий политического государственного служащего по урегулированию конфликта интересов;

5) определить субъекты, ответственные за предупреждение и регулирование конфликта интересов;

6) установить полномочия уполномоченного органа по делам государственной службы по осуществлению проверки достоверности и полноты сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представляемых государственными служащими, а также лицами, претендующими на должности государственной службы;

7) определить процедуру периодического декларирования личных интересов;

8) определить процедуру участия общественности в вопросах предотвращения, урегулирования конфликта интересов.

Действующим законодательством не предусмотрен алгоритм действий госслужащих в условиях конфликта интересов.

Накладываемая в большинстве случаев дисциплинарная ответственность на руководителей и госслужащего несоразмерна с приобретаемым преимуществом вследствие допущения конфликта интересов.

Кроме того, отсутствует механизм для признания недействительными решений, принятых в ситуациях конфликта интересов. Например, контракты могут быть поставлены под угрозу только в том случае, если поведение соответствующего государственного служащего приравнивается к уголовному преступлению. Нынешняя ситуация может свидетельствовать о том, что сокрытие конфликтов интересов может быть прибыльным, поскольку единственным потенциальным риском будет дисциплинарное разбирательство, в то время как крупные контракты, заключенные на основе решений, принятых в ситуации конфликта интересов, могут оставаться в силе. Это значительно повышает коррупционные риски и требует решения.

На основании изложенного, требуется внесение изменения в Трудовой кодекс РК, законы РК «О противодействии коррупции» и «О государственных закупках» в части установления ответственности за совершение действий или бездействия в условиях конфликта интересов, признания недействительными правовых и других актов, принятых в ситуациях конфликта интересов и т.д.

 

3. По наделению уполномоченного органа по противодействию коррупции компетенцией по утверждению Методики по разработке антикоррупционных стандартов и мониторингу наличия принятых антикоррупционных стандартов в государственных органах, организациях и субъектах квазигосударственного сектора

Одной из целей сотрудничества государств – участников СНГ в сфере противодействия коррупции является установление антикоррупционных стандартов в государствах – участниках СНГ с учетом уровня, определенного международными правовыми актами, заключенными в рамках СНГ (Концепция сотрудничества государств – участников Содружества Независимых Государств в противодействии коррупции, одобренная Решением Совета глав государств Содружества Независимых Государств от 11 октября 2017 года).

Согласно Закону РК «О противодействии коррупции» в систему мер противодействия коррупции входит формирование и соблюдение антикоррупционных стандартов.

Антикоррупционные стандарты должны разрабатываться государственными органами, организациями и субъектами квазигосударственного сектора при участии общественности и учитываться при разработке законодательства и в правоприменительной практике (пункт 2 статьи 10 Закона).

Вместе с тем, антикоррупционные стандарты разработаны только в Министерстве образования и науки Республики Казахстан, Департаменте юстиции Атырауской области, а также ряде организаций (Академия гражданской защиты имени Малика Габдуллина Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Казахстан, КГП на ПХВ «Городская поликлиника №3» государственного учреждения «Управление здравоохранения акимата Северо-Казахстанской области, ТОО «НИИ «Алматыгенплан» и др.).

Это связано с отсутствием единой методики формирования антикоррупционного стандарта и компетенции уполномоченного органа по противодействию коррупции на мониторинг их наличия.

Учитывая, что применение антикоррупционных стандартов направлено на предупреждение коррупции, повышение правовой грамотности и нулевой терпимости к проявлениям коррупции, наделение уполномоченного органа по противодействию коррупции вышеуказанными компетенциями приведет к положительным последствиям.

В частности, снизится количество коррупционных правонарушений и наносимый ими материальный ущерб, нагрузка на правоохранительные и судебные органы, количество «тюремного» населения. Повысится качество реализуемых субъектами противодействия коррупции реформ и мероприятий, что приведет к росту экономики.

В связи с чем, статью 20 Закона РК «О противодействии коррупции» следует дополнить компетенцией уполномоченного органа по противодействию коррупции по разработке и утверждению методики по формированию антикоррупционного стандарта, а также мониторингу наличия стандартов у субъектов противодействия коррупции.

 

4. По внедрению института финансового расследования по принципу «следуй за деньгами» («follow the money»)

16 апреля 2021 года Глава государства на совещании по вопросам противодействия коррупции поручил уделить особое внимание розыскным мероприятиям и вопросам конфискации имущества, добытого преступным путем, отметив потенциал принципа «следуй за деньгами» («follow the money»). Организация данной работы возложена на органы финансового мониторинга и антикоррупционную службу (ссылка: https://www.akorda.kz/ru/prezident-provel-soveshchanie-po-voprosam-protivodeystviya-korrupcii-1635034).

Согласно отчету четвертого раунда мониторинга Стамбульского плана действий по борьбе с коррупцией, утвержденного на заседании Сети ОЭСР по борьбе с коррупцией для стран Восточной Европы и Центральной Азии 13 сентября 2017 года (далее – отчет четвертого раунда мониторинга Стамбульского плана действий), Казахстану рекомендовано установить прямо в законодательстве возможность привлечения к ответственности за легализацию (отмывание) денег без необходимости предварительного или одновременного привлечения к уголовной ответственности за предикатные преступления (рекомендация 18).

Также в целях реализации основополагающего принципа Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции, ратифицированной Законом Республики Казахстан от 4 мая 2008 года (далее – Конвенция против коррупции), необходимо обеспечение поиска и возврата преступных активов при расследовании уголовных правонарушений, в особенности сопряженных с рисками получения преступного дохода и его легализации.

Законом от 30 декабря 2019 года Республикой Казахстан ратифицировано Соглашение между Республикой Казахстан и Советом Европы в отношении привилегий и иммунитетов представителей Группы государств против коррупции и членов оценочных групп, тем самым Казахстан присоединился к ГРЕКО.

В частности, вступление в ГРЕКО открывает возможность ратификации других Конвенций Совета Европы. В перспективе это позволит укрепить сотрудничество со странами Европы по вопросам оказания правовой помощи, экстрадиции преступников и возврата незаконно нажитого ими имущества и создаст основу по участию сотрудников правоохранительных органов Казахстана в проводимых по международным следственным поручениям оперативно-розыскных мероприятиях на территории европейских государств.

Более того, согласно оценочному отчету по Казахстану по итогам 1-2 совмещенного раунда оценки, утвержденному 25 марта 2022 года решением Пленарного заседания ГРЕКО, Казахстану рекомендовано усилить и систематизировать координацию между правоохранительными органами для обеспечения эффективности финансовых расследований и (ii) обеспечить Агентству по противодействию коррупции и Агентству по финансовому мониторингу доступ к базе банковских счетов налоговых органов для более эффективного выявления и отслеживания преступных доходов.

Так, в первую очередь, в перечень задач уголовного процесса следует отнести возмещение ущерба, причиненного преступлением.

В целях законодательной регламентации института финансового расследования глоссарий Уголовно-процессуального кодекса РК (далее – УПК) необходимо дополнить понятием «финансовое расследование».

По итогам анализа международного опыта понятию финансового расследования можно дать следующую формулировку:

Финансовое расследование – это процессуальная деятельность уполномоченных органов по проверке, анализу финансовой информации, установлению, документированию движения денежных средств, имущества и иных активов и доходов, полученных преступным путем, с целью их задержания, ареста, возврата и конфискации.

Финансовое расследование будет осуществляться в соответствии с требованиями Главы 71 УПК, нормами которой предусмотрена досудебная конфискация.

При этом предлагается расширить перечень оснований, по которым возможно осуществление производства о конфискации.

Такими основаниями (наряду с розыском подозреваемого (обвиняемого), прекращенными делами вследствие амнистии, истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности и в отношении умершего) будут расследование уголовного предикатного преступления, по которому в связи с истечением сроков следствия не установлены преступные доходы, не возмещен причиненный ущерб и вступивший в законную силу приговор суда, по которому не установлены похищенные активы либо преступные доходы.

Указанное предполагает внесение редакционных дополнений в статью 667 УПК (Раздел 15, Глава 71), позволяющих возбуждать производства о конфискации имущества также по оконченным делам, по которым не установлены и не возмещены похищенные активы.

В соответствии с нормами данной статьи конфискационное производство инициируется лицом, осуществляющим досудебное расследование, которое установив преступные доходы, составляет заключение и направляет его прокурору.

Далее прокурор, рассмотрев заключение, обращается с ходатайством о конфискации в суд.

Суд по результатам рассмотрения ходатайства о конфискации выносит постановление об:

  1. удовлетворении ходатайства и конфискации имущества;
  2. отказе в удовлетворении ходатайства о конфискации.

Учитывая, что в главе 71 УПК имеется статья 668 («Досудебное производство о конфискации»), предлагается данную главу дополнить статьей 667-1, определяющей особенности производства о конфискации, предусматривающей проведение финансового расследования.

Началом производства о конфискации имущества по уголовным делам, в том числе прекращенным, и вступившим в законную силу приговорам, по которым не установлены и не возмещены похищенные денежные средства, имущество и иные активы или доходы, полученные преступным путем, будет являться постановление лица, осуществляющего досудебное расследование, о проведении финансового расследования, согласованное с прокурором.

Следует предусмотреть обязательность регистрации данного постановления в реестре органов правовой статистики.

Кроме того, производство о конфискации имущества, предусматривающее проведение финансового расследования, не должно ограничиваться сроками проведения.

Также необходимо в заголовках раздела 15 (Производство о конфискации до вынесения приговора) и главы 71 (Порядок осуществления производства о конфискации имущества, полученного незаконным путем, до вынесения приговора) УПК исключить уточнение об осуществлении конфискации до вынесения приговора.

 

5. По введению уголовной ответственности за обещание/предложение взятки

Согласно положениям статьи 15 и 16 Конвенции против коррупции каждое Государство-участник данной Конценции должно принять законодательные меры по признанию в качестве уголовно наказуемых деяний умышленного обещания, предложение или предоставление национальному и иностранному публичному должностному лицу (лично или через посредников, какого-либо неправомерного преимущества для самого должностного лица или иного физического или юридического лица, с тем чтобы это должностное лицо совершило какое-либо действие или бездействие при выполнении своих должностных обязанностей) взятки.

Одним из ключевых условий вступления стран в состав ОЭСР в качестве полноправных членов является присоединение к Конвенции по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок, принятой ОЭСР 21 ноября 1997 года (далее – Конвенция по борьбе с подкупом).

В свою очередь, присоединение Казахстана к Конвенции по борьбе с подкупом требует безоговорочного приведения национального законодательства в соответствие с положениями данной Конвенции.

В частности, пункт 1 статьи 1 Конвенции по борьбе с подкупом обязывает всех стран-участниц данной Конвенции криминализировать умышленное предложение, обещание или предоставление неправомерных имущественных или иных преимуществ иностранному должностному лицу в связи с осуществлением международной коммерческой сделки.

В этой связи, пунктом 2.2 Протокола заседания Совета по взаимодействию с ОЭСР от 25 мая 2021 года под председательством Премьер-Министра РК Агентству совместно с Генеральной прокуратурой, министерствами внутренних дел и юстиции поручено в установленном законодательством порядке выработать взаимоприемлемую редакцию норм в Уголовном кодексе, предусматривающих криминализацию намерения дачи взятки.

Кроме того, согласно пункту 3 статьи 9 Конвенции по борьбе с подкупом Сторона не вправе отказываться от оказания взаимной правовой помощи в отношении уголовных деяний, подпадающих под данную Конвенцию, под предлогом необходимости сохранения банковской тайны.

В целях корреспондирования с нормами Конвенции по борьбе с подкупом потребуется внесение изменений в статью 50 Закона РК «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан» в части расширения оснований предоставления сведений, составляющих банковскую тайну, правоохранительным органам на основании запросов иностранного государства в целях реализации международных договоров, ратифицированных Республикой Казахстан.

При этом, УК предлагается дополнить новыми статьями 366-1 (Дача согласия на получение взятки), 366-2 (Волеизъявление на получение взятки), 367-1 (Предложение и обещание взятки).

I. В соответствии со статьей 366-1 УК повлечет уголовную ответственность госслужащего или приравненного к нему лица, а равно должностного лица иностранного государства или международной организации дача согласия на получение взятки (санкция: штраф до 1000 МРП и ряд других соответствующих санкций, с конфискацией имущества или без таковой).

1. В примечании к данной статье предлагается раскрыть, что понимается под дачей согласия на получение взятки, а именно устное, в том числе с использованием невербальных средств общения (интонация, мимика, жесты, позы) или письменное, в том числе в электронной форме четкое и внятное высказывание вышеуказанными должностными лицами намерения получить взятку, а равно молчаливое согласие на принятие взятки.

При этом будет отсутствовать состав молчаливого согласия на получение взятки, если:

1) предложение или обещание взятки сделано в неясной, непонятной либо труднодоступной для разумного понимания форме;

2) лицу, указанному в части первой настоящего пункта, предлагают или обещают взятку на языке, которым оно не владеет.

Также отсутствует состав согласия на получение взятки, если должностное лицо сразу устно или письменно, в том числе в электронной форме разъясняет лицу, предложившему или обещавшему ему взятку, об уголовной ответственности за предложение и обещание взятки.

2. По аналогии со статьей 366 УК не будет являться преступлением в силу малозначительности и должно преследоваться в дисциплинарном или административном порядке дача согласия на принятие впервые должностным лицом права на имущество или иной имущественной выгоды в качестве подарка при отсутствии предварительной договоренности за ранее совершенные законные действия (бездействие), если стоимость подарка не превышала 2 МРП.

3. Лицо, давшее согласие на получение взятки, будет освобождено от уголовной ответственности, если оно добровольно сообщило правоохранительному или специальному государственному органу о даче им согласия на получение взятки до того, как указанным органам стало известно о данном факте.

II. На заседании подгруппы Межведомственной рабочей группы (далее – МВРГ) по мониторингу и обобщению практики применения УК и УПК от 31 августа 2021 года Агентству было рекомендовано проработать вопрос криминализации «просьбы» взятки.

В этой связи, Агентством проведен анализ международного опыта, по результатам которого установлено, что в уголовных кодексах некоторых стран-членов (Азербайджан, Армении, Грузия) Стамбульского плана действий, признавших на законодательном уровне предложение, обещание взятки, уголовно наказуемым деянием является «требование» взятки.

Лишь в уголовном кодексе Украины криминализирована «просьба» взятки.

На наш взгляд, «просьба взятки» и «требование взятки» не являются тождественными понятиями, но оба имеют общественно-негативный характер, поэтому предлагается установить уголовную ответственность как за просьбу, так и требование взятки.

В противном случае полагаем, что виновный может избежать наказания доказав, что он попросил взятку, но не потребовал или наоборот.

В этой связи, УК предлагается дополнить новой статьей 366-2 («Волеизъявление на получение взятки»), которая будет охватывать как просьбу, так и требование госслужащим или приравненным к нему лицом, а равно должностным лицом иностранного государства или международной организации взятки для себя или других лиц за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц (санкция: штраф до 2000 МРП и другие соответствующие санкции, с конфискацией имущества или без таковой).

При этом лицо, выразившее просьбу или требование взятки, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольно сообщило правоохранительному или специальному государственному органу о просьбе или требовании им взятки до того, как указанным органам стало известно о данном факте.

III. Согласно новой статье 367-1 УК («Предложение и обещание взятки») предложение или обещание взятки госслужащему или приравненному к нему лицу, а равно должностному лицу иностранного государства или международной организации за действия (бездействие) в пользу лица, предложившего или обещавшего взятку, или представляемых им лиц повлечет ответственность в виде штрафа размером до 1000 МРП и других соответствующих санкций, с конфискацией имущества или без таковой.

При этом, в примечании к данной статье будет уточнено, что:

1. Под предложением и обещанием взятки следует понимать высказывание должностному лицу намерения о предоставлении взятки, а под обещанием – выражение такого намерения с уведомлением о времени, месте, способе предоставления взятки.

2. По аналогии со статьей 367 УК (Дача взятки) не влечет уголовной ответственности предложение и обещание впервые должностному лицу за ранее совершенные им законные действия (бездействие) подарка в сумме или стоимостью, не превышающей 2 МРП, если совершенные этим лицом действия (бездействие) не были обусловлены предварительной договоренностью.

3. Лицо, предложившее или обещавшее взятку, освобождается от уголовной ответственности:

1) если в отношении него имело место вымогательство или требование взятки со стороны должностного лица;

2) если оно добровольно сообщило правоохранительному или специальному государственному органу о предложении или обещании им взятки до того, как указанным органам стало известно о данном факте;

3) если оно устно или письменно, в том числе в электронной форме сообщило должностному лицу об отказе от своего предложения или обещания взятки до того, как правоохранительному или специальному государственному органу стало известно о данном факте.

IV. Новые статьи 366-1 «Дача согласия на получение взятки», 366-2 «Волеизъявление на получение взятки» и 367-1 «Предложение и обещание взятки» УК предлагается включить в перечень коррупционных преступлений. В связи с чем, на лиц, привлеченных к ответственности по данным статьям, будет распространяться пожизненный запрет на занятие должности на государственной службе, в государственных организациях и квазигосударственном секторе.

V. На основании пункта 2.2 протокола заседания подгруппы МВРГ от
31 августа 2021 года экспертами данной подгруппы предложено дополнить глоссарий УК термином «взятка» и его дефиницией.

Более того, в отчете четвертого раунда мониторинга Стамбульского плана действий было рекомендовано Казахстану установить в Уголовном кодексе, что предметом коррупционных преступлений является неправомерное преимущество, четкое определение которого должно охватывать как имущественные, так и любые другие (в т.ч. неимущественные) блага.

Кроме того, следует отметить, что согласно Закону РК «О противодействии коррупции» в определение коррупции входит получение или извлечение лично или через посредников имущественных (неимущественных) благ и преимуществ для себя либо третьих лиц.

В статье 3 УК предлагается включить следующую дефиницию понятия «взятка»:

43) взятка – деньги, ценные бумаги, иное имущество, имущественные (неимущественные) блага и преимущества, полученные лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, либо приравненным к нему лицом, или лицом, занимающим ответственную государственную должность, либо должностным лицом, либо должностным лицом иностранного государства или международной организации, а равно передаваемые, предлагаемые или обещаемые указанным лицам, а равно запрашиваемые или требуемые указанными лицами за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия лица, уполномоченного на выполнение государственных функций, либо приравненного к нему лицом, или лица, занимающего ответственную государственную должность, либо должностного лица, либо должностного лица иностранного государства или международной организации, либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство.

VI. С учетом вышеизложенного примечания к статье 366-1 УК о том, что влечет административную ответственность дача согласия должностным лицом на принятие права на имущество или иной имущественной выгоды в качестве подарка стоимостью не выше 2 МРП, в КоАП необходимо дополнить новой статьей 677-1, в соответствии с которой дача согласия госслужащим или приравненным к нему лицом, а равно должностным лицом иностранного государства или международной организации на получение незаконного материального вознаграждения за действия (бездействие) в пользу лиц, их предложивших или обещавших, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия указанных лиц, и если эти действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, влечет штраф в размере 300 МРП.

 

6. Совершенствование работы по выявлению преступлений, связанных с вымогательством незаконного вознаграждения работником государственного органа, государственной и негосударственной организации

Как показывает практика, некоторые работники государственных органов, государственных и негосударственных организаций, не являющиеся лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций, или приравненными к ним лицами, вправе по своему убеждению или усмотрению принимать решения или выдавать документы, имеющие юридическое значение и влекущие правовые последствия для физических и юридических лиц.

Такие работники, пользуясь своим служебным полномочием, находят возможности для получения материального вознаграждения и осуществления поборов за выполнение своих должностных обязанностей.

При этом, граждане вынуждены выплачивать вознаграждения за реализацию своих прав и законных интересов, фактически вовлекаясь в коррупционные отношения. Актуальность обозначенной проблемы очевидна в виду высокой социальной значимости профессиональной деятельности отдельных специалистов в сфере образования, здравоохранения, ЖКХ и т.д., с которыми сталкиваются граждане при решении повседневных задач.

Но имеющийся правовой вакуум способствует уводу от уголовной ответственности работников учреждений и организаций разных форм собственности, совершающих общественно опасные действия, имеющих фактически коррупционную природу, либо такие лица могут быть привлечены к уголовной ответственности по статье 247 УК («Получение незаконного вознаграждения»), не относящейся к коррупционным составам, предусматривающей менее строгие санкции и правовые последствия, чем статья 366 УК («Получение взятки»).

К данной категории лиц принадлежат, например, медики, преподаватели, главные бухгалтера школ, больниц, работники ЦОНов, иные лица, осуществляющие деятельность в государственных организациях и субъектах квазигосударственного сектора.

За 2018 – 2021 годы в стране по статье 247 УК проведено 124 досудебных расследований, из них в суд направлено только 29 уголовных дел. При этом, большинство из этих расследований прекращена по реабилитирующим основаниям (в абсолютных цифрах – 77 дел).

Фактически за указанный период в государственной статистике без учета вышеуказанных прекращенных дел отражено всего 47 фактов получения незаконного вознаграждения.

Данная статистика является необъективной и не позволяет оценить реальные масштабы противозаконных деяний в этой сфере.

Таким образом, создается своеобразная «мертвая зона», недоступная для антикоррупционного уголовно-правового воздействия.

В то же время, в глазах общественного мнения широкая распространенность должностных преступлений в частно-правовой и бытовой сферах, совершаемых вышеуказанными специалистами, свидетельствует в целом о высоком уровне коррупции в государстве. Результаты социологических опросов в Республике Казахстан и других странах, в т.ч. проводимых международной организацией Transparency international, показывают озабоченность респондентов масштабами «бытовой» коррупции и поборов в государственных и негосударственных организациях.

Согласно отчету по итогам социологического опроса по определению уровня восприятия коррупции в государственных органах в 2020 году (по результатам опроса населения), проведенного Transparency international чаще других из 20 тестируемых госорганов/учреждений, в стенах которых происходили неформальные случаи, назывались: государственные поликлиники и больницы, полиция, управления земельных отношений, ЦОНы, государственные детские сады, государственные вузы. При этом работники большинства указанных учреждений и организации согласно действующему законодательству не относятся к субъектам коррупции.

Об актуальности принятия системных мер по искоренению «бытовой» коррупции отмечено в Концепции антикоррупционной политики.

Так, в соответствии с пунктом 42 Плана действий Агентству совместно с ГП, МВД, ВС поручено разработать проект законодательных изменений, направленных на пресечение фактов вымогательства незаконного материального вознаграждения работниками государственных органов и организаций, а также негосударственных организаций.

Действующее законодательство четко регламентирует ответственность за коррупционные преступления, за совершение которых предусмотрены суровые виды наказаний.

При этом, данный арсенал применим лишь к субъектам коррупции. Остальные лица, получающие незаконное вознаграждение, привлекаются по иным некоррупционным уголовным правонарушениям. 

Анализ статистических данных по досудебным расследованиям по фактам получения незаконного вознаграждения показал, что действующая редакция статьи 247 УК не в полной мере отвечает основным принципам и задачам уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Вышеприведенные статистические данные свидетельствуют о слабой выявляемости фактов получения незаконного вознаграждения, а высокий процент их прекращаемости указывает на сложность в документировании и закреплении доказательственной базы по ним.

На наш взгляд, одним из основных барьеров в этой работе является законодательный запрет на проведение специальных оперативно-розыскных мероприятий по проступкам и преступлениям небольшой тяжести. 

Так, части 1 и 2 статьи 247 УК относятся к уголовным проступкам, а
часть 3 статьи 247 УК является уголовным преступлением небольшой тяжести.

Таким образом, по фактам получения незаконного вознаграждения проведение специальных оперативно-розыскных мероприятий законодательно не предусмотрено.

Следует отметить, что расследование дела по статье 247 УК аналогично статье 366 УК и процесс ее доказывания должен быть идентичен с расследованием дела по получению взятки. Для эффективного расследования дела по статье 247 УК должен применятся весь арсенал оперативно-розыскной деятельности, задействованный при проведении досудебного расследования по статье 366 УК.

В связи с чем, предлагается рассмотреть вопрос об отнесении получения незаконного вознаграждения, сопряженного с вымогательством (часть 3 статьи 247 УК), к преступлениям средней тяжести и закреплении подследственности за антикоррупционной службой, в результате которого потребуется внесение изменений в УК, УПК и Закон об ОРД.

Предложенная поправка не только ужесточает ответственность, но и создает условия для эффективных выявлений и расследований таких фактов.

При этом, в контексте системных мер по искоренению «бытовой» коррупции будут пересмотрены подходы по пресечению фактов вымогательства незаконного материального вознаграждения работниками государственных органов и организаций, а также негосударственных организаций.

Также серьезным пробелом в законодательстве является отсутствие уголовной ответственности за «передачу незаконного вознаграждения» (по аналогии со статьей 367 УК («Дача взятки»)).

В результате этого дисбаланса у лиц, передающих незаконное вознаграждение, возникает чувство безнаказанности, тем самым создаются условия для повторного их совершения.   

С учетом этого, предлагается в УК ввести уголовную ответственность за «передачу незаконного вознаграждения» путем ввода новой статьи 247-1 УК.

На наш взгляд, такие поправки положительно скажутся на работе по противодействию «бытовой коррупции».

 

7. Совершенствование правовых механизмов ответственности за непринятие мер по противодействию коррупции

Успешное противодействие коррупции требует пересмотра акцентов реагирования на коррупционные преступления с постфактума на предупреждение.

Этой цели служат эффективные правовые инструменты превенции – внешний и внутренний анализ коррупционных рисков.

В его основе – работа, направленная на исключение причин и условий коррупции.

Наряду с этим, имеются и отдельные проблемы в части выявления и устранения коррупционных рисков государственными органами и организациями, субъектами квазигосударственного сектора.

Практика показывает инертность со стороны государственных органов в практической реализации превентивной меры.

Законодательством не предусмотрена ответственность за непринятие указанных мер.

В соответствии с пунктом 1-1 статьи 22 Закона РК «О противодействии коррупции» руководители государственных органов, организаций, субъектов квазигосударственного сектора несут дисциплинарную ответственность в соответствии с законами Республики Казахстан за неисполнение или ненадлежащее исполнение должностных обязанностей по предупреждению совершения коррупционных правонарушений подчиненными сотрудниками.

В данную норму необходимо внести изменение в части установления основании несения руководителями указанных организаций дисциплинарной ответственности за не устранение причин и условий, способствующих совершению коррупционных правонарушений.

Предлагаемое изменение значительно дисциплинирует руководителей и будет мотивировать к соблюдению законодательства Республики Казахстан о противодействии коррупции.

 

8. Внедрение и развитие системы мониторинга и оценки эффективности антикоррупционных мер

Анализ текущей ситуации в сфере противодействия коррупции в целом показывает, что, несмотря на принимаемые меры, сохраняется запрос общества на обеспечение справедливости, равенства всех перед законом и неотвратимости ответственности.

Для этого должна быть объективная оценка эффективности антикоррупционных мер, принимаемых государственными органами, организациями, субъектами квазигосударственного сектора.

Согласно предписанию Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета от 15 февраля 2022 года № 2-1-Н Агентству поручено принять меры по внесению изменений в Правила проведения антикоррупционного мониторинга, утвержденные приказом Председателя Агентства от 28 января 2020 года № 22, в части установления требования о содержании в аналитическом отчете по результатам комплексного мониторинга оценки эффективности антикоррупционных мер.

В соответствии с пунктом 4-2) статьи 20 Закона РК «О противодействии коррупции» уполномоченный орган по противодействию коррупции осуществляет оценку уровня коррупции и проведение социологических исследований, необходимых для определения уровня коррупции в государственном и частном секторах.

Вместе с тем, в законодательстве отсутствует соответствующая методика по оценке уровня коррупции. В связи с чем, возникает необходимость принятия такой методики.

Согласно пункту 3 статьи 34 Закона РК «О правовых актах» принятие нормативного правового акта уполномоченным органом допускается только в случаях, когда компетенция уполномоченного органа по принятию данного акта прямо предусмотрена законодательством Республики Казахстан.

Таким образом, для принятия методики по оценке уровня коррупции Закон РК «О противодействии коррупции» необходимо дополнить соответствующей компетенцией уполномоченного органа по противодействию коррупцию по разработке и утверждению методики по оценке уровня коррупции.

На сегодняшний день сохраняются административные барьеры, двусмысленные и дискреционные нормы, недостаточная открытость государственных органов, пробелы в автоматизации бизнес-процессов государственного управления, отсутствуют стандарты доступного и понятного разъяснения различным социальным группам их прав, обязанностей и процедур исходя из конкретных ситуаций, региональных, отраслевых и иных особенностей.

По сути, указанное является причинами развития бытовой коррупции, обусловленной взаимодействием граждан и предпринимателей с представителями государственных органов и организаций в повседневной жизни.

В этом свете, является актуальным внедрение и развитие системы мониторинга и оценки эффективности антикоррупционных мер.

Реализация данных задач позволит стимулировать первых руководителей государственных органов к принятию мер по профилактике, минимизации рисков коррупции и устранению барьеров при получении государственных услуг и т.д.

Одновременно это выступит экономически эффективным
и универсальным инструментом для стимулирования антикоррупционного поведения, включая проведение мониторинга вклада руководителей.

В свою очередь, оценочные индикаторы выступят надлежащим ориентиром для всех субъектов противодействия коррупции в целях дальнейшей корректировки профилактической работы.

Во исполнение пункта 13 Протокола совещания от 19 августа 2020 года
№ 20-01-7.19 «О мерах по дальнейшему противодействию коррупции» под председательством Главы государства Генеральной прокуратуре РК совместно с Агентством поручено разработать систему оценки коррупциогенности государственных органов с обязательным включением критериев, характеризующих эффективность мер по профилактике коррупции.

В этой связи, выработана соответствующая методика расчета количественных и качественных показателей (от статистики до результатов социологических исследований), направленных на стимулирование руководителей к принятию эффективных мер по противодействию коррупции.

По итогам 2021 года проведена пилотная оценка в центральных и местных исполнительных органах.

Разработанная методика станет одним из инструментов оценки качества организации работы руководителей.

Достижение наилучших результатов в противодействии коррупции
и объективная оценка эффективности принимаемых мер будут обеспечены посредством целостной системы мониторинга.

С учетом внедряемого проектного подхода система мониторинга будет построена на принципах объективности и публичности и станет индикатором, отражающим в режиме реального времени ситуацию в сфере противодействия коррупции.

Подобного рода инструмент позволит обеспечить полноценное участие граждан в превенции коррупции, а также стать источником для рейтинговой оценки работы руководителей государственных органов и субъектов квазигосударственного сектора в противодействии коррупции, стимулируя
их на реальное улучшение качества жизни граждан.

 

9. По регламентации взаимодействия уполномоченных по этике с уполномоченным органом по противодействию коррупции

Согласно Положению об уполномоченном по этике, утвержденному Указом Президента Республики Казахстан от 29 декабря 2015 года № 153
(далее – Положение), уполномоченный по этике осуществляет деятельность по обеспечению соблюдения норм служебной этики и профилактики нарушений законодательства о государственной службе, противодействии коррупции и Этического кодекса государственных служащих Республики, а также консультирующий в пределах своих функций государственных служащих и граждан.

Для реализации полномочий в сфере противодействия коррупции уполномоченный по этике осуществляет следующие функции:

оказывает государственным служащим консультативную помощь по вопросам соблюдения требований законодательства Республики Казахстан в сфере противодействия коррупции (подпункт 1) пункта 4 Положения);

в случаях нарушения государственными служащими законодательства Республики Казахстан в сфере противодействия коррупции проводит анализ причин и условий, способствующих совершению правонарушений, и вносит руководству государственного органа рекомендации по их устранению (подпункт 8) пункта 4 Положения);

в целях профилактики и недопущения нарушений законодательства Республики Казахстан в сфере противодействия коррупции взаимодействует с институтами гражданского общества и государственными органами (подпункт 9) пункта 4 Положения);

на постоянной основе проводит с государственными служащими разъяснительную работу по вопросам соблюдения законодательства Республики Казахстан в сфере противодействия коррупции (подпункт 1) пункта 4 Положения).

Между тем, в соответствии с пунктом 3 статьи 49 Закона о госслужбе координация и методологическое обеспечение деятельности уполномоченного по этике осуществляются только уполномоченным органом по делам государственной службы в лице Агентства Республики Казахстан по делам государственной службы.

Так, в законодательстве отсутствуют правовые основы взаимодействия уполномоченного по этике с уполномоченным органом по противодействию коррупции.

Согласно исследованию «Обучение госслужащих служебной этике», подготовленному Антикоррупционной сетью ОЭСР, координационную роль уполномоченных по этике может выполнять государственная служба, органы по борьбе с коррупцией или внедрения этики. Четкое формулирование обязанностей этих учреждений должно дополняться надлежащей координацией их деятельности между собой и с другими органами.

В связи с чем, требуется внесение изменения в законы о госслужбе и «О противодействии коррупции» в части предоставления уполномоченному органу по противодействию коррупции полномочий по осуществлению координации и методологического обеспечения деятельности уполномоченного по этике в вопросах противодействия коррупции.

Это позволит уполномоченным по этике обеспечить качественную работу по профилактике коррупции среди государственных служащих.

 

10. По усилению санкции по статье 364 УК («Незаконное участие в предпринимательской деятельности»), а также включение данной статьи в Законе об ОРД в перечень статей, по которым с санкции прокурора возможно проведение специальных оперативно-розыскных мероприятий

Незаконное участие в предпринимательской деятельности и получение взятки признаются экспертами как наиболее опасными коррупционными преступлениями, а соответствующие нормы уголовного закона определяются как смежные, содержащие сходные признаки.

В обоих случаях субъекты используют свое должностное положение для достижения корыстной цели. Отличие состоит в том, что при совершении преступления, предусмотренного статьей 366 УК, должностное лицо получает предмет взятки за служебное поведение в пользу других лиц, а при посягательстве, предусмотренном статьей 364 УК, материальные средства, получаемые виновным, являются доходом от предпринимательской деятельности, в которой он незаконно участвует, используя административный ресурс.

Зачастую создание и участие должностных лиц в деятельности коммерческих компаний обусловлено использованием данных организаций для хищения бюджетных средств.

Необходимо отметить, что незаконное участие должностных лиц в предпринимательской деятельности направлено не только против порядка государственного управления, но и против прав добросовестных предпринимателей, в том числе права на свободную конкуренцию.

Так, добросовестные предприниматели лишаются возможности участвовать в конкурентной борьбе за получение государственного контракта.

Указанные обстоятельства требуют принятие решительных мер, в том числе законодательного характера направленных на противодействие данному виду преступной деятельности.

Оперативно-следственная практика антикоррупционной службы показывает, что поступающие на госслужбу предприниматели, передав имеющийся у них бизнес в доверительное управление, начинают активное лоббирование своих интересов в госорганах, в подведомственных организациях, на которое имеется определенное влияние.

Такие деяния возможно эффективнее выявлять с помощью специальных оперативно-розыскных мероприятий, непосредственно затрагивающих охраняемые законом неприкосновенность частной жизни, тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных сообщений и почтовых отправлений, а также право на неприкосновенность жилища (негласные аудио- и (или) видеоконтроль лица или места; негласные контроль, перехват и снятие информации, передающейся по сетям электрической (телекоммуникационной) связи; негласное получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами; негласное снятие информации с компьютеров, серверов и других устройств, предназначенных для сбора, обработки, накопления и хранения информации; негласный контроль почтовых и иных отправлений; негласные проникновение и (или) обследование места).

В свою очередь, согласно требованиям подпункта 1) пункта 4 статьи 12 Закона об ОРД для проведения специальных оперативно-розыскных мероприятий (далее – СОРМ) по статье 364 УК следует отнести к категории преступлений средней тяжести части 1, 2-1 и 3 данной статьи и включить их в указанный подпункт.

Следует отметить, что за весь 2021 год и 5 месяцев 2022 года антикоррупционной службой возбуждалось 10 уголовных дел по факту незаконного участия в предпринимательской деятельности в соответствии с частью первой статьи 364 УК (совершения деяния лицом уполномоченным на выполнение государственных функций, либо приравненным к нему лицом, либо должностным лицом).

В связи с чем, остро стоит вопрос именно об отнесении к преступлениям средней тяжести деяния, предусмотренного частью первой статьи 364 УК.

Следует отметить, что действующая санкция в виде ограничения или лишения свободы по части первой статьи 364 УК составляет до 1 года.

К примеру, в ряде постсоветстких республик санкция за незаконное участие в предпринимательской деятельности намного строже, чем по части первой статьи 364 УК (срок лишения свободы в Грузии от 2 до 4 лет, в Кыргызстане – до 2 лет шести месяцев). То есть по сути данное деяние в этих странах признается преступлением средней тяжести.

С учетом изложенного, предлагается срок ограничения или лишения свободы за незаконное участие в предпринимательской деятельности лиц, уполномоченных на выполнение госфункций и приравненных к ним лиц, должностных лиц увеличить с 1 года до 3 лет, в отношении сотрудников правоохранительного органа – с 2 лет до 4 лет, в отношении лиц, занимающих ответственную госдолжность (политические госслужащие, госслужащие корпуса «А», депутаты Парламента, судьи)с 4 лет до 5 лет, в отношении лиц, занимающих ответственную государственную должность в правоохранительном органе, или судей – с 5 лет до 6 лет.


 

3. Результаты публичного обсуждения

№ п/п

Предлагаемое решение

Отношение общественности (целевых групп)

1.

Введение публичного реестра коррупционеров в систему мер противодействия коррупции с определением четких механизмов включения и исключения из него лиц

Не поддерживается Агентством по стратегическому планированию и реформам Республики Казахстан (далее – АСПИР).

АСПИР считает, что «приведенные аргументы фундаментально противоречат принципам противодействия коррупции: приоритет защиты прав, свобод и законных интересов человека и гражданина; неотвратимость наказания за совершение коррупционных правонарушений...

Так, под правами, свободами и законными интересами человека следует также понимать его гражданские права на честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 143 ГК РК), которые, несомненно, подвергнутся ущемлению при внедрении реестра в случае погашенной судимости.

Недопущение же повторного трудоустройства на госслужбу, а также снижение рисков повторных коррупционных преступлений, связанных с сокрытием коррупционного прошлого, не могут являться основаниями нарушений базовых принципов уголовного права и подлежат реализации государством иными способами.

В случае внедрения реестров в отношении совершивших один вид преступления (коррупционного) лиц, закономерно может последовать необходимость создания иных видов подобных реестров в отношении других лиц, совершивших не менее опасные виды преступлений».

2.

Введение уголовной ответственности за обещание/предложение взятки

  1. Позиция АСПИР: Выражение волеизъявления к совершению правонарушения не может быть отнесено к оконченным правонарушениям уже лишь ввиду отсутствия всех признаков состава; неясна условная градация согласия и волеизъявления, так как согласие также является выражением волеизъявления; требуется провести более детальный анализ новелл как «передовой мировой практики» противодействия коррупции, не ограничиваясь опытом стран с постсоветским правовым регулированием.
  2. Позиция Национального Банка Республики Казахстан (далее – НБ): Предлагаемые признаки деяния по согласию на получение взятки, предлагаемого к криминализации, выраженные невербальным способом (мимика, интонация, жесты, поза), являются тяжело доказуемыми и не могут признаваться фактическими данными, так как не позволяют однозначно сделать вывод о конечных намерениях лица (не исключено изменение намерений), и во многом будут основаны на предположениях, мнении, суждениях уполномоченного лица об их существовании, что недопустимо.

НБ считает, что данная ситуация создает угрозу привлечения к ответственности уполномоченных лиц (дознавателя, следователя, прокурора, судьи), в соответствии со статьей 145 УК «Нарушение равноправия человека и гражданина», которая  устанавливает уголовную ответственность за совершение умышленных действий, которыми прямо или косвенно ограничиваются права и свободы человека (гражданина) по любым обстоятельствам. Причем, если такие действия совершены лицом с использованием своего служебного положения (а к таковым относятся дознаватель, следователь, прокурор, судья), законодатель устанавливает более строгое уголовное наказание.

При этом, НБ расширение оснований получения информации и круга лиц, имеющих доступ к сведениям, содержащим банковскую тайну, не поддерживается.

НБ отмечает, что Конвенция по борьбе с подкупом предполагает оказание взаимной правовой помощи в отношении уголовных деяний, подпадающих под данную Конвенцию (связанных с подкупом должностных лиц).

Исходя из этого, НБ полагает, что банковская тайна может быть раскрыта иностранному уполномоченному органу уголовного преследования только по возбужденным уголовным делам, подпадающим под Конвенцию, по аналогии с действующим порядком.

С учетом необходимости определения четкого механизма, позволяющего подтвердить наличие возбужденного уголовного дела в иностранной юрисдикции в отношении клиента казахстанского банка, НБ считает, что все запросы уполномоченных органов иностранного государства, направленные в рамках Конвенции, должны быть консолидированы в одном органе (к примеру, в Генеральной прокуратуре), которым будут в дальнейшем инициированы запросы в банки.

  1. Позиция РГП на ПХВ «Институт законодательства и правовой информации Республики Казахстан» Министерства юстиции Республики Казахстан (далее – ИЗПИ): Из анализа дефиниции «дача согласия на получение взятки» вытекает, что лицо, которое молчит, согласно получить взятку. При молчании, как известно, отсутствует волеизъявление о согласии или несогласии, поэтому выводы о волеизъявлении являются фиктивными. Сделать однозначный вывод о содержании волеизъявления человека невозможно по той причине, что молчание может быть обусловлено различными причинами и, соответственно, истолковано разными людьми по-разному. В ситуации с предложением взятки молчание лишь предположительно может толковаться как согласие или несогласие. В некоторых случаях, и это нельзя не принимать во внимание, молчание является выражением равнодушия, незаинтересованности.

Весьма серьезные сомнения вызывает отнесение использования невербальных средств (интонация, мимика, жестам, позы) к согласию на получение взятки.

ИЗПИ отмечает, что по интонации, мимике, жесту, а также позе человека можно сделать только предположение о желании лица получить взятку, они лишены какого-либо проверяемого объективного содержательного основания и вследствие этого не могут быть положены в основу утверждений об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. По мнению ИЗПИ, они не поддаются объективной проверке по их содержанию и, соответственно, не отвечают самому понятию доказательства.

ИЗПИ указывает, что интонация, мимика, жесты, а также поза человека являются не прямыми, а косвенными доказательствами и, соответственно, лишь частично подтверждают вину лица, предложение о рассмотрении вышеуказанных невербальных средств как согласие на получение взятки противоречит теории доказывания, в соответствии с которой доказательственная база не может быть построена исключительно на косвенных доказательствах, обвинительный приговор может основываться только на достаточной совокупности доказательств, в том числе косвенных.

ИЗПИ считает, что данные действия (письменное или устное согласие) следует рассматривать в рамках приготовления к получению взятки. Так, в соответствии с частью 1 статьи 24 «Приготовление к преступлению и покушение на преступление» УК приготовлением к преступлению признаются сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от воли лица обстоятельствам.

По позиции ИЗПИ не всегда такое согласие будет являться приготовлением к совершению преступления. В частности, к примеру, если оно высказывается, но впоследствии не подкрепляется конкретными действиями, то в данном случае, по мнению ИЗПИ, можно говорить только об обнаружении умысла. ИЗПИ указывает, что ни мысли, ни намерения, которые не нашли своего внешнего выражения, не воплотились в поступке, не могут признаваться уголовным правонарушением.

3.

Все антикоррупционные инициативы, предусмотренные данной Концепцией

Поддерживаются Национальной палатой предпринимателей Республики Казахстан «Атамекен» и Общественном советом Агентства, возражений граждан не имеется.


 

4. Цели принятия проекта закона

Целью проекта закона является создание необходимых законодательных правовых основ для реализации новых инструментов противодействия коррупции, на приведение в соответствие норм отдельных законодательных актов Республики Казахстан, регулирующих вопросы противодействия коррупции, с правоприменительной практикой и международными актами. 


 

5. Предмет регулирования проекта закона

Предметом регулирования проекта закона являются общественные отношения в сфере предупреждения, выявления, пресечения, раскрытия и расследования коррупционных правонарушений.


 

6. Структура и содержание проекта закона

Проект закона состоит из двух статей.

Первая статья предусматривает внесение изменений и дополнений в следующие нормативные правовые акты:

  1. Уголовный кодекс Республики Казахстан;
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан;
  3. Трудовой кодекс Республики Казахстан;
  4. Закон Республики Казахстан «О противодействии коррупции»;
  5. Закон Республики Казахстан «О государственной службе Республики Казахстан»;
  6. Закон Республики Казахстан «О персональных данных и их защите»;
  7. Закон Республики Казахстан «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан»;
  8. Закон Республики Казахстан «Об оперативно-розыскной деятельности»;
  9. Закон Республики Казахстан «О государственных закупках»;
  10. Закон Республики Казахстан «О закупках отдельных субъектов квазигосударственного сектора».

Вторая статья определяет порядок введения в действие норм закона.


 

7. Предполагаемые правовые и социально-экономические последствия в случае принятия проекта закона

Принятие проекта закона повлечет положительные правовые и социально-экономические последствия, по итогам которого ожидаются:

снижение коррупции как фактора социально-экономического развития;

пресечение и устранение последствий коррупционных правонарушений;

формирование антикоррупционной культуры.

В целом принимаемые меры должны привести к решению задач по совершенствованию общественных отношений в сфере предупреждения, коррупционных правонарушений.


 

8. Предполагаемые финансовые затраты, связанные с реализацией проекта закона

Реализация проекта Закона не потребует сокращения государственных доходов или увеличения государственных расходов.


 

9. Необходимость одновременного (последующего) приведения других законодательных актов в соответствие с разрабатываемым проектом закона

Принятие проекта закона потребует внесение изменений и дополнений в законодательные акты, предусмотренные разделом 6 проекта концепции проекта закона.


 

 

 

Комментарий

АНАФИНОВ АДИЛЬ

В то же время, в глазах общественного мнения широк... посмотреть текст 04/07 - 23:30

В принципе, для антикоррупционной службы, лучший способ эффективно противостоять бытовой коррупции, это полностью перенять практику господ "чекистов" [КНБ], а именно перенять у КНБ, все методы, и практики по обработки, вербовке и созданию агентурной сети, ибо, как я наивно полагаю, если антикор при помощи условно "гэбэшных" методов, создаст во всех квазигосударственных и государственных структурах, будь то это школа, больница университет, или даже областной акимат, расширенную агентурную сеть осведомителей-информаторов (или антикоррупционных разоблачителей, как вам душе угодно), то как я полагаю, это значительно может помочь делу борьбы с бытовой коррупции

07/07 - 15:05

Здравствуйте! Агентство РК по противодействию коррупции выражает благодарность за за активную гражданскую позицию! Ваше предложение принято к сведению.

АНАФИНОВ АДИЛЬ

В связи с чем, статью 20 Закона РК «О противодейст... посмотреть текст 04/07 - 22:38

Это конечно, все правильно и хорошо, и я с этим утверждением отнюдь, не спорю, но не могу не заметить, что похожие проблемы есть с различными программами по цифровизации -- в силу того что цифровизация, очень часто становиться преградой для коррупционных правонарушений, в силу этого как сам процесс цифровизации, так и сами программы по цифровизации в целом, сталкиваются с очень сильным сопротивлением и саботажем на местах. Для решение этой проблемы, я предлагаю включить в обязанности и функции "уполномоченного органа", помимо задач по внедрению антикоррупционных стандартов также и контроль за внедрением цифровизацией и контроль за исполнением программам по цифровизации.

07/07 - 13:26

Здравствуйте! В соответствии с подпунктом 59) статьи 7 Закона РК «Об информатизации» государственный контроль в сфере информатизации осуществляет Министерство цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Республики Казахстан. В связи с чем, на Агентство РК по противодействию коррупции (далее – Агентство) не могут быть возложены контроль за внедрением цифровизации и контроль за исполнением программам по цифровизации. Вместе с тем, согласно пункту 2 статьи 8 Закона РК «О противодействии коррупции» (далее – Закон) Агентство осуществляет внешний анализ коррупционных рисков по следующим направлениям: 1) выявление коррупционных рисков в нормативных правовых актах, затрагивающих деятельность государственных органов и организаций, субъектов квазигосударственного сектора; 2) выявление коррупционных рисков в организационно-управленческой деятельности государственных органов и организаций, субъектов квазигосударственного сектора. Так, в рамках проведения внешнего анализа коррупционных рисков в МЦРИАП Агентством будут выявляться причины и условия, способствующие совершению коррупционных правонарушений, в ходе внедрения цифровизации и исполнения программ по цифровизации. В этой связи, Ваше предложение по наделению Агентства полномочиями по осуществлению контроля за внедрением цифровизации и исполнением программ по цифровизации не принимается.

"Қазақстан Республикасының Ауыл шаруашылығы министрлігі" мемлекеттік мекемесі (Член МВК)

1) введение публичного реестра коррупционеров в си... посмотреть текст 21/07 - 19:06

Министерство сельского хозяйства РК касательно введения публичного реестра коррупционеров в систему мер противодействия коррупции с определением четких механизмов включения и исключения из него лиц, сообщает следующее. При формировании публичного реестра коррупционеров предусматривается указание информации, содержащей персональные данные лиц, совершивших коррупционное преступление. Согласно статье 12 Конституции Республики Казахстан в Республике Казахстан признаются и гарантируются права и свободы человека в соответствии с Конституцией. В статье 16 Конституции Республики Казахстан указывается, что каждый имеет право на личную свободу. В соответствии со статьей 4 Закона «О противодействии коррупции» противодействие коррупции осуществляется на основе принципов приоритета защиты прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, неотвратимости наказания за совершение коррупционных правонарушений. Таким образом, формирование публичного реестра коррупционеров (проблемы с трудоустройством, сложности при ведении бизнеса) в целом противоречит вышеуказанным нормам законодательства. В этой связи, не ясно где работать человеку?


Прикреплённые файлы:     комментар.ЗРК.docx

25/07 - 11:29

Здравствуйте! Благодарим за обращение! Официальный ответ Агентства РК по противодействию коррупции (Антикоррупционной службы) будет направлен посредством Единой системы электронного документооборота государственных органов РК Documentolog.

"Қазақстан Республикасының Ауыл шаруашылығы министрлігі" мемлекеттік мекемесі (Член МВК)

5) введение уголовной ответственности за обещание/... посмотреть текст 21/07 - 19:04

Касательно по введению уголовной ответственности за обещание/предложение взятки, отмечаем следующее. В данном случае предлагается установить уголовную ответственность как за просьбу, так и требование взятки. Следует отметить, что обещание/предложение (мимика, интонация, жесты, поза) являются тяжело доказуемыми и не могут признаваться фактическими данными, так как не позволяют однозначно сделать вывод о конечных намерениях лица, так как не всегда такое согласие будет являться приготовлением к совершению преступления. Интонация, мимика, жесты, а также поза человека являются не прямыми, а косвенными доказательствами и, соответственно, лишь частично подтверждают вину лица.


Прикреплённые файлы:     комментар.ЗРК.docx

25/07 - 11:26

Здравствуйте! Благодарим за Ваше обращение! Официальный ответ Агентства РК по противодействию коррупции (Антикоррупционной службы) будет направлен посредством Единой системы электронного документооборота государственных органов РК Documentolog.

Қазақстан Республикасы Әділет министрлігінің "Республикалық құқықтық ақпарат орталығы" шаруашылық жүргізу құқығындағы республикалық мемлекеттік кәсіпорны (Член МВК)

1. Название проекта закона... посмотреть текст 19/07 - 18:14

Предложения и замечания Института законодательства и правовой информации РК


Прикреплённые файлы:     замечания на Конц корруп.docx     Замечания СЫБ ЖЕМҚ.docx

25/07 - 11:25

Здравствуйте! Благодарим за Ваше обращение! Письмо РГП на ПХВ «Институт законодательства и правовой информации Республики Казахстан» Министерства юстиции РК поступило официально посредством Единой системы электронного документооборота государственных органов РК Documentolog (далее - Documentolog) . Официальный ответ Агентства РК по противодействию коррупции (Антикоррупционной службы) будет направлен также посредством Documentolog.