Единый контакт-центр

1414

+7-7172-906-984

Категория

Условие поиска

Государственный орган *

Публичное обсуждение до

С По

Тип

Статус

Дата создания

С По

 


Консультативный документ регуляторной политики к проекту Цифрового кодекса Республики Казахстан

Краткое содержание: Консультативный документ регуляторной политики
Статус: Архив
Версия проекта:   Версия 3    (  Версия 2  ,  Версия 1  )
Тип НПА: КДРП
Дата создания: 23/11/2023 15:30:39
Публичное обсуждение до: 14/12/2023
Дата запуска онлайн-обсуждения: 15/12/2023 13:00:00
Дата окончания онлайн-обсуждения: 15/12/2023 15:00:00
Приложенные документы:

Консультативный документ регуляторной политики
к проекту Цифрового кодекса Республики Казахстан

 

  1. Описание проблемы:

№ п/п

Проблемный вопрос

Основные причины возникшей проблемы

Аналитические сведения, показывающие уровень и значимость описываемой проблемы

Способы измерения проблемы

1.

Громоздкое, противоречивое и нестабильное законодательство

Отсутствие системного подхода к законодательному обеспечению сферы информационно-коммуникационных технологий, цифровизации, связи, информационной безопасности, управлениями цифровыми данными, а также увеличение количества нормативных правовых актов по данным вопросам в различных отраслях государственного управления, что приводит к «размыванию» основных подходов и принципов их регулирования.

 

Сегодня существует огромный массив регуляторных документов в сфере цифровизации, управления данными, обеспечения информационной безопасности, развития инфраструктуры и связи.

 

Это базовые законы об информатизации, защите персональных данных, связи, электронной цифровой подписи, государственных услугах и порядка 200 ведомственных подзаконных актов, принятых в их реализацию.

 

Наряду с этим, цифровые технологии и решения технологии активно имплементируются в различные сферы государственного управления от сельского хозяйства и образования до обеспечения национальной безопасности, и обороны, что обусловлено сквозным характером цифровизации, активной автоматизацией государственных функций и переходом взаимодействия государственных органов с гражданами, бизнесом в онлайн формат.

 

Это находит отражение в принятии соответствующими государственными органами дополнительных отраслевых нормативных документов.

 

Наличие такого массива нормативных правовых актов неизбежно приводит к внешней и внутренней несогласованности норм, коллизиям в правовом регулировании, необоснованном дублировании регуляторных инструментов.

 

Это усложняет комплексное государственное регулирование, служит препятствием для получения гражданами качественных услуг и сервисов, становится барьером на пути развития бизнеса и реализации реформ.

 

В этой связи, становится актуальной проблема предоставления гражданам и бизнесу «единого окна» доступа к основным положениям регулирования общественных отношений в цифровой среде.

Сегодня действующее законодательство не может в полной мере обеспечить внедрение единых системных подходов к становлению цифрового общества.

 

Это усугубляется проблемой нестабильности законодательства, которое связано с комплексом объективных и субъективных причин: недостаточное прогнозно-аналитическое обеспечение на средне и долгосрочную перспективу наряду со стремительным развитием цифровых технологий и решений, к которым уполномоченные органы не успевают адаптировать существующую регуляторную политику.

 

Проведенный Институтом законодательства и правовой информации анализ эффективности законодательства наглядно свидетельствует о нестабильности нормативной базы в сфере информационно-коммуникационных технологий и цифровизации.

 

Например, за 17 лет существования Закона «О связи» в него было внесено порядка 56 поправок  или  один раз в 3,7 месяцев. С момента принятия Закона «О государственных услугах» было внесено поправок 23 раза или в среднем один раз в четыре месяца. Закон «Об информатизации» подвергался коррекции более двадцати раз, при этом наибольшее количество поправок приходится на последние четыре года.

 

Растущая нестабильность законодательства негативно сказывается на национальной экономике. Граждане не успевают отследить изменения в законах, что затрудняет их соблюдение. Для бизнеса постоянная корректировка регуляторной политики мешает долгосрочному планированию, принятию взвешенных решений об инвестировании, что ограничивает деловую активность.

Экспертные оценки, результаты правового мониторинга, аналитических исследований

2.

Избыточное регулирование функций государственных органов и административных процедур на законодательном уровне, что лишает уполномоченных органов самостоятельности, а также возможности принимать оперативные решения по оптимизации внешних и внутренних бизнес-процессов, внедрению передовых практик и цифровых решений.

 

Практика исчерпывающего закрепления функций государственных органов на уровне законодательного акта

 

Процедура принятия закона не всегда позволяет государству оперативно реагировать на возникающие угрозы и проблемы.

 

В своем Послании от 1 сентября 2020 года Глава государства отметил, что излишняя законодательная регламентация деятельности исполнительной власти обусловила медленную работу государственного аппарата и «загрузила» Парламент. Особое внимание было акцентировано на том, что в быстро меняющемся мире низкая скорость принятия решений становится угрозой национальной безопасности. 

 

В своем выступлении на заседании Мажилиса Парламента                 11 января 2022 года Глава государства вновь подчеркнул необходимость подготовки пакета мер по кардинальной дебюрократизации государственного аппарата.

 

Излишняя регламентация на уровне законов может выступать сдерживающим фактором в развитии новых общественных отношений.

 

Зарегламентированные на уровне закона отношения нередко сужают рамки дозволенного. В этом случае в правоприменительной практике превалирует принцип «разрешено только то, что предусмотрено законом».

 

Это особенно актуально для IT-отрасли, для которой характерна высокая динамика развития, появление новых перспективных технологий  и продуктов, например, в виде больших данных, искусственного интеллекта, что требует их своевременного и адекватного правового сопровождения.

 

Сегодня, для внедрения новых мобильных цифровых сервисов либо оптимизации процесса оказания госуслуг, как правило, требуется внесение законодательных поправок, что занимает длительное время.

 

Это наглядно проявилось в период пандемии и последовавшим за ней введением ограничительных мер и дистанционных технологий.

 

В этой связи, на законодательном уровне необходимо установить основные задачи и принципы, функции ответственных госорганов согласно требованиям статьи 61 Конституции (права и обязанности субъектов цифровизации, их ответственность, контрольные и надзорные функции)

 

Все остальные функции по другим вопросам для оперативности должны определяться правительством или госорганами в своих актах, то есть на подзаконном уровне.

 

При этом необходимо провести ревизию всех имеющихся функций государственных органов, связанных с реализацией прав, свобод и законных интересов граждан и бизнеса.

 

По итогам ревизии часть государственных функций должны быть упразднены либо переориентированы на предоставлении качественных государственных цифровых сервисов (услуг).

 

Необходимо также реформировать институциональную основу государственного управления посредством оптимизации и разграничения функционала уполномоченных органов, отвечающих за цифровизацию, цифровую трансформацию, развитие информационно-коммуникационной инфраструктуры, включая телекоммуникационную инфраструктуру, кибербезопасность и защиту данных.

 

Это повысит эффективность деятельность уполномоченных органов, улучшит их межведомственное взаимодействие, позволит исключить необоснованное дублирование функций и нерациональное использование ресурсов.

Экспертные

оценки, результаты правового мониторинга, контент-анализ материалов СМИ и иных источников.

3.

Законодательные пробелы в регулировании цифровых прав человека и гражданина

Цифровые права человека и гражданина как специфическая категория отдельно не выделяются и рассматриваются преимущественно через призму основных и задач и принципов правового регулирования государственного управления

 

Цифровые права человека и гражданина являются частью большей части прав и свобод, которые гарантируются  конституцией.

Однако в связи с быстрыми развитием  цифровых технологий и их влиянием  на жизнь граждан, права человека эволюционируют под воздействием цифровых технологий.

В связи с этим, цифровые права человека   являются специфической категорией, требующей особого регулирования, в том числе:

право на доступ к цифровым сервисам и инфраструктуре использования в возможности получения гражданами или пользователями полного и равного доступа к цифровым технологиям, программному обеспечению, интернет-соединению и другим средствам связи и общения в цифровой сфере.

Каждый человек должен обладать определенными возможностями использования цифровыми сервисами и инфраструктурой, включая доступ к информации, получению, здравоохранению, финансовым услугам и другим видам услуг, поставщиков в цифровом формате;

право на безопасную цифровую среду, каждый человек имеет право на защиту своих прав и интересов в цифровой среде. Это правоприменительно в следующих аспектах: конфиденциальность и защита данных: каждый человек имеет право на защиту своих данных в цифровом пространстве. необходимо усиливать  защиту данных предотвратить несанкционированный доступ к ним.

безопасность в цифровых средах: каждый человек имеет право на безопасность в цифровых средах. Это означает защиту от кибератак, вирусов и других угроз в цифровом пространстве.

свобода выражения: каждый человек имеет право на свободное выражение в цифровой среде.

доступность и равноправность: каждый человек имеет право на доступ к цифровым технологиям и сервисам. государство и организация должны обеспечивать доступ к цифровым ресурсам и услугам для всех граждан без исключений;

право человека на использование эффективных и доступных средств защиты от потенциального применения цифровых технологий означает, что люди должны иметь доступ к механизму защиты своих прав в случае применения цифровых технологий.

Это право должно быть обеспечено в разрезе:

Законодательства: установление гарантий на правовую защиту граждан в случае нарушения их прав в цифровой среде.

Компетентных судов: граждане должны иметь доступ к компетентным судам, которые могут разбирать дела, связанные с нарушением прав, относятся с цифровыми технологиями.

Консультаций специалистов: граждане должны иметь доступ к консультациям специалистов, которые могут помочь владельцам прав.

Все эти аспекты прав и другие права   на безопасную и доступную цифровую среду имеют важное значение для обеспечения безопасности, комфорта и развития в цифровой среде граждан.

Таким образом, цифровые права и свобода граждан требуют особого внимания и регулирования в цифровой среде.

Разработка и определение механизмов правового регулирования должны обеспечивать защиту этих прав и свобод в условиях быстрого развития цифровых технологий.

Экспертные оценки, результаты правового мониторинга, аналитических исследований

4.

Бесконтрольное использование больших данных, алгоритмов обработки данных с применением ИИ, Интернета вещей для ведения «цифровой слежки», скрытого сбора персональных либо чувствительных данных, манипуляциями гражданами, предоставления им «избирательной» либо недостоверной информации.

 

 

Законодательные пробелы в регулировании использования больших данных, алгоритмов обработки с применением ИИ, Интернета вещей;

 

низкий уровень осведомленности самих граждан о мерах личной защиты при взаимодействии с информационно-коммуникационными технологиями;

 

увеличивающийся разрыв между состоянием текущего законодательства и бурным развитием цифровых технологий

 

Цифровые технология порождают не только новые возможности, но и несут новые вызовы, связанные с личной защищенностью граждан, прежде всего с обеспечением их цифровых прав на безопасность, конфиденциальность персональных данных, на защиту от цифровой дискриминации.

 

В настоящее время активно развиваются и внедряются манипуляционные технологии, целью которых является управление поведением пользователей.

 

При этом о применении таких технологий, направленных на подмену способности субъекта принимать самостоятельно решения и критически воспринимать информацию, человек может не догадываться.

 

Другой аспект проблемы, активное применение вредоносных программ и программных продуктов для «взлома» личных данных, в том числе, для хищения средств и имущества.

 

В результате, простые граждане становятся жертвами противоправного использования ИКТ.

 Это усугубляется низким уровнем цифровой культуры, что способствует росту злоупотреблений.

Таким образом требуется правовое регулирование использование больших данных, алгоритмов обработки данных с применением ИИ, Интернета вещей, а также  цифрового контента, в том числе исключающих манипулирование поведением пользователя.

Экспертные

оценки, результаты правового мониторинга, контент-анализ материалов СМИ и иных источников.

5.

Необходимо создать благоприятные условия для становления в Казахстане зрелой цифровой экономики

 

 

 

Недостаточное финансирование IT-отрасли и информационно-коммуникационной инфраструктуры;

 

дефицит квалифицированных IT-специалистов, соответствующих практическим потребностям рынка;

 

жесткие законодательные ограничения на тестирование передовых цифровых продуктов;

 

разобщенность мер господдержки, а также различных институтов и центров развития;

 

пробелы в законодательном регулировании легального оборота данных в экономике;

 

недостаточное использование потенциала данных для цифровой трансформации экономической деятельности;

 

низкий уровень культуры работы с данными в государственном, общественном и частном секторе

 

Ключевыми характеристиками цифровой экономики является активное применение данных и платформенных решений.

 

Полноценное развитие цифровой экономики невозможно без наличия собственных цифровых технологий и решений, а также высокотехнологичной, надежной и защищенной информационно-коммуникационной инфраструктуры передачи и обработки данных (сети телекоммуникаций, центры обработки данных, цифровые сервисы и программные продукты).

 

Еще одним важным фактором развития цифровой экономики является эффективная система подготовки квалифицированных кадров, соответствующая потребностям рынка и глобальных технологических трендов.

 

Во всем мире государства и бизнес только наращивают масштабы инвестиций и разработок в сфере информационных технологий. Доминирующее влияние приобретают транснациональные технологические гиганты, которые устанавливают собственные правила в виртуальном пространстве.

 

Другая сторона этого процесса – колоссальный разрыв между технологически развитыми государствами и остальным миром, который будет только усугубляться.

 

Поэтому важно поддержать, в том числе, на законодательном уровне  конкурентоспособные отечественные разработки для снижения зависимости от чужих цифровых продуктов и решений, стимулировать дальнейшее развертывание инфраструктуры передачи и обработки данных, вкладывать инвестиции в человеческий капитал.

 

Это общая задача государства, бизнеса и общества, для успешного решения которой необходима консолидация усилий и ресурсов всех заинтересованных сторон.

 

Это вопрос не только экономики, но и национальной безопасности.

 

Данные сегодня стали критически важным ресурсом, от эффективного использования которых зависит не только развитие IT-отрасли, но и конкурентоспособность всей страны.

 

В процессе применения цифровых технологий (например, Интернета вещей, промышленного интернета) накапливаются огромные массивы данных, правовой статус которых не определен.

 

Это могут быть как данные о состоянии оборудования и устройств, так и данные о местоположении человека, его перемещениях, личных пристрастиях, поведенческих особенностях, о состоянии здоровья и другие.

 

Данные, генерируемые различными электронными устройствами, подключенными к Интернету, представляет огромный интерес для использования в коммерческих целях. С другой стороны, существуют реальные риски злоупотреблений.

 

Назрела необходимость установления цивилизованных правил доступа, оборота и использования данных, хранящихся в базах государственных органов, частных субъектов, бизнес-структур, что позволит реализовать те преимущества, которые предоставляет цифровая экономика.

Экспертные оценки, результаты правового мониторинга, контент-анализ материалов СМИ и иных источников, статистические данные

6.

Необходимо ускорить процесс цифровой трансформации государственных органов, а также переход от «электронного» к «цифровому» государству

Наличие множества ведомственных информационных систем;

неактуальные и некорректные данные в государственных информационных системах;

 

инертность государственного аппарата;

 

недостаточный уровень компетенций для работы с цифровыми сервисами и данными.

 

 

Ключевыми мировыми трендами в развитии GOVTECH являются датацентричное государственное управление, проактивное правительство, нацеленное на выявление и недопущение проблем на основе предиктивной аналитики и больших данных, индивидуальный  подход к гражданам, проектирование государственных услуг вокруг жизненных ситуаций, бесшовный обмен данными между министерствами и ведомствами.

 

Переход к цифровому государству предполагает качественное преобразование деятельности государственных органов, изменение подходов при работе с данными.

 

Вместо стихийного сбора госорганами разрозненных и избыточных данных предусматривается внедрение инструментов прогнозной аналитики для раннего выявления кризисных ситуаций и оперативного реагирования на них, принятия обоснованных и адресных управленческих решений.

 

Управление данными позволит также обеспечить индивидуальный подход к каждому гражданину с учетом его потребностей в конкретной жизненной ситуации.

 

Для цифрового правительства характерно активное применение механизмов обратной связи, внедрение на практике культуры проектной работы, развитие у госслужащих дизайн-мышления,  максимальная адаптация цифровых сервисов к потребностям пользователей, в особенности, лиц с ограниченными возможностями.

 

Необходимо государственные услуги перевести в цифровой формат, тем самым государство будет оказывать государственные цифровые услуги (сервисы) в том числе с посредством платформы «QazTech».

 

При этом будет сохранен традиционный аналоговый способ получения услуг в исключительных случаях.

 

От успешной трансформации «электронного» правительства в «цифровое» зависит не только эффективность государственного управления, но и конкурентоспособность страны в целом.

Экспертные оценки, результаты правового мониторинга, контент-анализ материалов СМИ и иных источников, статистические данные

7.

Отсутствует единая законодательная база, регулирующая деятельность провайдеров   цифровых услуг.

Отсутствие системного подхода к регулированию цифровых платформ и цифровых сервисов, как следствие разрозненность и коллизии;

законодательные пробелы в регулировании цифровых платформ  и  цифровых сервисов;

 

увеличивающийся разрыв между состоянием текущего законодательства и активным  развитием цифровых платформ и цифровых сервисов

 

В настоящее время цифровые технологии играют все более важную роль в экономике и социальной жизни Казахстана. В условиях активного развития цифровизации все большую роль начинают играть цифровые платформы, которые представляют онлайн-сервисы, объединяющие пользователей и предлагающие им различные услуги и возможности.

Вместе с тем, в Казахстане на данный момент отсутствует единая законодательная база, регулирующая деятельность цифровых платформ. Также не существует регулятора, который бы мог осуществлять контроль и надзор за деятельностью цифровых платформ.

При этом, лоскутное регулирование, которые на сегодняшний день, наблюдается в законе об информатизации, в части регулирования онлайн-платформ, в социальном кодекса в части онлайн-платформ для платформенной занятости, законе об онлайн-платформа и интернет рекламе и т.д. создает еще большую путаницу не только для лиц, подпадающих под сферу регулирования указанных законов, но и для простых граждан в формировании понимания своих цифровых прав.

Вопрос регулирования цифровых платформ является сложным и требует комплексного подхода, учитывающего множество факторов.

Цифровые платформы представляют собой многогранные экосистемы, которые предоставляют доступ к услугам, которые могут быть оказаны как самой платформой, так и третьими сторонами, поэтому их регулирование  требует определения цифровых платформ и их категорий, требований исходя из их категории и  соблюдения баланса  интересов различных сторон.

В настоящее время цифровые платформы в Казахстане находятся в стадии активного развития. С каждым годом количество цифровых сервисов и объем услуг, предлагаемых через цифровые платформы, увеличивается.

Цифровые сервисы непосредственно взаимодействуют с пользователем, поэтому регулирование их деятельности становится все более актуальной задачей.

Одним из важных аспектов такого регулирования  является регулирование процесса предоставления цифровых услуг, включая требования к качеству, полноте и достоверности информации, которую предоставляют цифровые сервисы.

Кроме того, правила использования цифровых сервисов, механизмы мониторинга и контроля за рынком цифровых сервисов.

Экспертные оценки, результаты правового мониторинга, контент-анализ материалов СМИ и иных источников, статистические данные

8.

Сдерживающие факторы развития цифровой среды, инноваций, роста конкурентоспособности

 

Доступ к инфраструктуре, в том числе земля, здания, объекты ЖКХ и другие,  является чрезвычайно важным для развития цифровой среды. Обладая развитыми цифровыми технологиями и инновациями, необходимо иметь доступ к специальной инфраструктуре, к земельным участкам и зданиям, где можно, к примеру, построить  центр обработки данных и другие инфраструктурные объекты.

На сегодняшний день,  доступ к инфраструктуре ограничивается по ряду причин, в том числе, к примеру, установленные ограничения владельцами, недостаточность  государственной поддержки, недостаточность инвестиционной привлекательности, бюрократические процедуры и прочее.

Тогда как, доступ к важным мощностям является важным фактором для развития цифровой среды.

В этой связи, необходимо развивать регулирование по доступу к ключевым  мощностям, что будет способствовать развертыванию новых сетей связи, построению новых центров обработки данных и развитию цифровой среды.

Также необходимо урегулировать правила для цифровых  технологических платформ с целью  уменьшения их монополизации рынка. Это предполагает наличие ограничений, например, запрет на использование необоснованных или дискриминационных ограничений

Таким образом,  необходимо установление  более справедливых и прозрачных правил для всех участников цифровых рынков, а также новые  правила для предотвращения злоупотреблений монопольными и доминирующими  позициями на цифровых рынках. К владельцам, которые контролируют доступ к необходимым  ресурсам, ограничивающих  доступ к этому ресурсу конкурентам в условиях дефицита и другое.

В этой связи  необходимо развитие и реализация регулирования, направленного на обеспечение доступности инфраструктуры   для развития цифровой среды.

 

2. Анализ текущей ситуации, сопоставление мирового опыта наиболее схожего с национальным регулированием:

№ п/п

Текущая ситуация

Международный опыт

1.

Число кодифицированных актов в национальном законодательстве растет.

 

Например, если в период Казахской ССР кодексов насчитывалось 12, то в современном Казахстане – 19. После обретения независимости приняты такие новые кодексы, как Бюджетный, Налоговый, Таможенный и Экологический, Кодекс «О недрах и недропользовании», «О здоровье народа и системе здравоохранения».

 

Принят Социальный кодекс.

 

Число консолидированных кодексов постепенно растет как реакция на необходимость укрупненного правового регулирования, исключающего множественность и разрозненность законодательства, объем которого становится все больше и больше.

 

На сегодня, сложились два пути кодификации законодательства.

 

Первый - классическая кодификация, осуществляемая длительное время, по мере формирования новых отраслей права. В рамках этой привычной модели разрабатывались и принимались такие традиционные кодексы, как Уголовный, Гражданский и т.д.

 

Второй – путем консолидации актов законодательства, относящихся к схожим, а то и разным отраслям права, но регулирующих одну сферу или отрасль управления. В рамках этого механизма прежде всего происходит формирование кодексов, призванных комплексно регулировать современные экономические отношения.

 

К динамично развивающимся общественным отношениям относится сфера информационно-коммуникационных технологий, которое развивается стремительными темпами.

 

Сегодня цифровые технологии кардинально изменили привычный социально-экономический уклад общества. Происходящие перемены находят выражение в национальном законодательстве.

 

Приняты и действуют законы об информатизации, защите персональных данных, связи, электронной цифровой подписи, государственных услугах. Только в этом году принят самостоятельный закон о цифровых активах.

 

В реализацию их норм сформирован огромный массив подзаконных актов.

 

Ввиду сквозного характера цифровизации, активно внедряются соответствующие нормы в отраслевых кодексах и законах, формируются целые разделы, посвященные цифровизации отраслей.

 

Дальнейший рост массив законодательства в данной сфере порождает объективную необходимость его систематизации в контексте стоящих перед страной задач по обеспечению технологического рывка и кардинальной дебюрократизации государственного аппарата.

 

Это позволит также решить проблему нестабильности законодательства, которая связана с практикой внесения не всегда продуманных поправок, носящих ситуационный характер, в отраслевые законодательные акты без учета основных задач и принципов правового регулирования сферы цифровизации, заложенных базовых законах.

 

Так, по мнению одного из российских экспертов                         Т. Н. Рахманиной, кодификация играет колоссальную роль в развитии законодательства как согласованной устойчивой системы. Одна из целей кодификации — восполнение правовых пробелов, снятия противоречий и обеспечения системной устойчивости законодательства.

 

Т. Н. Рахманина объясняет влияние кодифицированных актов на стабильность законодательства тем, что главным образом такие законы призваны фиксировать наиболее важные, типичные аспекты той или иной сферы правового регулирования, которые в силу этого являются наиболее устойчивыми.

При этом при изучении международного опыта необходимо учитывать особенности национальных правовых систем и сложившихся традиций нормотворческой и правоприменительной практики.

 

Во Франции имеется обширная практика кодификации, при которой создаются комплексные акты, построенные по принципу отрасли управления, а не отрасли права (например, кодексы об автомобильных дорогах, интеллектуальной собственности, сельскохозяйственный и т.д.).

 

Большинство французских кодексов (а их несколько десятков) возникали как результат консолидации норм права, вызываемой потребностями практики.

 

В настоящее время внедрение современных цифровых технологий в различные сферы жизни и производства носит масштабный характер.

 

Предпринимаются попытки систематизации и в этой сфере.

 

Например, Таджикистан, Узбекистан и Кыргызстан заявили о готовности урегулирования вопросов цифровизации на уровне кодифицированного акта.

 

Идея создания цифрового кодекса неоднократно озвучивалась в Российской Федерации на базе президентского Совета по правам человека (СПЧ).

 

Необходимо отметить тенденцию консолидации правовых и программных актов в сфере информатизации на уровне международных организаций.

 

Так, на уровне Содружества Независимых Государств еще в 2008 году был разработан и принят Модельный информационный кодекс  для государств-участников СНГ, состоящий из четырех разделов: общие положения, основные положения, информационные отношения и оборот информации, правовой режим информации.

 

В Европейском Союзе разработана регуляторная программа до 2030 года «A Europe Fit for Digital Age», частью которой станут более 15 различных нормативных документов. Европарламентом уже приняты несколько основополагающих регуляторных документов: Акт о цифровых рынках, Акт о цифровых услугах.

 

В 2020 году в Европейском Союзе вступил в силу Кодекс электронных коммуникаций (European Electronic Communications Code - EECC).

 

Основными положениями EECC являются:

 

Регулирование спектра частот: EECC устанавливает новые правила по распределению и использованию радиочастотного спектра для мобильных операторов. Он также предусматривает меры для поддержки развертывания новых технологий, таких как 5G.

 

Обеспечение прав потребителей: ЕЕСС предусматривает обязательное уведомление потребителей об изменениях в условиях предоставления услуг, а также усиливает права потребителей на отказ от услуг и передачу своих данных.

 

Обеспечение безопасности сетей: EECC устанавливает обязательные требования к безопасности и целостности сетей электронных коммуникаций, а также обязательства операторов связи по уведомлению об инцидентах безопасности.

 

Содействие инвестициям: ЕЕСС устанавливает новые правила, направленные на содействие инвестициям в инфраструктуру связи, такие как снижение административных барьеров и обязательства операторов связи по инвестированию в развитие сетей.

 

Регулирование международных коммуникаций: EECC устанавливает новые правила для регулирования международных коммуникаций между Европейским Союзом и третьими странами, а также расширяет возможности для предоставления услуг в рамках одного региона.

 

EECC является важным шагом в развитии цифровой экономики Европейского Союза и обеспечивает регулирование электронных коммуникаций, отвечающее современным требованиям.

 

Например, в Великобритании с 2017 года действует Закон о цифровой экономике (Digital Economy Act), который предусматривает положения об инфраструктуре и услугах электронных коммуникаций; ограничении доступа к онлайн-порнографии; защите интеллектуальной собственности в связи с электронными коммуникациями; обмене данными; предотвращении или ограничении использования средств связи для осуществления преступлений, связанных с торговлей наркотиками; платежных системах и системах расчетов по ценным бумагам; квалификаций в области информационных технологий и др.

 

В Южной Корее в 2021 году принята новая редакция Рамочного закона об интеллектуальной информатизации  (Framework Act On Intelligent Informatization).

 

Его целью является содействие созданию интеллектуального информационного общества, обеспечению национальной конкурентоспособности и улучшению качества жизни граждан путем регулирования вопросов, необходимых для разработки и продвижения политики, связанной с интеллектуальной информатизацией.

 

В целом, как показывает международный опыт,  систематизация и кодификация законодательства в области цифровизации становится объективной необходимостью

2.

В первую очередь, права человека и гражданина гарантируются Конституцией Республики Казахстан.

 

Конституция страны обеспечивает право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства (статья 18).

 

Данное право может быть ограничено в случаях и в порядке, прямо установленных законом.

 

Государство обеспечивает каждому свободу слова и творчества, запрещает цензуру. Устанавливается право каждого на свободное получение и распространение информации любым, не запрещенным законом способом (статья 20 Конституции).

 

Статья 14 Конституции обеспечивает защиту граждан от дискриминации по любым мотивам и обстоятельствам. Это относится и к общественным отношениям, связанным с использованием информационных технологий, а также системы социального скоринга.

 

Конституционные гарантия прав и свобод граждан находят выражение в национальном законодательстве, являются ориентиром для законотворческой и правоприменительной практики.

 

Так, согласно, статье 3 Закона «Об информатизации» государственное регулирование общественных отношений в сфере информатизации основывается на принципах соблюдения прав, свобод и законных интересов физических лиц, а также прав и законных интересов юридических лиц; равенства прав физических и юридических лиц на участие в деятельности в сфере информатизации и использование ее результатов; беспечения безопасности личности, общества и государства при применении информационно-коммуникационных технологий.

 

Согласно статье 5 Закона «О персональных данных и их защите» сбор, обработка и защита персональных данных осуществляются с соблюдением конституционных прав и свобод человека и гражданина, конфиденциальности персональных данных ограниченного доступа, равенства прав субъектов и обеспечения безопасности личности, общества и государства.

 

Сбор и обработка персональных данных по общему правилу допускается только с согласия их владельца, за исключением случаев, перечень которых носит исчерпывающий характер.

 

Заслуживают внимания нормы, предусмотренные Законом «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам стимулирования инноваций, развития цифровизации, обеспечения информационной безопасности и образования» от 14 июля 2022 года.

 

Так, собственникам или владельцам электронных информационных ресурсов запрещается принятие решений на основании исключительно автоматизированной обработки электронных информационных ресурсов, в том числе посредством интеллектуального робота, в результате которых у субъектов персональных данных возникают, изменяются или прекращаются права, законные интересы, за исключением случаев, когда указанное решение принимается с согласия субъекта персональных данных или в случаях, предусмотренных законодательством Республики Казахстан.

 

Собственники или владельцы электронных информационных ресурсов обязаны информировать субъекта персональных данных об использовании автоматизированной обработки, в результате которой у субъекта персональных данных возникают, изменяются или прекращаются права, законные интересы.

 

В целом, в национальном законодательстве цифровые права человека и гражданина как специфическая категория отдельно не выделяются и рассматриваются преимущественно через призму основных и задач и принципов правового регулирования, функции государственных органов.

 

Исключением является право на защиту персональных данных, в реализацию которого помимо конституционных гарантий принят специальный закон, устанавливающий требования и процедуры его защиты

 

На сегодня, в западных странах на законодательном уровне сформировалась концепция цифровых прав и свобод человека как нового поколения прав, имеющие свои специфические особенности и нуждающиеся в особых гарантиях защиты.

 

В ЕС регулирование цифровых прав человека обеспечивается в рамках стратегических документов, деклараций и директив. Одним из последних стратегических документов является Коммюнике «Цифровой компас: европейский путь к цифровому десятилетию», в котором в 2021 году Европейская Комиссия изложила свое видение цифровой трансформации Европы к 2030 году.

 

В Коммюнике отражены цифровые амбиции ЕС на следующее десятилетие в виде четких и конкретных целей по направлениям, посвященным квалифицированному населению и высококвалифицированным специалистам в области цифровых технологий; безопасным и устойчивым цифровым инфраструктурам; цифровой трансформации бизнеса; цифровизации государственных услуг.

 

В январе 2022 года Европейская Комиссия представила на утверждение Европейскому совету и Европейскому Парламенту проект Декларации о цифровых правах и принципах цифрового десятилетия

 

Европейский путь к цифровому обществу, согласно проекту Декларации, основан на обеспечении полного соблюдения свободы слова, включая доступ к разнообразной, достоверной и прозрачной информации, свободы создания и ведения бизнеса в Интернете, защиты личных данных и конфиденциальности, а также права на забвение, защиты интеллектуального творчества физических лиц в онлайн-пространстве.

 

Декларация также закрепляет такие цифровые принципы, как универсальный доступ к интернет-сервисам, безопасная и надежная онлайн-среда, всеобщее цифровое образование и навыки для активного участия людей в жизни общества и в демократических процессах, доступ к цифровым системам и устройствам, не наносящим ущерба окружающей среде, доступные и ориентированные на человека цифровые государственные услуги и администрирование, этические принципы алгоритмов, ориентированные на человека, защита и расширение прав и возможностей детей в онлайн-пространстве, доступ к цифровым медицинским услугам.

 

Наряду с этим, декларация стремится гарантировать свободу выбора в сети, обязуясь обеспечить прозрачность использования алгоритмов и ИИ, наделение людей полномочиями и информацией при взаимодействии с ними, а также чтобы алгоритмические системы основывались на подходящих наборах данных, чтобы избежать незаконной дискриминации и позволить человеку контролировать результаты, влияющие на людей.

 

Важно, чтобы такие технологии, как алгоритмы и ИИ, не использовались для предопределения выбора людей, например, в отношении здоровья, образования, занятости и их личной жизни, чтобы обеспечить гарантии безопасности ИИ и цифровых систем и их использования при полном уважении основных прав людей.

 

В 1981 году Совет Европы выпустил Конвенцию о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных, известную как Конвенция 108 - «первый обязывающий международный инструмент, защищающий физических лиц от злоупотреблений, которые могут иметь место при сборе и обработке данных, и ставящий задачу регулирования трансграничного потока персональных данных.

 

Конвенция запрещает обработку чувствительной информации: о расовой принадлежности, здоровье, политических и религиозных взглядах, — если национальное право не обеспечивает надлежащих гарантий защиты этой информации.

 

Поправки 2018 года ввели более строгие ограничения для сбора данных, расширили понятие чувствительных данных (включив в них генетическую, биометрическую и этническую информацию).

 

Наиболее значимый из европейских документов в сфере защиты цифровых прав – Общий регламент защиты персональных данных (General Data Protection Regulation, GDPR).

 

Значительное внимание наднациональными органами Европейского союза уделяется обеспечение прав граждан с учетом тенденций развития и возможных рисков применения технологий обработки больших данных и искусственного интеллекта.

 

Так, можно выделить Руководящие принципы по защите физических лиц в отношении обработки персональных данных в мире больших данных, Руководящие принципы по защите персональных данных при использовании искусственного интеллекта Консультативного комитета Конвенции Совета Европы по защите прав физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных.

 

Одной из рекомендаций является обязанность при обработке персональных данных на основе технологий обработки больших данных либо при использовании искусственного интеллекта регулярно проводить анализ процесса оценки, обработки данных на права и основные свободы человека, а также принимать меры по их смягчению либо предотвращению.

 

В мае 2019 года комиссар Совета Европы по правам человека опубликовал рекомендацию «Искусственный интеллект: 10 шагов для защиты прав человека».

 

Государства - члены Совета Европы должны создать правовую базу, которая устанавливает процедуры проведения государственными органами оценки воздействия на права человека (human rights impact assessments) систем ИИ, которые приобретены, разработаны и/или развернуты этими органами.

3.

Сегодня в Казахстане функционируют такие институты развития поддержки инноваций, как международный технологический парк «Астана Хаб», автономный кластерный фонд «Парк инновационных технологий» под брендом Tech Garden, акционерное общество «QazTechVentures», акционерное общество «Qazinnovations», реализуется проект Всемирного Банка «Стимулирование продуктивных инноваций».

 

Функционируют также инновационный кластер Назарбаев университета NURIS, Fintechhub «Международного финансового центра «Астана» и Международный центр зеленых технологий и инвестиционных проектов.

 

Под эгидой АКФ «ПИТ» создано пять центров развития технологий, а именно: центры цифровой промышленности IntelliSense-LAB (Индустрия 4.0), цифровизации строительства «Лаборатория BIM+», по новым материалам и аддитивным технологиям, Интеллектуальных систем, а также индустриального развития.

 

Международный технологический парк «Астана Хаб» имеет специальный режим, предусматривающий налоговые льготы для приоритетных видов деятельности:

 

- нулевая ставка корпоративного подоходного налога, НДС на импорт товаров, ввезённых только для использования при осуществлении приоритетных видов деятельности в ИКТ, а также по обороту товаров и услуг, реализуемых в Казахстане по обороту по приобретению работ, услуг от нерезидента;

 

- снижение с 15% до 5 % ставки налога на доходы нерезидентов, получаемых от прироста стоимости акций, долей участия в уставных капиталах участников Технопарка при их реализации, а также по дивидендам;

 

- освобождение доходов резидентов юридических лиц, получаемых от дивидендов и прироста стоимости акций, долей участия в уставных капиталах участников Технопарка при их реализации;

 

- освобождение доходов нерезидентов, получаемых в виде роялти, выплачиваемого участниками Технопарка (данная льгота действует до конца 2024 года);

 

- нулевая ставка на индивидуальный подоходный налог для работников-резидентов компаний-участников Технопарка и на социальный налог для работников компаний-участников Технопарка, которые не являются резидентами Казахстана.

 

Таким образом, в Казахстане существуют несколько площадок для стимулирования развития IT-отрасли, что создает благоприятные возможности для развития рынка и притока инвестиций.

 

Законодательством о государственных закупках предусмотрен приоритет при закупках программного обеспечения и продукции электронной промышленности, информационно-коммуникационных услуг у отечественных поставщиков.

 

Государством предусмотрено выделение грантов на технологическое развитие отрасли и предприятий.

 

Вместе с тем, сохраняются препятствия для реализации потенциала IT-отрасли институционального и законодательного характера.

 

Это отсутствие единой экосистемы государственной поддержки участников рынка, разобщенность и недостаточная координация деятельности национальных институтов развития,  распыление существующих инструментов финансирования и мер господдержки между различными организациями, отсутствие выстроенной системы стимулирования и финансовой поддержки на всех этапах жизненного цикла стартпов.

 

Потенциальных инвесторов отпугивают жёсткие законодательные ограничения при тестировании и масштабировании передовых инновационных разработок.

 

Регуляторные песочницы действуют на базе МФЦА, а также в рамках юрисдикции Национального банка Республики Казахстан и ограничены только сферой FinTech.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В ведущих странах развитию IT-отрасли уделяется первостепенное значение.

 

В США функционирует всемирно известная Силиконовая долина (штат Калифорния). Основное преимущество для компаний - резидентов Силиконовой долины заключается в налоговых льготах на ввоз импортных товаров для переработки.

 

Штаты и местные органы управления вправе устанавливать дополнительные налоговые льготы по региональным и местным налогам соответственно.

 

IT-компании, осуществляющие свою деятельность в особых экономических зонах США, получают освобождение от налогов на частную собственность компании, в различных штатах могут вводиться дополнительные скидки на налоги (например, в штате Коннектикут действует скидка на налоги с доходов компаний в размере 50 %, в штате Луизиана - 100 % с налога на продажи).

 

IT-компании, являющиеся резидентами специальных экономических зон Китая, пользуются налоговыми льготами (понижение налоговых ставок по налогу на прибыль; частичное либо полное освобождение от уплаты налога на прибыль сроком до 5 лет (налоговые каникулы); понижение ставки по налогу на недвижимость до 1,2 % от её стоимости в случае приобретения и до 12 % от её стоимости в случае аренды).

 

Более того, в КНР для высокотехнологичных компаний устанавливаются: ставка корпоративного налога в размере 15 % (при этом основная ставка налога составляет 25 %), налоговый вычет в размере 150 % фактически понесенных в течение года расходов на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, применяется ставка НДС 0 % технологически развитыми сервисными компаниями в отношении оффшорного аутсорсинга и других статей.

 

С 2012 г. в Китае снижены налоги для IT-компаний (производителей интегральных схем), чтобы поддержать развитие технологий. В рамках плана «Сделано в Китае 2025» производители микросхем освобождены от налогов на срок от 2 до 5 лет. Послабления касаются широкого спектра продукции - от простых до самых современных микросхем для использования в компьютерах, смартфонах и других электронных устройствах.

 

В Сингапуре действуют налоговые льготы для компаний, занимающихся научно-исследовательской деятельностью, инновациями и развитием продукта в Сингапуре.

 

Это льгота на развитие и расширение (DEI): DEI стимулирует компании, основанные в Сингапуре, внедрять усовершенствованные технологии, машины и оборудование путем предоставления сниженной налоговой ставки в 5–10 %

 

Предусмотрены налоговые льготы для первопроходцев: компании промышленного сектора или сектора услуг, вовлеченные в деятельность, повышающую стандарты отрасли в целом, могут быть полностью освобождены от корпоративного налога на доход на срок до 15 лет.

 

Предоставляются кредит на развитие производства и инновации (PIC): компании могут воспользоваться снижением до 400 % или скидками до 400 тыс. долл. на расходы, возникающие при каждом из перечисленных видов деятельности: научно-исследовательская, регистрация интеллектуальной собственности, приобретение интеллектуальной собственности, дизайн, автоматизация посредством технологий или программного обеспечения, обучение сотрудников.

 

IT-компании Канады, занимающиеся разработкой технического контента, имеют право на возмещаемые налоговые льготы в размере от 15 до 35 % от соответствующих затрат, которые должны быть осуществлены на территории Канады в размере не менее 90 % от всех соответствующих расходов.

 

Для стартапов в Канаде существует налоговая льгота в виде компенсации до 35 % от издержек компании на ее научные разработки и развитие, если они содержат элементы неопределенности или новизны.

 

В рамках комплексной Стратегии стартапов Федеральное правительство Германии планирует выдать ваучеры на ИИ малым и средним предприятиям, если они будут сотрудничать со стартапами в использовании технологий на основе ИИ.

 

В Стратегии указывается, что для того, чтобы действительно использовать возможности инноваций, вместо «жестких правил» необходим «обучающийся и гибкий закон», который предлагает свободу для пробных действий. «Real Lab» (живые лаборатории) позволяют, особенно стартапам, тестировать инновационные технологии или бизнес-модели в реальных условиях под наблюдением и при поддержке компетентных органов, что все еще наталкивается на ограничения в общей законодательной базе.

 

«Регуляторные песочницы» еще один инструмент привлечения инвестиций и внедрения отечественных IТ-решений, который предполагает специальный экспериментальный режим.

 

Данный режим позволяет обойти административные барьеры, бюрократические установки, «сильную» урегулированность, высокие экономические затраты, а также вопросы безопасности тестируемых инноваций.

 

«Регуляторные песочницы» успешно зарекомендовали себя в США, КНР, Японии, Южной Корее, Сингапуре, в целом ряде европейских стран.

 

4.

По информации Бюро национальной статистики Агентства по стратегическому планированию и реформам Республики Казахстан, в 2021 году доля пользователей сети интернет (включая мобильный) в возрасте 6-74 лет составляет 92,9%, доля домашних хозяйств, имеющие доступ к сети Интернет – 94,45%.

 

В Казахстане 6 290 сельских населенных пунктов, из них 4 858 (76%) обеспечены мобильным широкополосным доступом к Интернет, в том числе по технологии 4G – 2 813 СНП, 3G – 2045 СНП.

 

Также, из 6 290 СНП в 4 664 СНП имеется доступ к фиксированному Интернету, из них 2 063 СНП подключены по технологии ADSL, а 2 601 СНП – оптикой.

 

При поддержке государства реализуются крупные инфраструктурные проекты, направленные на предоставление населению доступа к цифровым услугам государства и бизнеса, в особенности в отдаленных населенных пунктах, развивается инфраструктура связи и Интернета.

 

Важным направлением является повышение инвестиционной привлекательности отрасли для реализации масштабных и капиталоемких инфраструктурных проектов, в первую очередь, в удаленных и труднодоступных населенных пунктах.

 

В частности, 10 декабря 2020 года принят Закон «О внесении изменений и дополнений в Кодекс Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» (Налоговый кодекс) и Закон Республики Казахстан «О введении в действие Кодекса Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» (Налоговый кодекс)».

 

В рамках этого закона предусмотрены налоговые льготы в виде уменьшения годовой ставки платы за сотовую связь на 90 процентов при условии принятия операторами связи встречных обязательств по реинвестированию высвобождаемых средств на строительство сетей широкополосной мобильной связи в городских и сельских населенных пунктах.

 

Налоговые льготы действуют до 1 января 2025 года.

 

2 июля 2020 года Президентом Республики Казахстан подписан Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам обеспечения доступности Интернета в сельских населенных пунктах»

 

Целью закона является упрощение процедуры получения права на землепользование в местных исполнительных органах для обеспечения сотовой связью и мобильным интернетом на автомобильных дорогах, пастбищах и иных объектах сельского хозяйства.

 

Предусматривается предоставление земельных участков для строительства антенно-мачтовых сооружений и (или) опор для оборудования сотовой или спутниковой связи вне зависимости от категории целевого и (или) функционального назначения с подведенной инфраструктурой.

 

14 июля 2022 года, внесены изменения и дополнения в Налоговый кодекс в части установления специального налогового режима для операторов НГСО, а также предоставления скидки в размере 95% от установленных ставок ежегодной платы за использование РЧС операторам связи, принявшим встречные обязательства по охвату услугами к сети Интернет отдаленных сельских населенных пунктов.

 

Поправки вступили в силу с 1 января 2023 года.

 

В рамках закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам государственных закупок, закупок недропользователей и субъектов естественных монополий, связи, автомобильного транспорта и обороны» внесены поправки в закон «О связи».

 

Это внедрение конкурса (аукциона) при распределении радиочастотного спектра среди операторов связи, возможность изъятия выданных разрешений на использование радиочастотного спектра в случае их неиспользования операторами связи, оптимизацию процедуры и сокращения сроков выдачи разрешений на использование радиочастотного спектра на приграничных территориях.

 

Принимаются меры по усилению защиты прав потребителей услуг связи.

 

11 июля Главой государства подписаны поправки по вопросам связи в Кодекс об административных правонарушениях.

 

Существенно увеличены штрафы для субъектов крупного предпринимательства за предоставление пользователям услуг связи, не соответствующих по качеству стандартам, техническим нормам и показателям качества услуг связи –  до тысячи МРП, при повторном совершении в течение года – до тысячи пятисот МРП.

 

В настоящее время наряду с традиционными геостационарными спутниковыми системами связи (ССС) активно развиваются новые решения на базе низкоорбитальных ССС.

 

Это спутниковые группировки OneWeb (компания OneWeb, Великобритания), O3b mPower (компания SES, Люксембург), Starlink (компания SpaceХ, США).

 

Негеостационарные ССС позволяют предоставлять услуги связи, сопоставимые  по качеству с услугами, оказываемыми на базе наземных технологий связи.

 

Негеостационарные ССС имеют перспективный потенциал для охвата услугами связи малонаселенных и труднодоступных сельских населенных пунктов, в которых отсутствуют наземные линии связи.

 

 

В связи с отсутствием во многих селах оптической инфраструкты используется в основном радиорелейная линия связи. При этом для доведения сигнала до села используются несколько промежуточных базовых станции, что уменьшает скорость передачи данных.

 

Для решения этой проблемы планируется доведение волоконно-оптических линий связи до 3 000 сельских населенных пунктов.

 

Для цифровизации сельского хозяйства необходимо создать условия по обеспечению телекоммуникационной инфраструктурой, в том числе доступом к Интернету.

 

Наряду с этим, для стимулирования развития инфраструктуры в сельской местности для малых и средних операторов связи необходима государственная поддержка в виде субсидирования «последней мили» Интернета до домохозяйств в сельских населенных пунктах.

 

Казахстан находится в географическом центре сухопутного пути между Европой и Восточной Азией.

 

Заключено двустороннее межправительственное соглашение между Казахстаном и Азербайджаном по содействию в совместной прокладке ВОЛС из Китая в Европу по дну Каспийского моря.

 

Проект предусматривает транзит трафика по территории Казахстана и по подводному кабелю до Азербайджана с дальнейшим выходом в Европу (через Грузию - Черное море – Болгарию – Словакию в Германию).

 

Протяженность кабеля по дну Каспийского моря будет составлять около 380 - 400 км. Проектная емкость передачи данных не менее 4-6 терабит/с.

 

Необходимо создание центров обработки данных не ниже уровня Tier-III для хранения транзита и международного трафика.

 

Основные усилия ЕС, США, Канада, Индия, ФРГ и других стран в области связи сосредоточены на развитии телекоммуникационной инфраструктуры, развертывании сети широкополосного доступа, совместного использования существующей либо строящейся инфраструктуры, обеспечении равного и недискриминационного доступа субъектов рынка, защиту интересов и прав пользователей услуг связи.

 

В 2014 году Европейский Союз издал Директиву о мерах по снижению стоимости развертывания сетей высокоскоростной связи. Директива направлена на содействие и продвижение развертывания высокоскоростных сетей электронной связи (high-speed electronic communications networks, ECN) (т.е. быстрого широкополосного доступа в Интернет со скоростью выше 30 Мбит/с) в ЕС.

 

Страны ЕС должны обеспечить, чтобы сетевые операторы (network operators) предоставляли операторам связи (telecoms operators) доступ к своей физической инфраструктуре на разумных условиях, включая стоимость.. К сетевым операторам относятся телекоммуникационные, энергетические, транспортные и водные операторы.

 

Директива предусматривала, чтобы вся соответствующая информация об условиях и процедурах выдачи разрешений на строительные работы, необходимые для развертывания сетей электронной связи, была доступна через единый информационный пункт (single information point).

 

Чтобы улучшить процесс развертывания (deployment process), страны ЕС должны обеспечить, чтобы предприятия, развертывающие сети электронной связи, имели доступ к минимальному объему информации о существующей физической инфраструктуре (physical infrastructure), такой как: расположение и маршрут, тип/использование инфраструктуры, точка контакта.

 

Это призвано минимизировать их затраты на эти проекты (например, за счет доступа к уже существующей физической инфраструктуре и координации инженерных работ).

 

Новые здания и здания, в которых проводится капитальный ремонт, должны быть оснащены физической инфраструктурой (например, мини-каналами/ mini-ducts), способной принимать высокоскоростные сети электронной связи. Сооружения должны иметь точку доступа (access point), быть легкодоступными на справедливых и недискриминационных условиях для провайдеров сетей связи общего пользования и технологически нейтральными. (то есть инфраструктура не должна быть адаптирована к конкретной технологии).

 

В мае 2010 года была учреждена Комиссия по широкополосной связи в интересах устойчивого развития в качестве совместной инициативы Международного союза электросвязи и Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры.

 

В 2021 году Комиссия опубликовала доклад «Модели финансирования 21-го века для преодоления пробелов в подключении к широкополосной связи», которые содержали рекомендации по развертыванию телекоммуникационной инфраструктуры 5G.

 

Это обеспечение совместного использования существующей либо планируемой инфраструктуры (shareability), что предполагает обязательное скоординированное развертывание волоконно-оптических каналов при строительстве дорог, сетей водоснабжения и т.д.

 

Согласно выводам Комиссии, важное значение имеет также улучшение процедуры выдачи разрешений и выдачи полос отчуждения (right of way, RoW), формирование достeпных для провайдеров баз данных с информацией о запланированных работах по строительству либо модернизации канализационной и дорожной инфраструктуры

 

Например, в США в ряде штатов (Юта, Аризона, Калифорния) активно продвигается политика «dig once», которая заключается в установке пустого трубопровода (conduit) на этапе строительства дорог для прокладки в будущем оптико-волоконных линий передач, что существенно снижает затраты интернет-провайдерам.

 

В ОАЭ приняли обязательные инструкции по развертыванию оптоволокна в новых объектах недвижимости, таких как новые жилые и офисные башни, обеспечивая готовую инфраструктуру для увеличения возможности совместного использования оптоволокна.

 

В 2016 году, в ФРГ также был принят Закон о развертывании цифровых высокоскоростных сетей (Deployment of Digital High-Speed Networks, DigiNetz). Согласно закону, на каждой строительной площадке на маршрутах движения необходимо обеспечить дальнейшую потребность в расширении широкополосной связи за счет прокладки оптоволоконных кабелей. При освоении новых территорий застройки всегда гарантирована прокладка оптоволокна. При освоении территорий для строительства новых домов муниципалитеты всегда должны следить за тем, чтобы также были установлены подходящие пассивные сетевые инфраструктуры с оптическими волокнами.

 

Ранее, в 2009 году в целях облегчения планирования и совместного использования существующих инфраструктур при расширении широкополосной связи Федеральным сетевым агентством ФРГ (The Federal Network Agency) была внедрена Централизованная база данных «Атлас инфраструктуры» (Infrastructure Atlas), которая представляет собой собой веб-геоинформационную систему (веб-ГИС). Данные для Атласа собираются от компаний телекоммуникационного, транспортного и энергетического секторов и предоставляется исключительно операторам и государственным учреждениям

 

В 2021 году в ФРГ принят Закон о модернизации телекоммуникаций (The Telecommunications Modernisation Act, TKMoG), в котором особе внимание уделено совместному использованию сетевой инфраструктуры и, в некоторых случаях, совместному использованию радиочастотного спектра и введению обязательств по открытому доступу для ускоренного развертывания сетей связи, особенно в менее густонаселенных районах.

 

В Австралии операторам связи разрешено устанавливать объекты с низким уровнем воздействия (например, башни высотой менее 5 метров на зданиях, подземные кабели и соединения внутри зданий) без получения разрешения от местных органов власти.

 

В Греции регулирующий орган взял на себя роль универсального лицензирующего органа для утверждения всех разрешений на развертывание базовых станций. Заявки подаются через электронную систему.

 

Министерство телекоммуникаций Индии готовится к запуску портала, который централизует и ускорит получение разрешений на прокладку оптоволокна и установку вышек по мере того, как страна готовится к развертыванию 5G (5G roll-out). Единый портал GatiShakti Sanchar будет способствовать централизованному утверждению полосы отчуждения (RoW). Для игроков рынка запуск портала обещает сократить количество дней, затрачиваемых на получение оговоренных разрешений с 22 дней до недели, снизить затраты и упростить ведение бизнеса.

 

5.

15 июля т.г. Главой государства подписан Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам стимулирования инноваций, развития цифровизации, информационной безопасности и образования».

 

В рамках этого закона для качественного совершенствования деятельности государственных органов предусмотрено внедрение инструментов цифровой трансформации.

 

Межведомственная координация этой работы возлагается на уполномоченный орган в сфере информатизации, то есть МЦРИАП. Методическое и организационное сопровождение осуществляет РГП «Центр поддержки цифрового правительства».

 

Цифровая трансформация на законодательном уровне закреплена в качестве приоритетного направления деятельности госорганов.

 

Правительством утверждены Правила цифровой трансформации государственного управления.

 

Впервые появился уполномоченный орган в сфере управления данными, утверждены единые требования по работе с ними.

 

Упрощен доступ государственных органов к данным государственных информационных ресурсов при оказании услуг либо осуществлении возложенных функций. Это необходимо для бесшовного обмена данными между госорганами.

 

Для перехода к единой платформенной модели цифровизации внедрена единая архитектура «электронного правительства».

 

Сегодня порядка 1208 государственных услуг, то есть 92% оказываются в электронном формате, до конца 2025 года планируется перевести в электронный формат 100 % государственных услуг.

 

Система аналитики данных интегрирована с 80 информационными системами госорганов, что позволило перевести порядка 14 государственных услуг в проактивный формат.

 

В условиях цифровизации государственных услуг важно максимально адаптировать существующие цифровые сервисы под предпочтения пользователей, активно внедрять проектные подходы, сформировать у государственных служащих дизайн-мышление.

 

Цифровая инфраструктура должна быть понятной и доступной для пользователей.

 

Законом «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам регулирования цифровых технологий» впервые в нормотворческую практику введено понятие аналитика данных.

 

Это процесс обработки данных с целью получения информации и выводов для принятия решения.

 

Национальный оператор платформы «электронного правительства» наделен правом осуществлять сбор, обработку, хранение, передачу данных на информационно-коммуникационной платформе «электронного правительства» в соответствии с требованиями по управлению данными, утвержденными уполномоченным органом по управлению данными.

 

 

 

В рамках ОЭСР в 2018 году были разработаны шесть принципов цифрового правительства (Six dimensions of a Digital Government):

 

1.         Цифровой дизайн (Digital by design). Для успешной цифровой трансформации государственного управления цифровые технологии должны быть полностью внедрены в процессы формирования политики и разработки услуг с самого начала.

 

2.    Государственный сектор, управляемый данными (Data-driven public sector). Государственный сектор, ориентированный на данные, признает и предпринимает меры для управления данными в качестве ключевых стратегических активов в создании общественной ценности посредством их применения в планировании, реализации и мониторинге государственной политики, и принимает правила и этические принципы для их надежного и безопасного повторного использования.

 

3.    Правительство как платформа (Government as a platform). Правительство выступает в качестве платформы для удовлетворения потребностей пользователей, которое обеспечивает четкие и прозрачные источники руководящих принципов, инструментов, данных и программное обеспечение, которое позволяет разработчикам предоставлять ориентированные на пользователя, последовательные, бесперебойные, интегрированное, проактивное и межсекторальное предоставление услуг.

 

4.    Открытость по умолчанию (Open by default). Правительство является открытым по умолчанию, когда оно делает государственные данные и процессы разработки политики (включая алгоритмы) доступными для общественности, чтобы в рамках действующего законодательства и в соответствии с национальными и общественными интересами. Национальными и общественными интересами.

 

5.    Ориентированность на пользователя (User-driven). Правительство ориентировано на пользователя, ставя на первое место потребности и удобства людей в формировании процессов, услуг и политики, путем принятия инклюзивных механизмов для этого.

 

6.    Проактивность (Proactiveness). Представляет собой способность правительств и государственных служащих предвидеть потребности людей и быстро реагировать на них, чтобы пользователи не сталкиваться с громоздким процессом сбора данных и предоставления услуг.

 

Национальная стратегия цифрового правительства ОАЭ разработана по восьми измерениям, которые направлены на реализацию политики цифрового правительства ОЭСР. Цели и приоритеты данной стратегии: предоставление цифровой инфраструктуры мирового уровня; предоставление единой цифровой платформы и общих цифровых инструментов; предоставление интегрированных, простых и быстрых цифровых услуги, разработанные с учетом потребностей клиентов; повышение уровня цифровых возможностей и навыков; готовность законодательства обеспечить плавную и комплексную цифровую трансформацию; повышение эффективности работы правительства.

 

Цифровая трансформация Эстонии основывается на четырех ключевых решениях: электронная идентификация; услуги на основе взаимодействия; охрана и безопасность; цифровизация здравоохранения. Каждый гражданин Эстонии, независимо от его местонахождения, имеет цифровую идентификацию, выданную государством. Каждый гражданин может предоставить цифровые подписи, используя свою ID-карту, MobileID, или Smart-ID, чтобы безопасно идентифицировать себя и пользоваться электронными услугами. ID-карта – это не только удостоверение личности с фотографией, она обеспечивает цифровой доступ ко всем безопасным электронным услугам Эстонии. В стране успешна реализована цифровая платформа X-Road.

 

Стратегия цифровизации Дании (по результатам исследования EDGI в 2022 году Дания на 1-м месте) ориентирована на создание центральной инфраструктуры ИКТ, которая связывает государственные правительственные органы, местные органы власти и муниципалитеты с общими службами, а также на ряд инициатив, проектов и решений, таких как цифровая инфраструктура, повторное использование данных, защита данных, цифровое благосостояние и цифровые решения для бизнеса.

 

Как часть стратегии, правительство предложило новый инвестиционный фонд, чтобы ускорить распространение решений цифрового благосостояния посредством решений ИИ.

 

В декабре 2020 года в США принят закон о распространении передового опыта цифровизации госорганов через специально создаваемые центры (Information Technology Modernization Centers of Excellence Program).

 

В ряде стран правительственные закупки и финансирование разработок в сфере IT рассчитаны на применение Agile-подходов. В частности, в Великобритании и Австралии правительственные службы изначально финансируют разработку только прототипа сервиса с ограниченным набором функций. Если он успешно проходит проверку, финансирование продолжается, если нет – финансирование сокращают либо останавливают разработку.

 

В США офис закупок Службы трансформации технологий использует особый формат договоров с разработчиками, позволяющий резко менять требования к конечному продукту в зависимости от обратной связи, полученной от пользователей в ходе проекта.

 

В Великобритании действует сервис цифровой торговой площадки (Digital Marketplace), онлайн-сервис для организаций государственного сектора, позволяющий находить специалистов и технологий для цифровых проектов.

 

Справочно. На Digital Marketplace находятся следующие услуги: облачное программное обеспечение и сервисы (the G-Cloud framework); цифровые результаты, цифровые специалисты и услуги по исследованию пользователей (the Digital Outcomes and Specialists framework); пространство физического центра обработки данных (the Crown Hosting Data Centres framework).

 

Осуществлять покупку услуг посредством Рамочного соглашения Digital Marketplace (соглашения между правительством и поставщиками о предоставлении определенных видов услуг на определенных условиях) значительно быстрее и дешевле по сравнению, если заключать индивидуальные договоры о закупках.

 

Аналогом электронного сервиса по покупке услуг также в Новой Зеландии является платформа Marketplace, которая облегчает процесс закупок Правительства, связывая предприятия, предлагающие услуги и продают продукты, с государственными учреждениями, которые намереваются их купить. В качестве «поставщиков» предприятия могут публиковать описания своих услуг и продуктов в так называемых «каталогах» на Marketplace.

 

В Великобритании для государственных цифровых услуг разработан специальный стандарт (Digital Service Standard), который предусматривает непосредственное тестирование созданного сервиса ответственным министром. Если ответственные министры смогут освоить функционал разработанного сервиса, то с этим смогут справиться и другие сотрудники. (Принципы Service Standard: понимание пользователей и их потребностей; решение проблем пользователей в полной мере; обеспечение объединенного опыта по всем направлениям; создание сервиса упрощенным в использовании; доступность для каждого пользоваться сервисом; наличие мультидисциплинарной команды; применение agile-методов; постоянное совершенствование сервисов; создание безопасного сервиса, защищающий конфиденциальность пользователей; проведение мониторинга эффективности сервисов и предоставление отчетов по его итогам; выбор правильных инструментов и технологий; открытые новые исходные кода; применение и способствование в открытые стандарты, общие компоненты и шаблоны; функционирование надежного сервиса).

 

Аналогичные стандарты были разработаны и в Эстонии (определение актуальной проблемы и потребности пользователя; привлечение в команду специалистов-новаторов, обладающих разносторонними знаниями; рассмотрение всех возможных решений; прогнозирование; создание удобного сервис; развитие сервиса с пользователями и другими сторонами; обеспечение интероперабельность с другими сервисами; работа по разработке гибкой методологии; создание и поддержка безопасности и прозрачности сервиса; запуск собственного сервиса).

 

Важным условием эффективности деятельности «цифрового правительства» является активное использование инструментов юзабилити-тестирования при развертывании государственных цифровых сервисов и информационных систем.

 

Фокус сделан на формировании общего видения продукта, исходя из первичного понимания потребностей пользователей, и разделении задания на его разработку на промежуточные этапы (модули).

 

После завершения работ по каждому модулю проводятся регулярные встречи с целевыми фокус-группами для проверки эргономичности создаваемого сервиса его потенциальными пользователями.

 

Преимуществом такого подхода является возможность своевременной корректировки первоначальных требований, чтобы максимально соответствовать ожиданиям пользователей и актуальным технологическим достижениям.

 

В декабре 2021 года в Российской Федерации на базе Аналитического центра при Правительстве Российской Федерации запущены первые лаборатории пользовательского тестирования отдельно для физических и юридических лиц, предназначением которых является оценка комфорта и эргономичности госуслуги на каждом этапе ее получения и, в случае необходимости, корректировки конкретного сервиса.

 

Лаборатории работают в пилотном режиме. На сегодня, в пилотном проекте задействованы ряд федеральных ведомств и органов исполнительной власти на местах.

 

6.

Законом «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам регулирования цифровых технологий» впервые в нормотворческую практику введен понятие аналитика данных.

 

Это процесс обработки данных с целью получения информации и выводов для принятия решения.

 

Национальный оператор платформы «электронного правительства» наделен правом осуществлять сбор, обработку, хранение, передачу данных на информационно-коммуникационной платформе «электронного правительства» в соответствии с требованиями по управлению данными, утвержденными уполномоченным органом по управлению данными.

 

Законом «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам стимулирования инноваций, развития цифровизации, обеспечения информационной безопасности и образования» впервые введен уполномоченный орган в сфере управления данными, определен его юридический статус.

 

В условиях перехода к цифровой экономике назрела необходимость регулирования вопросов экономического оборота данных, разграничения персональных данных по степени их обезличивания в целях дальнейшего использования, доступа частных субъектов и повторного использования массива данных, хранящихся в государственных базах.

 

Актуальным остается вопрос по соблюдению требований информационной безопасности и защиты данных.

 

При этом важно не допустить введение избыточного регулирования в сфере обработки больших данных, что повлечет необоснованное увеличение издержек для бизнеса, а также снижения привлекательности страны для передовых разработок.

 

 

Основные дискуссии связаны с ограничениями законодательства о персональных данных для применения технологий обработки больших данных.

 

В этой связи, можно выделить «европейскую» и американскую модель.

 

В европейской модели приоритет отдается обеспечения прав человека при регулирования отношений, связанных с оборотом данных и их аналитикой, для нее характерны жесткие законодательные ограничения при коммерческом использовании.

 

В рамках Европейского Союза в GPPR проводится различие между анонимизированными данными и псевдоанонимизированными данными. Анонимизированные данные необратимо утратили связь с физическим лицом и поэтому не являются персональными, а псевдонимизированные данные относятся к категории персональных.

 

Применительно к персональным данным – пока данные позволяют идентифицировать отдельных лиц, действуют принципы защиты данных.

 

Если для обработки обезличенных персональных данных сохраняется ряд ограничений, установленных для режима персональных данных (получение согласия на обезличивание, запрет передачи информации, с использованием которой становится возможно определить принадлежность обезличенных персональных данных к конкретному субъекту персональных данных), то действия по получению обезличенных данных, а также обработка обезличенных данных может осуществляться без согласия субъекта персональных данных.

 

Обезличенные данные могут быть использованы свободно, в том числе в целях, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

 

Американская модель ориентирована на развитие самих технологий обработки больших данных и искусственного интеллекта. Важное значение придается защите неприкосновенности частной жизни преимущественно в судебном порядке посредством формирования судебных прецедентов, разработки компаниями собственных политик и правил и саморегулирования в целом.

 

24 апреля 2020 года в РФ принят закон «О проведении эксперимента по установлению специального регулирования в целях создания необходимых условий для разработки и внедрения технологий искусственного интеллекта в субъекте Российской Федерации – городе Москва».

 

В рамках экспериментального правового режима предусмотрены для его участников предусмотрен особые условия обработки персональных данных, например, касающихся состояния здоровья.

 

27 июля 2022 года в ФРГ была утверждена комплексная Стратегия стартапов, в которой подчеркивается особая ценность данных для бизнес-моделей будущего.

 

Стартапы, в частности, нуждаются в данных для внедрения своих инновационных продуктов и процессов. Они также играют важную роль в том, чтобы сделать данные полезными для общества, преобразуя их в конкретные приложения и предоставляя их для дальнейшего развития новых технологий и процессов. Добавленная стоимость должна быть результатом глобально конкурентоспособных продуктов, которые также разрабатываются на основе общедоступных данных.

 

Стартапы могут наилучшим образом раскрыть данный потенциал, если им будет предоставлен юридически защищенный доступ к данным в достаточном количестве и хорошего качества, а также, если имеются стимулы для обмена используемыми данными.

 

7.

В Законе Республики Казахстан от 24 ноября 2015 года «Об информатизации» предусмотрены понятия интернет-ресурс, технологическая платформа, программное обеспечение, предназначение которых является предоставление цифровых услуг. Указанные понятие объединены в понятие объект информатизации, к которому законом  устанавливаются   ряд требований по их эксплуатации, защите и т.д.

Вместе с тем, Законом Республики Казахстан от 3 мая 2022 года в рамках Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам защиты прав ребенка», были внесены поправки в Республики Казахстан от 24 ноября 2015 года «Об информатизации»,  в части определения понятия «онлайн-платформ» и деятельности иностранной онлайн-платформы и сервиса обмена мгновенными сообщениями на территории Республики Казахстан.

При этом в рамках указанного Закона предусматривается, что для осуществления деятельности на территории Республики Казахстан собственники и (или) иные законные представители иностранной онлайн-платформы и (или) сервиса обмена мгновенными сообщениями, среднесуточный доступ к которым в течение месяца составляет более ста тысяч пользователей, находящихся на территории Республики Казахстан, назначают своего законного представителя по взаимодействию с уполномоченным органом в области средств массовой информации, который ведет реестр законных представителей иностранных онлайн-платформ и (или) сервисов обмена мгновенными сообщениями.

В рамках Социального кодекса вводится понятие интернет-платформ и мобильного приложения платформенной занятости. А также особенности регулирования труда работников юридического лица, осуществляющего деятельность с применением интернет-платформ и (или) мобильного приложения платформенной занятости.

Также принят Закон Республики Казахстан  «Об онлайн-платформах и онлайн-рекламе», который предусматривает включение таких понятий как онлайн-платформа, пользователь, собственник и координатор онлайн-платформы, онлайн-реклама, профайлинг, аккаунт на онлайн-платформе и другие. А также иные положения, направленные на  регулирование общественных отношений в области онлайн-рекламы и онлайн-платформ, возникающих между государственными органами, физическими и юридическими лицами и онлайн-платформами, осуществляющими деятельность на территории Республики Казахстан.

Следует отметить, что использование понятия онлайн платформа на сегодняшний день, влечёт  сложности в толковании законодательства и в право применении, поскольку онлайн (цифровая) платформа, это общепринятое родовое понятие, которое включает разные виды платформ.

Таким образом, наблюдается  непоследовательность и несогласованность принимаемых поправок по регулированию онлайн-платформ.

Отсутствие единой законодательной базы, регулирующей деятельность онлайн-платформ, приводит к некоторым пробелам  и неопределенностям в правовом поле, в том числе:

создается  разрозненность и несогласованность в правилах и нормах, что затрудняет понимание обязанностей и ответственности;

неравномерная защита прав и интересов потребителей;

лица, подпадающие под сферы регулирования указанных законов,  сталкиваются с различными требованиями и ограничениями в разных юрисдикциях, что усложнит их деятельность и повышает издержки;

лоскутное регулирование не позволяет создать эффективную систему контроля и регулирования в отрасли, поэтому важно разработать полный и последовательный набор правил, которые бы обеспечивали права и интересы всех участников цифровых платформ;

создание несправедливых условий конкуренции, негативно сказывается на развитии инноваций и экономики в целом.

В этой связи, на уровне Цифрового кодекса необходимо пересмотреть понятийный аппарат,  определить цифровые платформы  и их категории. Регламентировать национальную цифровую платформ цифрового государства, позволяющую создавать государственные цифровые сервисы, а также в зависимости от категории установить  прозрачные правила взаимодействия между онлайн-платформами и их пользователями. Это включает в себя определение прав и обязанностей сторон, установление процедур разрешения споров и обеспечение защиты прав пользователей, повышение качества и доступности цифровых сервисов и услуг.

В Европейском союзе в 2019 году была принята «Цифровая программа ЕС», которая включает в себя меры по регулированию цифровых платформ и сервисов, таких как Google, Amazon и Facebook. Одним из ключевых аспектов является создание европейской регуляторной рамки для цифровых платформ, которая будет регулировать конкуренцию, защиту потребителей и безопасность данных.

Также в 2019 году вступил в силу Закон о цифровых рынках, который направлен на регулирование крупнейших цифровых платформ. Закон включает в себя ряд мер, таких как ужесточение правил конкуренции, обязательную прозрачность алгоритмов и защиту данных пользователей. Также были приняты другие законы, такие как Общее правило защиты данных, которое регулирует сбор и использование данных пользователей.

В США регулирование цифровых сервисов проводится несколькими федеральными агентствами, такими как Федеральная комиссия по связи (FCC), Федеральная торговая комиссия (FTC) и другие. Кроме того, в некоторых штатах также действуют свои законы и нормативные акты, например, в Калифорнии принят Закон о защите конфиденциальности потребителей в интернете (CCPA).

В Китае регулирование цифровых сервисов осуществляется на уровне государства. Одной из ключевых функций в этой области является Министерство промышленности и информационных технологий. Кроме того, существует Китайский национальный центр кибербезопасности, который контролирует доступ к важным ресурсам в интернете и блокирует содержание, которое может считаться опасным для государства.

Кроме того, многие страны начали регулировать использование и разработку искусственного интеллекта (ИИ) в связи с быстрым развитием этой технологии и ее потенциальными негативными последствиями.

США: в 2020 году Белый дом выпустил меморандум, в котором призывает все федеральные агентства США к использованию искусственного интеллекта, и описывает принципы использования этой технологии, включая принципы прозрачности, честности и безопасности. Кроме того, в США существует закон "Об ответственном использовании технологии искусственного интеллекта", предназначенный для регулирования использования ИИ в государственных структурах, коммерческих компаниях и других организациях.

Европейский Союз: в апреле 2021 года ЕС опубликовал предложение регулирования искусственного интеллекта, которое включает в себя категории риска для человеческой жизни и здоровья, а также принципы надлежащей заботы, прозрачности, ответственности и безопасности. Этот законодательный акт, если он будет принят, станет первым в мире единой рамкой регулирования использования искусственного интеллекта.

Китай: в 2017 году китайский правительственный орган опубликовал план развития искусственного интеллекта, который призывает китайские компании включать ИИ в свои проекты. В то же время, Китай также ввел ряд мер по регулированию использования искусственного интеллекта, включая регулирование использования ИИ в области финансовых услуг и требования к прозрачности использования ИИ в медицине.

В целом, международный опыт регулирования цифровых платформ искусственного интеллекта показывает, что необходимо учитывать принципы прозрачности, безопасности, ответственности и надлежащей защиты.

 

 

3. Предлагаемые пути решения описанной проблемы:

№ п/п

Решение

Плюсы

Минусы

1.

Кодификация отраслевого законодательства посредством разработки и принятия Цифрового кодекса

Систематизация и упорядочение правового регулирования;

устранение необоснованных бюрократических барьеров, правовых пробелов и коллизий;

 

обеспечение стабильности законодательства;

 

формирование гибких механизмов правового регулирования процесса разработки, тестирования и использования цифровых технологий;

Отсутствуют

2.

Совершенствование структуры государственного управления в сфере цифровизации с четким разграничением функционала уполномоченных органов и пересмотром основных задач и принципов регулирования с учетом глобальных технологических трендов и насущных потребностей страны.

 

Повышение эффективности государственного управления процессами цифровизации и цифровой трансформации, развития информационно-коммуникационной инфраструктуры в государственном и общественном секторе;

 

исключение дублирования функционала уполномоченных органов;

 

сокращение необоснованного административного вмешательства.

Отсутствуют

3.

Законодательное закрепление цифровых прав человека и гражданина с учетом международного опыта

Обеспечение безопасности человека и гражданина в цифровом пространстве;

 

предоставление действенных механизмов защиты цифровых прав с учетом рисков, связанных с развитием и использованием новых цифровых технологий и решений (систем социального рейтингования (скоринга), цифрового профайлинга  и т.д.).

Отсутствуют

4.

Введение ограничений на автоматический сбор и обработку чувствительных данных, в том числе, связанных с состоянием здоровья, религиозными и политическими убеждениями

Нивелирование угроз и рисков применения манипулятивных технологий в ущерб правам и свободам человека и гражданина, национальной безопасности

Отсутствуют

5.

Введение регулярной экспертизы воздействия алгоритмических систем на права и свободы человека и гражданина

 

 

Минимизация рисков, связанных с незаконным сбором и обработкой персональных и чувствительных данных, цифровой дискриминацией граждан вследствие некорректной работы или сбоев алгоритмических систем

Отсутствуют

6.

Внедрение механизма регулятивной песочницы (экспериментальный правовой режим) для тестирования технологий больших данных, в том числе, для применения в социально значимых отраслях, как здравоохранение.

Апробирование инноваций, новых технологий и пилотных проектов

Отсутствуют

7.

Создание единой экосистемы государственной поддержки отрасли информационно-коммуникационных технологий и инноваций на базе действующих институтов развития с консолидацией источников финансирования и мер стимулирующего характера

Дальнейшее увеличение количества перспективных и рентабельных стартапов и инноваторов;

 

привлечение дополнительных инвестиций в национальную IT-отрасль;

 

увеличение числа отчественных программных продуктов и продукции электронной промышленности, используемой в государственном, общественном и частном секторе;

 

создание новых высокотехнологичных рабочих мест;

 

увеличение в экспорте высокотехнологичных продуктов и услуг.

Отсутствуют

8.

Внедрение инструментов юзабилити-тестирования и проектных подходов при создании и развитие государственных цифровых сервисов

Повышение уровня удовлетворенности граждан услугами в государственном и общественном секторе;

 

развитие у государственных и гражданских служащих клиенториентированных компетенций.

Отсутствуют

9.

Создание единой законодательной базы, регулирующей деятельность цифровых платформ и цифровых сервисов, в том числе введение категоризации цифровых платформ, определение прав и обязанностей сторон, установление процедур разрешения споров и обеспечение защиты прав пользователей.

Устранение правовых пробелов, исключение риска злоупотреблений;

 

прозрачные правила взаимодействия между онлайн-платформами и их пользователями

 

повышение качества и доступности цифровых сервисов и услуг

Отсутствуют

10.

Введение классификации персональных данных на анимизированные и пседвоанимизированные, а также регулирование особенностей их сбора и обработки в зависимости от степени обезличевания

Устранение правовых пробелов, исключение риска злоупотреблений;

 

создание условий для легального оборота данных в экономике

Отсутствуют

11.

Совершенствование порядка совместного использования открытых данных, содержащихся в ведомственных информационных системах государственных органов

 

Разработка эффективных бизнес-стратегий, конкурентоспособных товаров, работ и услуг

 

оптимизация бизнес-процессов субъектов рынка, сокращение издержек;

 

развитие инновационных технологий, в том числе, искусственного интеллекта.

Отсутствуют

12.

Стимулирование участников рынка к легальному и безопасному обмену данными, в том числе на базе посредников по управлению данными

Разработка эффективных бизнес-стратегий, конкурентоспособных товаров, работ и услуг

 

оптимизация бизнес-процессов субъектов рынка, сокращение издержек;

 

развитие инновационных технологий, в том числе, искусственного интеллекта.

Отсутствуют

13.

Определение порядка обмена данными между государственными органам и частным сектором при возникновении чрезвычайных ситуаций природного, техногенного и социального характера

Повышение эффективности и оперативности деятельности госорганов при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций;

 

улучшение межведомственного взаимодействия;

 

недопущение введения излишних необоснованных ограничений.

Отсутствуют

14.

Совместное планирование развития, реконструкции и ремонта автомобильных дорог общего пользования, а также волоконно-оптических линий связи

Снижение инфраструктурных расходов;

 

повышение качества связи и улучшение клиетского сервиса;

 

ускорение покрытия сельских населенных пунктов качественной мобильной связью;

 

экономия существующих затрат на строительство сетей связи;

 

повышение инвестиционной привлекательности инфрастркурных проектов в сфере связи.

Отсутствуют

15.

Введение механизма перераспределения радиочастотного спектра

Повышение эффективности использования радиочастотного спектра;

 

внедрение новых технологий в области связи с учетом оперативности высвобождения необходимых частот.

Отсутствуют

16

Внедрение Agile-подходов при проведении закупок и финансирования разработок в сфере IT государственным сектором, в том числе, на едином онлайн-сервисе

Сокращение сроков приобретения информационно-коммуникационных услуг для государственных нужд;

 

учет предпочтений потенциальных пользователей государственных цифровых сервисов на этапе проектирования продукта;

 

обеспечение прозрачности осуществления закупок и развитие добросовестной конкуренции среди потенциальных поставщиков;

 

расширение доступа для малого и среднего бизнеса.

Отсутствуют

 

4. Влияние предлагаемых путей решения на:

 

Плюсы

Минусы

1. Социальное развитие (уровень измерения человеческого капитала)

 

Расширении спектра и повышение качества госуслуг, персонализация госуслуг с учетом индивидуальных потребностей и жизненных ситуаций граждан, снижении стоимости госуслуг и расходов на государственное управление в целом, исключение субъективизма при получении услуг;

 

повышение эффективности системы цифровых коммуникаций и цифровой грамотности населения;

 

гарантирование специфических цифровых прав с учетом наилучших мировых практик: на защиту персональных данных, от цифровой дискриминации, в особенности, уязвимых категорий общества, в первую очередь, детей;

 

вовлечение граждан в общественные и политические процессы, повышение доверия к государственным институтам, формирование гражданской ответственности;

 

рост уровня и качества жизни населения;

 

создание благоприятной, инновационной и безопасной среды для самореализации

Не прогнозируются

2. Развитие предпринимательства

 

Максимальное сокращение временных, финансовых и организационных издержек для бизнеса и граждан при взаимодействии с государством в электронном формате;

 

повышение прозрачности при осуществлении закупок, распределении государственных активов, устранение необоснованных бюрократических барьеров и коррупционных факторов;

 

создании законодательства, благоприятного для формирования и развития бизнеса, в преференциях со стороны государства и поддержке в работе на зарубежных рынках.

Не прогнозируются

3. Органы государственной власти

 

 

Создание «невидимого» - цифрового «человекоцентричного» государства, в котором услуги оказываются более оперативно и эффективно, а взаимодействие граждан и государства происходит на более высоком и качественном  уровне.

 

Переход на государственное управление, основанное на достоверных и актуальных данных, формируемых и обновляемых в режиме онлайн.

 

Налаживание устойчивых механизмов обратной связи между государством, гражданами и бизнесом, позволяющих своевременно реагировать на запросы общества.

 

Не прогнозируются

4. Экономическую систему

 

 

Формирование в Республике Казахстан  современной и конкурентоспособной национальной цифровой экономики;

 

выстраивание эффективной производственной и потребительской кооперации за счет сокращения цепочки посредников, персонификации производства и сбыта с учетом предпочтений клиентов, экономия ресурсов;

 

сокращение цикла разработки и выведения на рынок новой продукции;

 

развитие малого и среднего бизнеса;

 

ускоренное продвижение инновационных стартапов;

 

привлечение дополнительных инвестиций в реальный сектор экономики

 

создание новых высокотехнологичных рабочих мест.

Не прогнозируются

5. Экологическую среду

 

Снижение выбросов и неэффективного использования природных ресурсов благодаря оптимизации производственной деятельности, внедрения ресурсосберегающих технологий в общественном и частном секторе.

Не прогнозируются

6. Объемы доходов и расходов государственного бюджета

Снижение расходов на государственное управление благодаря формированию компактного и профессионального аппарата;

 

Снижение расходов на цифровизацию государственного сектора, за счет цифровой трансформации и платформенного подхода

 

увеличение поступлений в государственный бюджет от IT-сектора;

Не прогнозируются

 

5. Механизмы реализации с указанием алгоритмов действий в случае законодательного регулирования (институциональные и организационные мероприятия):

Мероприятия

Сроки

Ответственные

Бюджет

Включение проекта Цифрового кодекса в план законопроектных работ на 2024 год

сентябрь 2023 года

МЦРИАП

Не требуется

Разработка проекта консультативного документа регуляторной политики

ноябрь 2023 года

МЦРИАП

Не требуется

Проведение публичного обсуждения проекта КДРП на портале «Открытые НПА»

декабрь 2023 года

 

МЦРИАП

Не требуется

Одобрения проекта КДРП Межведомственной комиссией по вопросам законопроектной деятельности

январь 2024 года

МЦРИАП

Не требуется

Разработка проекта Цифрового кодекса, а также сопутствующего законопроекта

май 2024 года

МЦРИАП

Не требуется

Проведение публичного обсуждения проекта Цифрового кодекса

июнь  2024 года

МЦРИАП

Не требуется

Согласование проекта Цифрового кодекса с заинтересованными государственными органами, организациями бизнес-сообщества, представителями общественности

июль-август

2024 года

МЦРИАП

Не требуется

Внесение проекта Цифрового кодекса в Аппарат Правительства

август 2024 года

 

Не требуется

Внесение проекта Цифрового кодекса в Мажилис Парламента

сентябрь 2024 года

МЦРИАП

Не требуется

 

6. Возможные риски:

Возможные риски (в том числе и социальные риски)

Возможные причины

Система управления рисками

Отсутствие общественной поддержки предлагаемого реформирования «цифрового законодательства» путем разработки единого кодифицированного акта

Недостаточное доверие определенной части общества к процессам, в основе которых лежат решения, основанные на использовании ИКТ.

Слабая информационно-разъяснительная работа предлагаемых законодательных инициатив, в том числе, в средствах массовой информации, социальных сетях, блогосфере.

Будет проведен детальный анализ планируемых инициатив на предмет выявления возможных рисков возникновения негативного общественного резонанса, а также подготовлены наглядные и доступные разъяснительные материалы для исключения  необоснованных манипуляций и формирования положительного общественного мнения.

 

Будет разработана план-программа информационного сопровождения проекта Цифрового кодекса с конкретными мероприятиями и привлечением лидеров общественного мнения, представителей экспертного сообщества для продвижения  позитивных аспектов предлагаемых законодательных инициатив в информационном пространстве и учета потенциальных опасений общественности и частного сектора.

Избыточная и необоснованная жесткая регламентация нарождающихся общественных отношений, а также перспективных цифровых технологий, что чревато риском нарастания технологического отставания от ведущих стран и оттоком из страны квалифицированных кадров, стартапов и иностранных инвестиций

Недостаточная прогнозно-аналитическая работа относительно глобальных и долгосрочных трендов развития передовых цифровых технологий и продуктов, а также отсутствие конструктивного взаимодействия со всеми вовлеченными сторонами

Будут проведены аналитические исследования в сфере цифровизации с учетом успешных отечественных кейсов и применимого опыта ведущих стран-лидеров, а также выстроен конструктивный и постоянный диалог с представителями IT-сообщества для выработки сбалансированного законодательного регулирования и обеспечения надлежащей правоприменительной практики.

 

 

7. Целевые группы для публичного обсуждения:

Центральные и местные органы государственного управления, субъекты квазигосударственного сектора, бизнес-сообщество, неправительственные объединения, граждане и организации, а также другие субъекты регулирования.

 

8. Способ публичного обсуждения:

Проект консультативного документа регуляторной политики проекта Цифрового кодекса будет размещен для проведения публичного обсуждения на портале «Открытые НПА». Целевые группы будут уведомлены о начале публичного обсуждения посредством адресной рассылки, публикацией объявления на интернет-ресурсе Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности и в средствах массовой информации.

По проекту консультативного документа регуляторной политики будут запланированы публичные слушания на площадке Службы центральных коммуникаций.

 

9. Результаты публичного обсуждения

№ п/п

Предлагаемое решение

Отношение общественности (целевых групп)

 

1

 

 

 

 

2

 

 

 

 

3

 

 

 

 

10. Структура и содержание проекта закона (в случае принятия решения о необходимости разработки 11. Структура и содержание проекта закона (в случае принятия решения о необходимости разработки законодательного акта).

РАЗДЕЛ 1

ОБЩАЯ ЧАСТЬ

РАЗДЕЛ 2

ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ

 

Предлагаемая структура проекта Цифрового кодекса включает 9 разделов.

В связи с разработкой Цифрового кодекса предлагается поставить на утрату следующие законодательные акты:

1) Закон Республики Казахстан «Об электронном документе и электронной цифровой подписи» от 7 января                2003 года;

2) Закон Республики Казахстан «О государственных услугах» от 15 апреля 2013 года;

3) Закон Республики Казахстан «О персональных данных и их защите» от 21 мая 2013 года;

4) Закон Республики Казахстан «Об информатизации» от 24 ноября 2015 года;

5) Закон Республики Казахстан «О связи» от 5 июля 2004 года;

6) Закон Республики Казахстан «О доступе к информации» от 16 ноября 2015 года 

7) Закон Республики Казахстан «О цифровых активах в Республике Казахстан» от 6 февраля 2023

 

11. Индикаторы оценки эффективности вводимого регулирования с указанием сроков их пересмотра.

Достижение не ниже 30 места в Рейтинге цифровой конкурентоспособности IMD;

Достижение не ниже 15 места в Рейтинге электронного правительства ООН;

Достижение не ниже 30 места в Субиндексе  Телекоммуникационная инфраструктура;

Достижение не ниже 80% доли местного содержания в ИТ-услугах;

Достижение не ниже 20 места в  Глобальном индексе кибербезопасности в 2025 году.

 

Комментарий

КАБАРОВА КУРАЛАЙ (Другие)

Центральные и местные органы государственного упра... посмотреть текст 11/12 - 13:39

После внимательного изучения Цифрового Кодекса становится очевидным, что вопросы цифровой сохранности данных требуют дополнительного внимания и урегулирования в рамках данного документа. В современном цифровом мире, где технологии предоставляют огромные возможности, ценность хранимых данных становится важным активом. Учитывая важность сохранности данных в контексте архивного хранения, внесение соответствующих положений и мер безопасности в Цифровой Кодекс становится необходимостью. Это позволит создать комплексный документ, регулирующий не только цифровые технологии в целом, но и обеспечивающий надежное и безопасное архивное хранение, что крайне важно для сохранения культурного и исторического наследия.

12/12 - 10:28

Здравствуйте Куралай! Благодарим Вас за комментарий. Консультативный документ регуляторной политики является документом установленной формы, в котором должны содержаться проблемы государственного регулирования в конкретной сфере, пути их решения, обоснование необходимости разработки проекта закона и иные положения, определяемые Правительством Республики Казахстан. Вместе с тем, сообщаем, что Ваши предложения будут учтены при разработке проекта Цифрового Кодекса Республики Казахстан.

ШҮРЕН АРАЙ

9. Результаты публичного обсуждения... посмотреть текст 11/12 - 08:38

Министерство юстиции, рассмотрев консультативный документ регуляторной политики к проекту Цифрового Кодекса (далее – КДРП), в пределах компетенции сообщает следующее. Касательно позиции 1 раздела 1 В рамках КДРП в качестве аналитических сведений, показывающих уровень и значимость описываемой проблемы, предлагается включить положение о том, что растущая нестабильность законодательства негативно сказывается на национальной экономике. Граждане не успевают отследить изменения в законах, что затрудняет их соблюдение. Для бизнеса постоянная корректировка регуляторной политики мешает долгосрочному планированию, принятию взвешенных решений об инвестировании, что ограничивает деловую активность. В соответствии с пунктом 9 Правил законотворческой работы Правительства РК (утверждены постановлением Правительства РК от 29 декабря 2016 года № 907, далее - Правила) разработка консультативного документа включает в себя определение (целевых) индикаторов, ожидаемых результатов, которые будут достигнуты в регулируемой сфере общественных отношений в связи с принятием проекта закона в течение последующих пяти лет. В качестве аргументации необходимо приводить примеры из правоприменительной практики с указанием краткой фабулы имевшихся ситуаций, выводы и предложения. В этой связи полагаем, что данные предложения требуют доработки с учетом включения соответствующих примеров в правоприменительной практике. Касательно позиции 2 раздела 1 В качестве проблемного вопроса указано на «избыточное регулирование функций государственных органов и административных процедур на законодательном уровне, что лишает уполномоченных органов самостоятельности, а также возможности принимать оперативные решения по оптимизации внешних и внутренних бизнес-процессов, внедрению передовых практик и цифровых решений». В свою очередь отмечаем, что данный вопрос не отражает суть проекта Цифрового Кодекса, а раскрывает в большей мере вопросы дебюрократизации государственного аппарата. Кроме того, данный вопрос уже был проработан Министерством цифрового развития и аэрокосмической деятельности в рамках текущей законопроектной деятельности. Касательно позиции 3 раздела 1 В рамках КДРП предлагается внедрение цифровых прав человека и гражданина, которые будут являться специфической категорией, требующей особого регулирования в разных областях. В свою очередь отмечаем, что в действующем законодательстве понятие «цифровые права» отсутствует, что не позволяет в полной мере определить данную категорию. Вместе с тем, согласно статье 12 Конституции в РК гарантируется обеспечение конституционных прав и свобод. Для реализации конституционных прав граждан принимаются соответствующие отраслевые законы. В этой связи полагаем, что необходимость закрепления указанных прав в КДРП отсутствует. Аналогичное замечание позиции 3 раздела 3. Касательно позиции 6 раздела 1 В рамках КДРП проблемным вопросом является необходимость ускорения процесса цифровой трансформации государственных органов, а также переход от «электронного» к «цифровому» государству. В то же время одной из основных причин возникшей проблемы являются неактуальные и некорректные данные в государственных информационных системах. Вместе с тем, поскольку указанные государственные информационные системы содержат в себе неактуальные данные, возникает вопрос реализации корректной цифровой трансформации государственного аппарата. В то же время полагаем, что в данном вопросе необходимо предусмотреть конкретные положения, где будут отражены различия «электронного» от «цифрового» государства, а также раскрыта проблематика данного вопроса и пути ее дальнейшего решения. Более того отмечаем, что в указанном вопросе упоминается о платформе Qaztech, в рамках которой планируется оказание государственных услуг. При этом, поскольку информация об указанной платформе отсутствует, проект требует доработки. По разделу 2 (Анализ текущей ситуации) В качестве международного опыта указана такая страна, как Кыргызстан, которая заявила о готовности урегулирования вопросов цифровизации на уровне кодифицированного акта. В свою очередь отмечаем, что стало известно о том, что Киргизия уже разработала Цифровой Кодекс, в которой объединила все цифровые нормы. В этой связи проект требует доработки. По позиции 6 раздела 3 Предусматривается внедрение механизма регулятивной песочницы (экспериментальный правовой режим) для тестирования технологий больших данных, в том числе, для применения в социально значимых отраслях, как здравоохранение. Однако, в соответствии с пунктом 1 статьи 47 и пунктом 1 статьи 48 Закона «О правовых актах» нормативные правовые акты Республики Казахстан, принятые Президентом РК, Председателем Совета Безопасности РК, Парламентом РК, Правительством РК, центральными исполнительными и иными центральными государственными органами, распространяют свои действия на всю территорию, а также на граждан и юридических лиц РК, в том числе находящихся на ее территории иностранцев и лиц без гражданства, юридических лиц иностранных государств, их филиалов и представительств. Вместе с тем, согласно пункту 3-1 статьи 2 Конституции на территории РК может быть установлен особый правовой режим только в пределах города Астаны в финансовой сфере. В свою очередь отмечаем, что в соответствии со статьей 56 Закона «О правовых актах» реализуется Пилотный проект, который проводится в целях апробирования и определения уровня эффективности предлагаемой нормы в проекте закона. С учетом изложенного проект требует доработки. По позиции 7 раздела 3 Одним их плюсов предлагаемого пути решения является мероприятие по дальнейшему увеличению количества перспективных и рентабельных стартапов и инноваторов. Вместе с тем отмечаем, что вопрос регулирования стартапов регламентирован в Законе «Об инвестиционных и венчурных фондах», в которых установлены правовые положения и деятельность венчурных фондов в Республике Казахстан. В этой связи полагаем, что необходимость регламентирования вопроса стартапов в проекте КДРП, отсутствует. По позиции 3 раздела 3 В рамках КДРП в качестве путей решения проблемы предусматривается предоставление действенных механизмов защиты цифровых прав с учетом рисков, связанных с развитием и использованием новых цифровых технологий и решений (систем социального рейтингования (скоринга), цифрового профайлинга и т.д.). Вместе с тем, согласно пункту 1 статьи 18 Конституции каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства. Кроме того, статьей 147 Уголовного Кодекса установлено, что незаконное собирание сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо причинение существенного вреда правам и законным интересам лица в результате незаконных сбора и (или) обработки (за исключением распространения) иных персональных данных наказывается штрафом. В то же время отмечаем, что проект КДРП не раскрывает, что подразумевается под понятием «скоринг», а также дальнейший механизм ее реализации. На основании вышеизложенного, поскольку данные предложения могут вызвать риски социального характера, полагаем необходимым их исключить, либо доработать, с учетом включения в КДРП положительного международного опыта. По позиции 10 раздела 3 Одним из плюсов в предлагаемых путях решения является «введение классификации персональных данных на анимизированные и пседвоанимизированные, а также регулирование особенностей их сбора и обработки в зависимости от степени обезличевания». При этом одним из плюсов данного мероприятия будет создание условий для легального оборота данных в экономике. Вместе с тем в данном вопросе не раскрывается суть таких понятий как «анимизированные» и «пседвоанимизированные», а также предлагаемое понятие «оборот данных». В этой связи проект требует доработки. По позиции 16 раздела 3 Предлагается внедрение механизма закупок и финансирования в сфере IT государственным сектором, в том числе, на едином онлайн-сервисе, который включает в себя учет предпочтений потенциальных пользователей и др. вопросы, связанные с процедурами государственных закупок. Следует отметить, что указанные вопросы регулируются Законом «О государственных закупках», в рамках которого возможно предусмотреть вышеназванные мероприятия. В этой связи полагаем, что необходимость включения данных вопросов в Цифровой Кодекс, отсутствует. Касательно раздела 10 1. В данном разделе содержатся предмет и сфера правоотношений, которые государственный орган намерен законодательно урегулировать, с кратким и четким указанием основных положений законодательного акта, а также его цели и задачи. Отражается основное содержание и основной предмет правового регулирования. В случае если КДРП предусматривает разработку нескольких законопроектов, то в данном разделе указывается структура каждого законопроекта. В свою очередь, в данном разделе не указано содержание проекта Кодекса, а также его цели и задачи, а лишь перечислены наименования законов. 2. Предлагаемая структура Цифрового Кодекса будет содержать в себе в том числе законы «О цифровых активах» и «Об электронном документе и электронной цифровой подписи». Вместе с тем в рамках КДРП соответствующие положения по данным законам отсутствует, что не позволяет в полной мере определить целостность КДРП. В целом отмечаем, что согласно статье 82 Предпринимательского кодекса при разработке проектов законов, если государственные органы планируют ввести новый регуляторный инструмент или ужесточить регулирование в отношении субъектов предпринимательства, государственные органы должны предварительно провести процедуру анализа регуляторного воздействия. При этом ужесточение регулирования это установление дополнительных требований, обязанностей или иное увеличение нагрузки на субъектов предпринимательства С учетом вышеизложенного проект КДРП требует тщательной доработки.

15/12 - 12:38

Здравствуйте Арай! Благодарим Вас за комментарий. Рассмотрев замечания на позицию 1 раздела 1, сообщаем, что они не принимаются, в связи с тем, что в указанном разделе предусмотрены примеры, а в разделе 11 указаны индикаторы измерения. Вместе с тем, вопросы дебюрократизации МЦРИАП проработаны точечно на уровне нескольких Законов (Об информатизации, АППРК), при этом утяжеляя законодательство, не позволяя концептуально пересмотреть все необходимые нормы. Касательно отсутствия необходимости закрепления цифровых прав в КДРП, сообщаем о необходимости урегулирования данного вопроса в рамках проекта Цифрового кодекса. Также не принимаются замечания к: позиции 6 раздела 1 и по 2-разделу. По позиции 6 раздела 3 сообщаем, что механизм регулятивной песочницы не противоречит действующему законодательству, а расширяет сферу его применения, как дополнительный механизм. Также не принимаются замечания на позицию 7 раздела 3, так как в данном случае акцент сделан на развитие единой экосистемы государственной поддержки отрасли информационно-коммуникационных технологий, а не регулирование венчурных фондов. Будут учтены в рамках разработки проекта Кодекса предложения к позиции 3 раздела 3 и к позиции 10 раздела 3. Замечания к позиции 16 раздела 3 не принимаются поскольку в данном случае подразумевается особый порядок при создании информационных систем. Вместе с тем, предложения к 10-разделу будут учтены в рамках разработки проекта Кодекса.

ШҮРЕН АРАЙ (Другие)

10. Структура и содержание проекта закона (в случа... посмотреть текст 09/12 - 14:18

Министерство юстиции, рассмотрев консультативный документ регуляторной политики к проекту Цифрового Кодекса (далее – КДРП), в пределах компетенции сообщает следующее. Касательно позиции 1 раздела 1 В рамках КДРП в качестве аналитических сведений, показывающих уровень и значимость описываемой проблемы, предлагается включить положение о том, что растущая нестабильность законодательства негативно сказывается на национальной экономике. Граждане не успевают отследить изменения в законах, что затрудняет их соблюдение. Для бизнеса постоянная корректировка регуляторной политики мешает долгосрочному планированию, принятию взвешенных решений об инвестировании, что ограничивает деловую активность. В соответствии с пунктом 9 Правил законотворческой работы Правительства РК (утверждены постановлением Правительства РК от 29 декабря 2016 года № 907, далее - Правила) разработка консультативного документа включает в себя определение (целевых) индикаторов, ожидаемых результатов, которые будут достигнуты в регулируемой сфере общественных отношений в связи с принятием проекта закона в течение последующих пяти лет. В качестве аргументации необходимо приводить примеры из правоприменительной практики с указанием краткой фабулы имевшихся ситуаций, выводы и предложения. В этой связи полагаем, что данные предложения требуют доработки с учетом включения соответствующих примеров в правоприменительной практике. Касательно позиции 2 раздела 1 В качестве проблемного вопроса указано на «избыточное регулирование функций государственных органов и административных процедур на законодательном уровне, что лишает уполномоченных органов самостоятельности, а также возможности принимать оперативные решения по оптимизации внешних и внутренних бизнес-процессов, внедрению передовых практик и цифровых решений». В свою очередь отмечаем, что данный вопрос не отражает суть проекта Цифрового Кодекса, а раскрывает в большей мере вопросы дебюрократизации государственного аппарата. Кроме того, данный вопрос уже был проработан Министерством цифрового развития и аэрокосмической деятельности в рамках текущей законопроектной деятельности. Касательно позиции 3 раздела 1 В рамках КДРП предлагается внедрение цифровых прав человека и гражданина, которые будут являться специфической категорией, требующей особого регулирования в разных областях. В свою очередь отмечаем, что в действующем законодательстве понятие «цифровые права» отсутствует, что не позволяет в полной мере определить данную категорию. Вместе с тем, согласно статье 12 Конституции в РК гарантируется обеспечение конституционных прав и свобод. Для реализации конституционных прав граждан принимаются соответствующие отраслевые законы. В этой связи полагаем, что необходимость закрепления указанных прав в КДРП отсутствует. Аналогичное замечание позиции 3 раздела 3. Касательно позиции 6 раздела 1 В рамках КДРП проблемным вопросом является необходимость ускорения процесса цифровой трансформации государственных органов, а также переход от «электронного» к «цифровому» государству. В то же время одной из основных причин возникшей проблемы являются неактуальные и некорректные данные в государственных информационных системах. Вместе с тем, поскольку указанные государственные информационные системы содержат в себе неактуальные данные, возникает вопрос реализации корректной цифровой трансформации государственного аппарата. В то же время полагаем, что в данном вопросе необходимо предусмотреть конкретные положения, где будут отражены различия «электронного» от «цифрового» государства, а также раскрыта проблематика данного вопроса и пути ее дальнейшего решения. Более того отмечаем, что в указанном вопросе упоминается о платформе Qaztech, в рамках которой планируется оказание государственных услуг. При этом, поскольку информация об указанной платформе отсутствует, проект требует доработки. По разделу 2 (Анализ текущей ситуации) В качестве международного опыта указана такая страна, как Кыргызстан, которая заявила о готовности урегулирования вопросов цифровизации на уровне кодифицированного акта. В свою очередь отмечаем, что стало известно о том, что Киргизия уже разработала Цифровой Кодекс, в которой объединила все цифровые нормы. В этой связи проект требует доработки. По позиции 6 раздела 3 Предусматривается внедрение механизма регулятивной песочницы (экспериментальный правовой режим) для тестирования технологий больших данных, в том числе, для применения в социально значимых отраслях, как здравоохранение. Однако, в соответствии с пунктом 1 статьи 47 и пунктом 1 статьи 48 Закона «О правовых актах» нормативные правовые акты Республики Казахстан, принятые Президентом РК, Председателем Совета Безопасности РК, Парламентом РК, Правительством РК, центральными исполнительными и иными центральными государственными органами, распространяют свои действия на всю территорию, а также на граждан и юридических лиц РК, в том числе находящихся на ее территории иностранцев и лиц без гражданства, юридических лиц иностранных государств, их филиалов и представительств. Вместе с тем, согласно пункту 3-1 статьи 2 Конституции на территории РК может быть установлен особый правовой режим только в пределах города Астаны в финансовой сфере. В свою очередь отмечаем, что в соответствии со статьей 56 Закона «О правовых актах» реализуется Пилотный проект, который проводится в целях апробирования и определения уровня эффективности предлагаемой нормы в проекте закона. С учетом изложенного проект требует доработки. По позиции 7 раздела 3 Одним их плюсов предлагаемого пути решения является мероприятие по дальнейшему увеличению количества перспективных и рентабельных стартапов и инноваторов. Вместе с тем отмечаем, что вопрос регулирования стартапов регламентирован в Законе «Об инвестиционных и венчурных фондах», в которых установлены правовые положения и деятельность венчурных фондов в Республике Казахстан. В этой связи полагаем, что необходимость регламентирования вопроса стартапов в проекте КДРП, отсутствует. По позиции 3 раздела 3 В рамках КДРП в качестве путей решения проблемы предусматривается предоставление действенных механизмов защиты цифровых прав с учетом рисков, связанных с развитием и использованием новых цифровых технологий и решений (систем социального рейтингования (скоринга), цифрового профайлинга и т.д.). Вместе с тем, согласно пункту 1 статьи 18 Конституции каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства. Кроме того, статьей 147 Уголовного Кодекса установлено, что незаконное собирание сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо причинение существенного вреда правам и законным интересам лица в результате незаконных сбора и (или) обработки (за исключением распространения) иных персональных данных наказывается штрафом. В то же время отмечаем, что проект КДРП не раскрывает, что подразумевается под понятием «скоринг», а также дальнейший механизм ее реализации. На основании вышеизложенного, поскольку данные предложения могут вызвать риски социального характера, полагаем необходимым их исключить, либо доработать, с учетом включения в КДРП положительного международного опыта. По позиции 10 раздела 3 Одним из плюсов в предлагаемых путях решения является «введение классификации персональных данных на анимизированные и пседвоанимизированные, а также регулирование особенностей их сбора и обработки в зависимости от степени обезличевания». При этом одним из плюсов данного мероприятия будет создание условий для легального оборота данных в экономике. Вместе с тем в данном вопросе не раскрывается суть таких понятий как «анимизированные» и «пседвоанимизированные», а также предлагаемое понятие «оборот данных». В этой связи проект требует доработки. По позиции 16 раздела 3 Предлагается внедрение механизма закупок и финансирования в сфере IT государственным сектором, в том числе, на едином онлайн-сервисе, который включает в себя учет предпочтений потенциальных пользователей и др. вопросы, связанные с процедурами государственных закупок. Следует отметить, что указанные вопросы регулируются Законом «О государственных закупках», в рамках которого возможно предусмотреть вышеназванные мероприятия. В этой связи полагаем, что необходимость включения данных вопросов в Цифровой Кодекс, отсутствует. Касательно раздела 10 1. В данном разделе содержатся предмет и сфера правоотношений, которые государственный орган намерен законодательно урегулировать, с кратким и четким указанием основных положений законодательного акта, а также его цели и задачи. Отражается основное содержание и основной предмет правового регулирования. В случае если КДРП предусматривает разработку нескольких законопроектов, то в данном разделе указывается структура каждого законопроекта. В свою очередь, в данном разделе не указано содержание проекта Кодекса, а также его цели и задачи, а лишь перечислены наименования законов. 2. Предлагаемая структура Цифрового Кодекса будет содержать в себе в том числе законы «О цифровых активах» и «Об электронном документе и электронной цифровой подписи». Вместе с тем в рамках КДРП соответствующие положения по данным законам отсутствует, что не позволяет в полной мере определить целостность КДРП. В целом отмечаем, что согласно статье 82 Предпринимательского кодекса при разработке проектов законов, если государственные органы планируют ввести новый регуляторный инструмент или ужесточить регулирование в отношении субъектов предпринимательства, государственные органы должны предварительно провести процедуру анализа регуляторного воздействия. При этом ужесточение регулирования это установление дополнительных требований, обязанностей или иное увеличение нагрузки на субъектов предпринимательства С учетом вышеизложенного проект КДРП требует тщательной доработки.


Прикреплённые файлы:     КДРП замечания.docx

15/12 - 12:38

Здравствуйте Арай! Благодарим Вас за комментарий. Рассмотрев замечания на позицию 1 раздела 1, сообщаем, что они не принимаются, в связи с тем, что в указанном разделе предусмотрены примеры, а в разделе 11 указаны индикаторы измерения. Вместе с тем, вопросы дебюрократизации МЦРИАП проработаны точечно на уровне нескольких Законов (Об информатизации, АППРК), при этом утяжеляя законодательство, не позволяя концептуально пересмотреть все необходимые нормы. Касательно отсутствия необходимости закрепления цифровых прав в КДРП, сообщаем о необходимости урегулирования данного вопроса в рамках проекта Цифрового кодекса. Также не принимаются замечания к: позиции 6 раздела 1 и по 2-разделу. По позиции 6 раздела 3 сообщаем, что механизм регулятивной песочницы не противоречит действующему законодательству, а расширяет сферу его применения, как дополнительный механизм. Также не принимаются замечания на позицию 7 раздела 3, так как в данном случае акцент сделан на развитие единой экосистемы государственной поддержки отрасли информационно-коммуникационных технологий, а не регулирование венчурных фондов. Будут учтены в рамках разработки проекта Кодекса предложения к позиции 3 раздела 3 и к позиции 10 раздела 3. Замечания к позиции 16 раздела 3 не принимаются поскольку в данном случае подразумевается особый порядок при создании информационных систем. Вместе с тем, предложения к 10-разделу будут учтены в рамках разработки проекта Кодекса.