Единый контакт-центр

1414

8-800-080-7777

Категория

Условие поиска

Государственный орган *

Публичное обсуждение до

С По

Тип

Статус

Дата создания

С По

 


Концепция проекта Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия коррупции»

Краткое содержание:
Статус: Архив
Версия проекта:   Версия 1   
Тип НПА: Концепция
Дата создания: 03/07/2020
Публичное обсуждение до: 20/07/2020
Дата запуска онлайн-обсуждения: 21/07/2020 09:00:00
Дата окончания онлайн-обсуждения: 21/07/2020 18:30:00

1. Наименование концепции

Концепция

проекта Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан

по вопросам противодействия коррупции»


 

2. Название законопроекта

Проект Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан

по вопросам противодействия коррупции»


 

3. Обоснование необходимости разработки законопроекта

В Казахстане принимаются последовательные шаги по формированию эффективной системы противодействия коррупции.

В Стратегическом плане развития Республики до 2025 года указано, что одним из принципиальных изменений для Казахстана к 2025 году, станет переход от толерантности к правонарушениям – к «нулевой» терпимости, особенно к коррупционным деяниям.

С целью совершенствования антикоррупционного законодательства, Казахстан с 2004 года участвует в субрегиональной программе ОЭСР – Стамбульский план действий по борьбе с коррупцией.

За данный период в отношении Казахстана проведено 4 мониторинговых раунда по исполнению его рекомендаций.

Секретариатом ОЭСР дана позитивная оценка проводимой страной работе.

Следует отметить, что согласно Методологии четвертого раунда мониторинга рекомендация признается полностью исполненной в случае принятия соответствующих нормативных правовых актов и при наличии результатов их эффективного применения на практике.

В соответствии с рекомендациями Отчета четвертого раунда мониторинга Стамбульского плана, утвержденного на заседании Антикоррупционной сети ОЭСР от 13 сентября 2017 года в городе Париж, Казахстану рекомендовано привести в соответствие с международными стандартами законодательство о коррупционных правонарушениях.

Кроме того, Национальным докладом о противодействии коррупции по итогам 2019 года, ежегодно вносимым Главе государства в соответствии с требованиями Закона «О противодействии коррупции», предусмотрен ряд законодательных рекомендаций.

Так, в целях дальнейшей имплементации передовых антикоррупционных принципов, стандартов и рекомендаций предложено продолжить проработку новых инструментов противодействия коррупции.

Резолюцией Главы государства от 20 апреля 2020 года № 6005-3ПАБ Национальный доклад был одобрен.

В этой связи предлагается принятие комплекса законодательных мер по вопросу гармонизации национального законодательства со стандартами ОЭСР, имплементации норм Конвенции ООН против коррупции, ратифицированной Законом Республики Казахстан от 4 мая 2008 года (далее – Конвенция ООН против коррупции), а также предусмотренных Национальным докладом о противодействии коррупции по итогам 2019 года, которые позволят значительно повысить эффективность противодействия коррупции.

Кроме того, правоприменительная практика, поручения вышестоящих органов и должностных лиц, результаты правового мониторинга говорят о целесообразности совершенствования отдельных положений законодательства в сфере противодействия коррупции.

С учетом вышеизложенного, в рамках законопроекта предлагается рассмотреть и реализовать следующие антикоррупционные инициативы:

1) Усиление ответственности за коррупцию сотрудников силовых органов и судей

Совершение уголовного правонарушения сотрудником правоохранительного или специального органа, судьей с использованием своего служебного положения относится к обстоятельству, отягчающему уголовную ответственность и наказание (пункт 16) части первой статьи 54 УК РК).

Указанное учитывается при назначении наказания в рамках санкции конкретной статьи, но не является квалифицирующим признаком. Зарубежный опыт показывает, что к рассматриваемой категории должностных лиц применяют более суровые наказания.

Предлагается в Уголовном кодексе Республики Казахстан (далее – УК) предусмотреть новую категорию субъекта коррупции «должностное лицо с особым статусом – сотрудник правоохранительного или специального государственного органа, судья».

Внесение в УК понятия «должностное лицо с особым статусом», а также в качестве квалифицирующего признака по всем составам коррупционных преступлений – имеет под собой неоспоримые законодательные основания.

Уголовное законодательство не относит совершение коррупционного преступления сотрудниками силовых структур к квалифицирующему признаку.

При этом, в соответствии с действующим законодательством указанная категория лиц признается субъектами государственной службы с особым статусом и имеют особые социальные и иные гарантии со стороны государства.

Судьи наряду с депутатами Парламента, политическими госслужащими либо госслужащими корпуса «А» отнесены к категории «лицо, занимающее ответственную государственную должность».

В ряде статей УК имеется квалифицирующий признак «совершение деяния лицом, занимающим ответственную государственную должность».

Вместе с тем, для судей уголовная ответственность за коррупционные преступления должна быть строже.

Правосудие осуществляется только судом. Судебная власть осуществляется от имени Республики Казахстан и имеет своим назначением защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организации, обеспечение исполнения Конституции, законов, иных НПА, международных договоров.

Судья является должностным лицом государства, наделенным полномочиями по осуществлению правосудия, выполняющим свои обязанности на постоянной основе и являющимся носителем судебной власти.

Тем самым судьями принимаются судьбоносные решения, обязательные для исполнения всеми государственными органами, их должностными лицами и гражданами.

Судьи имеют особый статус и в УПК в отношении них предусмотрен определенный порядок привлечения к ответственности.

Независимость судьи защищается Конституцией и Конституционным законом «О судебной системе и статусе судей РК» и является базовым элементом обеспечения верховенства права и демократии.

Для этого судьям установлены повышенные качества в вопросах морали, честности и неподкупности (преамбула Кодекса судейской этики).

Вместе с тем, коррупционные проявления в судах приносят особый ущерб обществу и государству.

При этом коррупционные проявления в судебной системе сохраняют высокую латентность (судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении…).

В этой связи, учитывая, что совершение коррупционных правонарушений в судебной системе представляет большую общественную опасность, усиление ответственности для судей является логичным продолжением политики развития судебной системы.

На основании вышеизложенного, предлагается предусмотреть в составах коррупционных преступлений такой квалифицирующий признак, как «должностное лицо с особым статусом».

Предполагается, что эти изменения будут способствовать минимизации коррупционных проявлений.

Кроме того, предлагаемая инициатива повысит ответственность судей и сотрудников силовых органов, а также доверие населения к судебной системе, правоохранительным и специальным государственным органам.

 

2) Введение института проверки на добропорядочность для сотрудников правоохранительных и контрольно-надзорных органов

Эффективным механизмом в противодействии коррупции может стать институт проверки государственных служащих на добропорядочность (Integrity Check) посредством искусственного моделирования коррупционной ситуации.

В мировой практике проверка на добропорядочность введена в рамках общей политики гуманизации, так как уголовная ответственность
не применяется. В случае выражения согласия на получение взятки, иных выгод и преимуществ тестируемый (проверяемый) подлежит увольнению.

Внедрить проверку на добропорядочность предлагается, в первую очередь, в отношении государственных служащих, являющихся сотрудниками правоохранительных органов и(или) осуществляющих контрольно-надзорные функции.

Для внедрения института проверки на добропорядочность необходим ряд законодательных изменений:

Первое. Не принимая отдельного нормативного правового акта, предлагается ввести дополнительную главу в Закон «О противодействии коррупции», регламентирующую механизм проведения проверки на добропорядочность.

В данной главе будут изложены цели такой проверки, основные принципы, методы ее проведения, права и обязанности как тестируемых лиц (в отношении кого проводится проверка), так и «проверяющего», перечень должностных лиц, подлежащих проверке, меры ответственности за результаты проверки.

Кроме того, будет подробно детализирован сам процесс проверки (подготовительные меры, оценка ситуации, фиксация результатов и т.д.).

Проведение профилактических мероприятий, направленных на проверку добропорядочности, предлагается осуществлять в рамках особого производства (конфиденциальными методами) и строго с санкции суда.

Профилактическое мероприятие будет считаться оконченным с момента выражения тестируемого (проверяемого) лица на получение материального блага либо отказа в его получении.

В случае отрицательного результата проверки (выражение согласия на получение взятки, иных выгод и преимуществ имущественного характера с использованием служебного положения) тестируемый (проверяемый) подлежит  увольнению.

Ответственными за проведение проверки на добропорядочность предлагается закрепить за следующими органами:

1) сотрудники уполномоченного органа по противодействию коррупции – в отношении всех государственных служащих, подлежащих проверке на добропорядочность;

2) сотрудники службы по обеспечению безопасности правоохранительного органа – в отношении сотрудников данного правоохранительного органа;

3) сотрудники органов национальной безопасности – в отношении сотрудников уполномоченного органа по противодействию коррупции.

Второе. В целях закрепления механизма проведения профилактических мероприятий (в том числе с использованием специальных технических средств), затрагивающих неприкосновенность частной жизни, необходимо внести изменения в Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» в части дополнения оснований проведения оперативно-розыскных мероприятий материалами профилактики, свидетельствующими о коррупционной неустойчивости государственных служащих.

Третье. Для урегулирования вопроса об исключении уголовной/административной ответственности при проведении проверки на добропорядочность необходимо внесение изменений в действующее законодательство.

В частности, необходимо статьи 366, 367 и 417 УК, а также статьи 676, 677 КоАП соответствующими примечаниями, исключающими уголовную или административную ответственность тестируемого (проверяемого) либо тестирующего (проверяющего) лица в рамках проверки на добропорядочность.

Четвертое. Для закрепления юридических последствий по итогам проверки на добропорядочность необходимо внесение изменений в законы     «О государственной службе Республики Казахстан», «О правоохранительной службе» в части расширения оснований увольнения по отрицательным мотивам.

Пятое. Помимо проведения проверки на добропорядочность только с санкции суда, необходимо законодательно установить и другие гарантии защиты от злоупотребления.

К примеру, ограничение периода проверки, запрет на повторное проведение проверки в отношении одного и того же лица в течение определенного промежутка времени. Также следует исключить уголовное преследование проверяемого лица.

При этом в отношении лиц, не прошедших проверку на добропорядочность, целесообразно установить запрет на занятие государственных должностей либо должностей, связанных с выполнением государственных или приравненных к ним функций, в течение последующих трех лет.

 

3) Отмена кратного штрафа для лиц, совершивших особо тяжкие коррупционные преступления

К сожалению, сегодня ситуация такова, что наказание в виде кратного штрафа не всегда является сдерживающим фактором для коррупционеров, поскольку их потенциальный нелегальный заработок зачастую превышает сумму уплаченного штрафа. То есть, штраф стал восприниматься как своего рода «коммерческий риск».

Согласно отчетам третьего и четвертого раунда мониторинга Стамбульского плана действий по борьбе с коррупцией эксперты ОЭСР считают введение в Казахстане кратных штрафов за получение и дачу взятки за коррупцию относительным ослаблением санкций.

По их мнению, получение или дача взяток, особенно должностными лицами и лицами, занимающими ответственную государственную должность, наносит особый общественный вред и должны наказываться серьезными мерами воздействия. Хотя имеются и дополнительные наказания (конфискация и пожизненное лишение права занимать определенные должности), эксперты считают, что в целом это может подать неправильный сигнал для коррупции в государственном секторе и привести к недейственности санкций.

Исходя из этого, экспертами ОЭСР выработаны для Казахстана новые рекомендации о пересмотре санкций за коррупционные преступления с целью обеспечения их действенности и пропорциональности, в том числе предусмотрев: обязательное лишение свободы за особо тяжкие коррупционные преступления, исключение возможности применения менее строгого вида наказания, чем лишение свободы при осуждении за коррупционные преступления, а также проведение ежегодного анализа назначенных мер наказания за коррупционные преступления с оценкой их эффективности и опубликование результаты такого анализа.

Наша страна, ратифицировав международные документы в области коррупции, приняла на себя обязательства по имплементаци в национальное законодательство рекомендаций ОЭСР, нацеленных на усиление ответственности за коррупцию.

В этой связи, предлагается исключить применение кратных штрафов за особо тяжкие коррупционные преступления.

 

4) Криминализация обещания/предложения взятки и принятия обещания/предложения взятки

Уголовная ответственность за обещание/предложение взятки и принятие обещания/предложения взятки является одним из основных принципов и требований конвенций ООН и Совета Европы.

Данная норма отражена в законодательстве стран ОЭСР и большинства государств постсоветского пространства (Азербайджан, Армения, Грузия, Кыргызстан, Литва, Молдова, Украина, Эстония).

Признание договоренности о взятке оконченным преступлением будет иметь ярко выраженный профилактический эффект, что позволит пресекать взяточничество до причинения ущерба государству.

Следуя международной практике, предлагается предусмотреть «обещание/предложение взятки» и «принятие обещания/предложения взятки» в качестве дополнительных признаков в диспозициях статей Уголовного кодекса за взяточничество.

 

5) Распространение понятия «коррупция» на частный сектор

Это одна из ключевых рекомендаций ООН, Совета Европы и ОЭСР.

В большинстве передовых стран термин «коррупция» в равной степени применим как к государственному, так и частному сектору, в отличие от Казахстана, где субъектами коррупции являются лишь госслужащие и руководители квазигосударственного сектора.

Традиционно наиболее высокие коррупционные риски наблюдаются в деятельности коммерческих банков, субъектов естественных монополий, крупных производственных и добывающих предприятий, торговых сетей.  

Криминализация взяточничества в частном секторе важна с точки зрения обеспечения полноценной защиты общественных интересов и культивирования в экономике принципов добросовестной конкуренции.

Между тем за последние три года органами уголовного преследования зарегистрировано 36 фактов коммерческого подкупа (статья 253 УК) и 44 случая получения незаконного вознаграждения (статья 247 УК), по которым осуждено лишь 25 лиц.

Фактически данные статьи «не работают», хотя по своей сути соответствуют всем признакам взяточничества, в связи с чем, предлагается перевести их в разряд коррупционных. 

Для этого необходимо эти статьи включить в перечень коррупционных преступлений (подпункт 29) статьи 3 УК).

Справочно:

«29) коррупционные преступления – деяния, предусмотренные статьями 189 (пунктом 2) части третьей), 190 (пунктом 2) части третьей), 218 (пунктом 1) части третьей), 234 (пунктом 1) части третьей), 249 (пунктом 2) части третьей), 361, 362 (пунктом 3) части четвертой), 364, 365, 366, 367, 368, 369, 370, 450, 451 (пунктом 2) части второй) и 452 настоящего Кодекса;».

Вместе с тем, требует обсуждения и решения вопрос по субъектам указанных преступлений (статья 247 – работник государственного органа либо государственной организации, не являющееся лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, или приравненным к нему лицом, а равно работник негосударственной организации, не выполняющий управленческие функции; статья 253 – лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации):

- будут ли они отнесены к субъектам коррупции по Закону
«О противодействии коррупции». К примеру, будут ли они приравнены к лицам, уполномоченным на выполнение государственных функций, либо выделены в отдельную категорию;

- будут ли на указанных лиц распространяться все требования Закона
«О противодействии коррупции», в том числе меры финансового контроля, ограничение на занятие дополнительной деятельностью, недопустимость совместной службы с родственниками и др.

 

6) Правовая регламентация института общественного контроля

Важную роль в предупреждении коррупции играет вовлеченность общества в эту работу. Данный подход предполагает расширение механизмов реализации общественного контроля, который уже не должен ограничиваться только деятельностью общественных советов, мониторинговых групп.

Внедрение института общественного контроля является одной из основных задач Антикоррупционной стратегии Республики Казахстан на
2015 – 2025 годы. Внедрение такого контроля требует не только активизации институтов гражданского общества, но и соответствующего законодательного регулирования.

Однако, на сегодняшний день законодательно закреплены полномочия только общественных советов, действующих при государственных органах.

В целях обеспечения в Казахстане функционирующей и эффективной системы общественного контроля должна быть создана его правовая основа.

Необходимо законодательно обеспечить практические механизмы взаимодействия институтов гражданского общества с государством и, прежде всего, по таким направлениям, как участие населения в процессе принятия решений о выделении бюджетных средств и мониторинге их использования по программам местного самоуправления, оценка качества государственных услуг, в сфере обеспечения экологической безопасности, осуществления правосудия, интернет-ресурсами и др.

Кроме того, должны быть закреплены механизмы учета общественного мнения, реализации органами государственной власти результатов общественного контроля.

Следует отметить, что межведомственной рабочей группой, действовавшей при Агентстве Республики Казахстан по противодействию коррупции (далее – Агентство) для совместной проработки антикоррупционных инициатив, достигнута консолидированная позиция о необходимости внедрения нового инструмента – общественной проверки в законах «О доступе к информации» и «Об общественных советах» без принятия отдельного Закона «Об общественном контроле».

Законодательная регламентация общественного контроля в нашем государстве является одним из основных факторов дальнейшего успешного развития и улучшения системы защиты конституционных прав и законных интересов граждан в целом, обеспечения «прозрачности» работы чиновников для рядовых граждан.

Полагаем, что формирование института общественного контроля за деятельностью органов исполнительной власти будет одной из действенных мер для реализации поставленной Главой государства задачи по воплощению в жизнь концепции «Слышащего государства», оперативно и эффективно реагирующего на все конструктивные запросы граждан.

Кроме того, контроль со стороны общества за деятельностью исполнительных органов служит основой демократического политического устройства.

Следовательно, институционализация процесса общественного контроля будет свидетельствовать о высоком уровне развития демократической политической системы Казахстана.

 

7) Формирование комплексной системы защиты лиц, сообщивших о фактах коррупции (whistleblowing)

В статье 33 Конвенция ООН против коррупции закреплена необходимость защиты лиц, сообщивших о коррупционных правонарушениях, от преследования и ущемления их прав. В ней же указывается и об обязательности принятия в национальных законодательствах стран-участниц соответствующих юридических норм, обеспечивающих защиту лицам, сообщающим компетентным органам о фактах коррупции.

Аналогичное положение содержит и Стамбульский план действий по борьбе с коррупцией, в соответствии с которым необходимо принятие законодательных актов с детальными положениями о лицах, сообщающих о фактах коррупции, в частности действенные гарантии их не притеснения и защиты от преследования.

Закон Республики Казахстан «О государственной защите лиц, участвующих в уголовном процессе» устанавливает систему мер государственной защиты жизни, здоровья, имущества, законных прав, интересов лиц, участвующих в уголовном процессе, членов их семей и близких родственников.

Эти положения касаются исключительно применения мер защиты в рамках уголовного правосудия и не затрагивают вопросы общей защиты граждан, которые сообщают о признаках коррупции, правонарушений или нанесения ущерба общественным интересам.

Таким образом, не предусмотрены гарантии обеспечения государственной защиты лиц, которые сообщают о подозрениях и фактах, связанных с коррупционными проявлениями и рисками.
Данные лица могут не попасть в перечень, установленный статьей 3 названного Закона (лица, подлежащие государственной защите).

Кроме того, активность граждан в противодействии коррупции сдерживается отсутствием эффективной системы защиты их трудовых и иных гражданских прав (страх быть уволенным, буллинг на рабочем месте, урезание социального пакета по решению руководства и другие негативные последствия) в связи с сообщением о коррупции. Указанный вывод подтверждается результатами социсследования, проведенного в конце 2019 года при поддержке Центра прикладных исследований «ТАЛАП» с охватом более 58 тысяч респондентов. В частности, более половины опрошенных отметили, что одними из основных причин, сдерживающих антикоррупционную активность граждан, являются несоблюдение условий анонимности и необеспечение безопасности заявителя.

Считаем, что уровень информирования о фактах коррупции будет значительно выше, если государство возьмет на себя защиту лиц, обеспечивая им гарантированные правовые средства охраны от возможного преследования со стороны выявленных коррупционеров.

В Законе «О противодействии коррупции» закреплено, что лицо, сообщившее о факте коррупционного правонарушения или иным образом оказывающее содействие в противодействии коррупции, находится под защитой государства и поощряется (пункт 3 статьи 24).

Предусмотрен порядок поощрения лиц, сообщивших о факте коррупционного правонарушения или иным образом оказывающих содействие в противодействии коррупции.

Справочно:

В настоящее время во исполнение поручения, данного по итогам совещания с участием Президента от 20.05.2019г. введена следующая система поощрения граждан, сообщивших о фактах коррупции:

по коррупционным правонарушениям, по которым сумма взятки или причиненного ущерба не превышает 1000 МРП – сумма вознаграждения (в зависимости от тяжести преступления) составляет от 30 до 100 МРП, если сумма взятки или причиненного ущерба превышает 1000 МРП – сумма вознаграждения составляет 10 % от сумма взятки или причиненного ущерба, но не более 4000 МРП.

Но, перечисленных мер явно недостаточно, чтобы информаторы чувствовали себя защищенными.

В связи с этим требуется совершенствовать законодательство, касающееся защиты лиц, сообщивших о фактах коррупции.

Необходимо выработать поправки в Закон «О противодействии коррупции» и другие законодательные акты, направленные на обеспечение защиты лиц, сообщивших о коррупционных правонарушениях, от преследования.

 

8) Введение антикоррупционного ограничения по открытию и владению счетами (вкладами) в иностранных банках

Во исполнение пункта 1 Комплексного плана по сокращению операций с офшорными юрисдикциями на 2017 – 2019 годы, утвержденного совместным приказом ГП, МФ, АДГСПК, МИД, НБ, КНБ, МНЭ, МВД, в рамках проекта Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия коррупции», разработанного Агентством в соответствии с пунктом 29 Плана законопроектных работ Правительства Республики Казахстан на 2019 год, предусматривались поправки в Закон «О противодействии коррупции» по введению нового антикоррупционного ограничения для государственных служащих и иных лиц, принимающих на себя антикоррупционные ограничения в соответствии с Законом «О противодействии коррупции», а также для их супруг (супругов), несовершеннолетних детей по открытию и владению счетами (вкладами) в иностранных банках, расположенных за пределами территории Республики Казахстан, хранению наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами территории Республики Казахстан, владению и (или) пользованию иностранными финансовыми инструментами.

Однако, по замечаниям согласующих органов поправки были исключены из законопроекта.

В апреле 2020 года помощником Президента Республики Казахстан Бозумбаевым К.А. на имя Главы государства внесена служебная записка, в которой отмечается, что, несмотря на Комплексный план по сокращению операций с офшорными юрисдикциями на 2017-2019 годы, за последние
5 лет (2015 – 2019 годы) отток денежных средства резидентов Казахстана за пределы страны составил 86 млрд. долл.

В этой связи, помощником Президента предложено поручить Правительству в срок до 1 сентября 2020 года актуализировать Комплексный план по сокращению операций с офшорными юрисдикциями.

В соответствии с резолюцией Главы государства к данной записке от
8 апреля 2020 года № 20-61-1264 Правительству поручено провести соответствующую работу.

В свою очередь, Премьер-Министром Республики Казахстан поручено Министерству финансов и другим заинтересованным государственным органам поручено во исполнение поручения Главы государства в порядке, установленном законодательством, провести соответствующие мероприятия (резолюция от 5 мая 2020 года № 20-4/1565//20-61-12.64).

В этой связи, предлагается вновь проработать с заинтересованными государственными органами вопрос введения ограничения для государственных служащих и иных лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций, их супруг (супругов), несовершеннолетних детей по открытию и владению счетами (вкладами) в иностранных банках, расположенных за пределами территории Республики Казахстан, хранению наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами территории Республики Казахстан, владению и (или) пользованию иностранными финансовыми инструментами.

Полагаем, что реализация данной инициативы имеет большое значение как для национальной безопасности Республики Казахстан, так и в целом будет иметь позитивное значение для страны.

Во-первых, будет подведена практически окончательная черта под возможностью государственных служащих и иных лиц, уполномоченных на выполнение госфункций (далее – государственные служащие), иметь финансовые интересы в иностранных государствах и тем более находиться в зависимости от иностранных кредитных организаций, банков, компаний. Это исключает возможность лоббирования иностранными государствами и коммерческими структурами своих интересов, в том числе и идущих вразрез с интересами государства посредством финансового влияния на государственных служащих.

Так, наличие у государственных служащих и членов их семей прямых финансовых интересов в иностранных государствах может представлять серьезную угрозу для страны, поскольку данные лица становятся заинтересованными не только в укреплении позиций Казахстана, но и в сохранении своих позиций в иностранном государстве, иногда и в ущерб интересам национальной безопасности государства.

Во-вторых, минимизируются возможности для создания коррупционных схем государственных служащих и вывода добытых преступным путем денежных средств в иностранные организации.

В-третьих, принятая мера имеет и определенное политическое значение, поскольку демонстрирует готовность Казахстана к ужесточению борьбы с коррупцией в государственной системе и повышению контроля за деятельностью государственных служащих. В условиях нынешней экономической и политической ситуации в стране и в мире это обстоятельство позволит улучшить политический имидж государственной власти в глазах граждан, а также способствует социально-политической стабилизации казахстанского общества.

 

9) Включение в перечень коррупционных преступлений деяний в особо крупном размере, предусмотренных пунктом 2) части четвертой статьи 189 Уголовного кодекса («Присвоение или растрата вверенного чужого имущества»), пунктом 2) части четвертой 190 Уголовного кодекса («Мошенничество»), в случае их совершения специальным субъектом

В соответствии с пунктом 29) статьи 3 УК к категории коррупционных отнесен конкретный перечень уголовных правонарушений. Вместе с тем, ряд правонарушений, совершенных субъектами коррупционных преступлений в особо крупном размере не отнесен к коррупционным преступлениям.

В частности, это преступления, предусмотренные пунктом 2) части четвертой статьи 189 («Присвоение или растрата вверенного чужого имущества»), пунктом 2) части четвертой 190 («Мошенничество»).

К примеру, в подпункте 29) статьи 3 УК коррупционным деянием признается преступление, предусмотренное только частью третьей пункта 2) статьи 189 УК (присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, либо приравненным к нему лицом, либо должностным лицом, либо лицом, занимающим ответственную государственную должность, если они сопряжены с использованием им своего служебного положения).

Квалифицирующий признак «особо крупный размер» предусмотрен в части четвертой указанной статьи.

Учитывая, что в перечне коррупционных преступлений не указана часть четвертая статьи 189 УК, нет правовых оснований для признания деяний лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций, либо приравненных к ним лиц, либо должностных лиц, либо лиц, занимающих ответственную государственную должность, выразившихся в присвоении или растрате чужого имущества в особо крупном размере, коррупционным преступлением.

Следует отметить, что уголовное законодательство не позволяет вменять лицу по совокупности оба состава преступления, предусмотренных пунктом 2) части четвертой и пунктом 2) части четвертой статьи 189 УК.

Согласно статье 13 УК совокупностью уголовных правонарушений признается совершение двух или более деяний, предусмотренных различными статьями или частями статьи настоящего Кодекса, ни за одно из которых лицо не было осуждено или не было освобождено от уголовной ответственности по основаниям, установленным законом. При совокупности уголовных правонарушений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное деяние по соответствующей статье или части статьи настоящего Кодекса, если признаки этих деяний не охватываются нормой одной статьи или части статьи настоящего Кодекса, предусматривающей более строгое наказание (часть первая).

Совокупностью уголовных правонарушений признается и одно действие (бездействие), содержащее признаки уголовных правонарушений, предусмотренных двумя или более статьями настоящего Кодекса. При такой совокупности лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное деяние по соответствующим статьям настоящего Кодекса, если признаки одного деяния не охватываются нормой статьи настоящего Кодекса, предусматривающей более строгое наказание за другое деяние (часть вторая).

В разных частях статьи 189 УК речь идет об одном деянии – присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному.

Соответственно, совершение данного деяния в особо крупном размере лицом, уполномоченным на выполнение госфункций, либо приравненным к нему лицом, либо должностным лицом, либо лицом, занимающим ответственную госдолжность, не может быть признано совокупностью преступлений, предусмотренных частью третьей и частью четвертой, так как это части одной статьи и более того, часть четвертая охватывает часть третью статьи и предусматривает более строгое наказание.

Аналогичная ситуация и по статье 190 УК («Мошенничество»).

Имеющийся правовой пробел приводит к тому, что деяния в особо крупном размере не учитываются при формировании статистических сведений в отчете КПСиСУ ГП РК №3-К «О коррупционных преступлениях, лицах их совершивших, осужденных, движении уголовных дел о коррупционных преступлениях и о субъектах коррупционных правонарушений», форма которого утверждена приказом Генерального Прокурора от 14 июля 2016 года № 125.

Так, антикоррупционной службой за 2017 – 2019 годы зарегистрировано 1034 факта хищений по статье 189 УК, совершенных должностными или приравненными к ним лицами (2017 год – 392, 2018 год – 292, 2019 год – 350).

Сумма причиненного ущерба составила 8,8 млрд.тг (2017 год – 4,2 млрд.тг., 2018 год – 1,7 млрд.тг., 2019 год – 2,9 млрд.тг.).

Из них 403 преступления (2017 год – 170, 2018 год – 102, 2019 год – 131) с суммой ущерба в 8 млрд.тенге (2017 год – 4 млрд.тг., 2018 год – 1,5 млрд.тг., 2019 год – 2,5 млрд.тг.) ввиду особо крупного размера причиненного ущерба квалифицированы по пункту 2) части четвертой статьи 189 УК РК и соответственно не отнесены к числу коррупционных (в их числе уголовное дело в отношении экс-министра национальной экономики Бишимбаева и ряд других лиц).

Другой пример, 14 июня 2019 года приговором Бурабайского районного суда Акмолинского области суда главный бухгалтер филиала АО «НК КТЖ» Актаев А.А. осужден и признан виновным в совершении мошенничества в особо крупном размере, то есть по части четвертой статьи 190 УК, при этом приговором указаны квалифицирующий признаки коррупционного правонарушения - с использованием служебного положения, однако, согласно сведениям уголовной статистики, фактически он не значится лицом, совершившим коррупционное правонарушение.

Таким образом, имеющийся статистический учет не отражает реальной картины противодействия коррупции и значительно снижает результаты деятельности антикоррупционной службы.

Между тем, без учета таких преступлений в структуре коррупционных, а также нанесенного и возмещенного по ним материального ущерба, невозможно объективно оценивать работу по противодействию коррупции в стране.

Кроме того, по ним не наступают такие уголовно-правовые последствия, как по коррупционным преступлениям (пожизненное лишение права занимать должности на государственной службе).

На основании изложенного, в действующем перечне коррупционных преступлений (подпункт 29) статьи 3 УК) слова «коррупционные преступления – деяния, предусмотренные статьями 189 (пунктом 2) части третьей), 190 (пунктом 2) части третьей) , …» предлагается изложить как «коррупционные преступления – деяния, предусмотренные статьями 189 (пунктом 2) части третьей, пунктом 2) части четвертой в случае совершения лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, либо приравненным к нему лицом, либо должностным лицом, либо лицом, занимающим ответственную государственную должность, если они сопряжены с использованием им своего служебного положения), 190 (пунктом 2) части третьей, пунктом 2) части четвертой в случае совершения лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, либо приравненным к нему лицом, либо должностным лицом, либо лицом, занимающим ответственную государственную должность, если они сопряжены с использованием им своего служебного положения), ».

 

10) Усиление санкции по статье 364 Уголовного кодекса («Незаконное участие в предпринимательской деятельности»), а также включение данной статьи в Законе «Об оперативно-розыскной деятельности» в перечень статей, по которым с санкции прокурора возможно проведение специальных оперативно-розыскных мероприятий

Незаконное участие в предпринимательской деятельности и получение взятки признаются экспертами как наиболее опасными коррупционными преступлениями, а соответствующие нормы уголовного закона определяются как смежные, содержащие сходные признаки.

В обоих случаях субъекты используют свое должностное положение для достижения корыстной цели. Отличие состоит в том, что при совершении преступления, предусмотренного статьей 366 УК РК, должностное лицо получает предмет взятки за служебное поведение в пользу других лиц, а при посягательстве, предусмотренном статьей 364 УК РК, материальные средства, получаемые виновным, являются доходом от предпринимательской деятельности, в которой он незаконно участвует, используя административный ресурс.

Зачастую создание и участие должностных лиц в деятельности коммерческих компаний обусловлено использованием данных организаций для хищения бюджетных средств.

Необходимо отметить, что незаконное участие должностных лиц в предпринимательской деятельности направлено не только против порядка государственного управления, но и против прав добросовестных предпринимателей, в том числе права на свободную конкуренцию.

Так, добросовестные предприниматели лишаются возможности участвовать в конкурентной борьбе за получение государственного контракта.

Указанные обстоятельства требуют принятие решительных мер, в том числе законодательного характера направленных на противодействие данному виду преступной деятельности.

Оперативно-следственная практика антикоррупционной службы показывает, что поступающие на госслужбу предприниматели, передав имеющийся у них бизнес в доверительное управление, начинают активное лоббирование своих интересов в госорганах, в подведомственных организациях, на которое имеется определенное влияние.

Такие деяния возможно эффективнее выявлять с помощью специальных оперативно-розыскных мероприятий, непосредственно затрагивающих охраняемые законом неприкосновенность частной жизни, тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных сообщений и почтовых отправлений, а также право на неприкосновенность жилища (негласные аудио- и (или) видеоконтроль лица или места; негласные контроль, перехват и снятие информации, передающейся по сетям электрической (телекоммуникационной) связи; негласное получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами; негласное снятие информации с компьютеров, серверов и других устройств, предназначенных для сбора, обработки, накопления и хранения информации; негласный контроль почтовых и иных отправлений; негласные проникновение и (или) обследование места).

В свою очередь, согласно требованиям подпункта 1) пункта 4 статьи 12 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» для проведения СОРМ по статье 364 УК ее следует отнести ее к категории преступлений средней тяжести и включить в указанный подпункт.

В связи с чем, предлагается санкции за незаконное участие в предпринимательской деятельности лиц, уполномоченных на выполнение госфункций и приравненных к ним лиц, увеличить с 1 года до 3 лет, а в отношении лиц, занимающих ответственную госдолжность (политические госслужащие, госслужащие корпуса «А», депутаты Парламента, судьи)с 4 лет до 5 лет.

Следует отметить, что санкции, аналогичные предлагаемым, уже предусмотрены по другим коррупционным преступлениям.

Так, согласно части первой статьи 362 УК («Превышение власти или должностных полномочий») превышение власти или должностных полномочий лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, либо приравненным к нему лицом, либо должностным лицом наказывается лишением свободы на срок до трех лет.

В соответствии со статьями 361 («Злоупотребление должностными полномочиями»), 370 («Бездействие по службе») лицо, занимающее ответственную государственную должность, наказывается ограничением свободы или лишением свободы на срок до пяти лет.

А к примеру, по статье 365 УК («Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности») лицо, занимающее ответственную государственную должность, наказывается ограничением свободы или лишением свободы на срок до семи лет.

В случае включения только части третьей статьи 364 УК в перечень преступлений, по которым проводятся СОРМ с санкции прокурора (Закон «Об ОРД»), тогда из круга субъектов данного преступления будет исключен основной костяк субъектов этого преступления, а именно лица, уполномоченные на выполнение государственных функций, либо приравненные к ним лица (предусмотренные частью первой статьи 364 УК), а останутся только лица, занимающие ответственную должность, что в итоге не решит имеющиеся проблемы привлечения к ответственности лиц за хищение бюджетных средств.

Диспозиция статьи 364 УК предусматривает участие должностных лиц в управлении организацией, осуществляющей предпринимательскую деятельность, лично или через доверенное лицо.

По мнению экспертов (Борчашвили И.Ш.) такое «представительство» не должно рассматриваться только через призму гражданского законодательства, так как на практике письменной доверенности никто не выписывает.

В этой связи, экспертами предлагается закрепить понятие «доверенные лица» в примечании к статье 364 УК (не только «представители» по гражданскому законодательству (супруги, либо лица действующие на основании доверенности), но и родственники и другие лица, которые находятся в материальной, служебной или иной зависимости и которые исполняют поручения должностного лица по управлению компанией.

 

11) Расширение полномочия уполномоченного органа по противодействию коррупции по линии превенции коррупционных правонарушений

Согласно подпункту 1) пункта 1 статьи 21 Закона «О противодействии коррупции» в случаях выявления нарушения законодательства Республики Казахстан о противодействии коррупции уполномоченный орган по противодействию коррупции принимает меры в установленном законодательством порядке по их устранению.

При этом не определен правовой инструмент реализации данной компетенции.

Исполнение рекомендаций Агентства по итогам проводимых внешних анализов коррупционных рисков носит необязательный характер для государственных органов (о фактах их неисполнения неоднократно докладывалось на различных площадках).

Отсутствие правовых рычагов реагирования не позволяет в полной мере достигать максимальных целей превенции.

Согласно отчету четвертого раунда мониторинга Стамбульского плана действий по борьбе с коррупцией, утвержденному на заседании Сети ОЭСР 13 сентября 2017 года в Париже, эксперты ОЭСР считают необязательность исполнения рекомендаций по итогам внешнего анализа коррупционных рисков недостатком, значительно снижающим эффективность проводимой работы, который следует исправить.

В этой связи, необходимо внести изменения в Закон «О противодействии коррупции» в части наделения Агентства полномочием по внесению государственным органам обязательных для исполнения представлений об устранении нарушений законодательства о противодействии коррупции в случае неисполнения рекомендаций Агентства, вынесенных по результатам внешнего анализа коррупционных рисков.

Предлагаемое полномочие корреспондирует с диспозицией статьи 680  Кодекса об административных правонарушениях («Непринятие руководителями государственных органов мер по противодействию коррупции»), предусматривающей административную ответственность за непринятие руководителями государственных органов, Вооруженных Сил Республики Казахстан, других войск и воинских формирований Республики Казахстан в пределах своих полномочий мер по устранению нарушений законодательства Республики Казахстан о противодействии коррупции.

 

12) Взаимодействие Агентства с другими государственными органами и организациями по вопросам, входящим в компетенцию Агентства, в том числе путем доступа к информационным системам государственных органов

В соответствии со статьей 6 Закона «О национальной безопасности Республики Казахстан» коррупция отнесена к основным угрозам национальной безопасности.

В целях снижения данной угрозы, а также в соответствии с поставленными задачами Елбасы и Президентом страны антикоррупционной службой вырабатываются новые методы борьбы с коррупцией, в том числе основанные на применении инновационных разработок и анализе информации.

Передовые страны давно противодействуют коррупции, используя для этого независящие от сознания человека информационные технологии.

Изучение зарубежного опыта показывает, что в большинстве развитых стран функционируют интегрированные информационные системы, позволяющие вести аналитическую и прогностическую деятельность на основе всей имеющейся у государства информации.

Вместе с тем, отсутствие прямой регламентации такого полномочия в Законе «О противодействии коррупции» в практической деятельности не позволяет Агентству получать необходимый доступ к информационным ресурсам государственных органов для реализации задач по противодействию коррупции, в том числе направленных на ее превенцию.

Как свидетельствует практика, зачастую госорганы – держатели баз данных, ссылаясь на отсутствие у Агентства полномочия по доступу к информационным системам государственных органов, отказывают в нем.

Такое положение дел не позволяет Агентству осуществлять в полной мере эффективный анализ коррупционных рисков, тогда как в условиях глобальной цифровизации и развития информационных технологий правонарушители активно используют их для создания и реализации коррупционных схем.

Практика последних лет показывает, что для раскрытия подобных схем требуется оперативное использование значительного массива данных, находящихся в различных информационных системах как государственных органов, так и негосударственных организаций.

Нельзя забывать, что от оперативности принятия решения зависит эффективность мер по пресечению преступных действий, а также недопущение хищения бюджетных средств и своевременное возмещение нанесенного ущерба государству и гражданам.

При получении доступа уполномоченного органа по противодействию коррупции к информационным ресурсам государственных органов будет обеспечена сохранность персональных данных в соответствии с действующим законодательством РК с учетом требований к разглашению сведений, составляющих коммерческую, банковскую и иную охраняемую законом тайну.

Отдельно следует отметить, что ресурс СИОПСО является эффективным информационным ресурсом, однако, он в большей степени предназначен для решения задач уголовного процесса по конкретным уголовным делам, тогда как перед Агентством постановлена задача по пресечению фактов коррупции и ее проявлений на начальной стадии.

В этой связи, предлагается в статье 21 Закона «О противодействии коррупции» полномочия уполномоченного органа по противодействию коррупции дополнить правом:

осуществлять взаимодействие с государственными органами и организациями, другими правоохранительными органами, международными организациями по вопросам, входящим в компетенцию уполномоченного органа по противодействию коррупции, обеспечивая обмен информацией, а также получать ее безвозмездно и с соблюдением установленных законодательством Республики Казахстан требований по охране коммерческой, банковской и иной охраняемой законом тайны, в том числе в электронном формате из информационных систем государственных органов (за исключением специальных государственных органов) и организаций в порядке, установленном законодательством Республики Казахстан в сфере информатизации.

Вместе с тем, данная поправка не обеспечивает доступ Агентства в перечень государственных органов, которым разрешен доступ к базам данных по страхованию ответственности владельцев автотранспорта, поскольку гражданским законодательством регламентировано право граждан на неприкосновенность «тайны страхования».

Необходимо отметить, что включение уполномоченного органа по противодействию коррупции в перечень субъектов-получателей сведений, содержащих тайну страхования обоснованно возможной необходимостью получения дополнительных сведений в ходе реализации оперативно-розыскных задач, возложенных на антикоррупционную службу, в рамках действующего законодательства.

Реализация предлагаемого возможна только через внесение в статью 830 Гражданского кодекса и статью 80 Закона «О страховой деятельности» поправок, предусматривающих включение уполномоченного органа по противодействию коррупции в перечень государственных органов, которым разрешен доступ к базам данных по страхованию ответственности владельцев автотранспорта.

В случае законодательного обеспечения доступа уполномоченного органа по противодействию коррупции к информационным системам госорганов, Агентством планируется развивать и использовать специализированные аналитические программы, позволяющие на основе различных информационных ресурсов и баз данных, в т.ч. и не включенных в СИОПСО, выявлять правонарушения, коррупционные схем, зоны криминогенного риска.

Основными целями предлагаемой инициативы являются:

1) работа на превенцию;

2) пресечение хищений бюджетных средств на ранней стадии, контроль их целевого использования, своевременное принятие мер реагирования по предотвращению коррупционных правонарушений;

3) снижение уровня коррупционных преступлений;

4) автоматизация процессов обеспечение прозрачности государственных закупок путем применения прогнозно-аналитических систем, которые в автоматическом режиме способны устанавливать признаки хищений, выявлять рисковые события, сомнительные тендера и денежные переводы, идентифицировать явные и скрытые связи между субъектами (аффилированность) и т.д.;

5) невозможность лоббирования должностными лицами интересов «своих» компаний в госзакупках.

 

13) Касательно соотношения понятий «уполномоченный органа по противодействию коррупции» и «антикоррупционная служба»

В действующей редакции статьи 21 Закона «О противодействии коррупции», определяющей полномочия уполномоченного органа по противодействию коррупции, в пункте 1 определены полномочия уполномоченного органа по противодействию коррупции, а в пункте 2 – полномочия антикоррупционной службы.

Предусмотренное в данной статье разделение полномочий между уполномоченным органом по противодействию коррупции и антикоррупционной службой соответствовало прежней системе управления, когда Национальное бюро по противодействию коррупции (Антикоррупционная служба) являлось ведомством уполномоченного органа по противодействию коррупции.

В соответствии с Указом Президента Республики Казахстан от 13 июня 2019 года № 12 Национальное бюро по противодействию коррупции (Антикоррупционная служба) Агентства Казахстан по делам государственной службы и противодействию коррупции преобразовано в Агентство Республики Казахстан по противодействию коррупции (Антикоррупционную службу) как государственный орган, непосредственно подчиненный и подотчетный Президенту Республики Казахстан.

При этом, было установлено, что Агентство Республики Казахстан по противодействию коррупции (Антикоррупционная служба) является правоохранительным органом.

В ходе рассмотрения в Мажилисе Парламента проекта Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия коррупции», разработанного Агентством в соответствии с пунктом 29 Плана законопроектных работ Правительства Республики Казахстан на 2019 год, Отделом законодательства Мажилиса было выражено мнение, что действующая редакция статьи 21 Закона «О противодействии коррупции» приводит к ложному представлению об уполномоченном органе по противодействию коррупции и антикоррупционной служба как о разных учреждениях.

В этой связи, Отделом законодательства Мажилиса предложено было статью 21 Закона «О противодействии коррупции» изложить в новой редакции, предусмотрев в пункте 1 обязанности уполномоченного органа по противодействию коррупции, а в пункте 2 – его права.

Кроме того, Отделом законодательства Мажилиса было предложено в рамках вышеуказанного законопроекта изменить редакцию понятия «антикоррупционная служба» в Законе «О правоохранительной службе», заменив слова «оперативно-следственные подразделения уполномоченного органа по делам государственной службы и противодействию коррупции» на «центральный государственный орган».

Депутатами Мажилиса данные поправки в статью 21 Закона
«О противодействии коррупции» и глоссарий Закона «О правоохранительной службе» были одобрены. Однако, по результатам рассмотрения поправок, внесенных в Мажилисе, в заключении Правительства поправки не были поддержаны.

Необходимо отметить, что в заключении Государственно-правового отдела Администрации Президента по проекту заключения Правительства на поправки депутатов Мажилиса Парламента по проекту Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия коррупции» было отмечено, что Отдел правоохранительной системы Совета Безопасности считает предлагаемое депутатами объединение компетенции уполномоченного органа по противодействию коррупции и антикоррупционной службы в Законе
«О противодействии коррупции»
обоснованным, поскольку уполномоченным органом и антикоррупционной службой является один и тот же государственный орган – Агентство по противодействию коррупции.

Вместе с тем, учитывая, что Правительством вышеуказанные поправки депутатов не поддержаны, а также имелись возражения у Генеральной прокуратуры, по мнению Государственно-правового отдела Администрация Президента данный вопрос требует дополнительного обсуждения. 

Агентство в свою очередь отмечает, что внесение изменений в понятие «антикоррупционной службы» обусловлено необходимостью правового обоснования (закрепления) отнесения сотрудников штабов (в том числе дежурных частей), кадровой службы и подразделений работы с государственными секретами Агентства к аттестованному составу.

Отсутствие правового урегулирования данного вопроса ставит сотрудников Агентства в неравные условия с другими правоохранительными органами (ГП, МВД), где должности вышеперечисленных служб являются аттестованными.

Тем самым, нивелируется специальный принцип правоохранительной службы – единство подходов к организации правоохранительной службы (подпункт 3) пункта 2 статьи 4 Закона «О правоохранительной службе»).

При этом согласно подпункту 9) статьи 1 Закона «О правоохранительной службе» сотрудником правоохранительного органа является гражданин Республики Казахстан из числа работников правоохранительных органов, которому присвоены специальное звание или классный чин либо установлен квалификационный класс, т.е. деление по подразделениям законом не предусмотрено.

В связи с имеющимися разногласиями по вопросу тождественности понятий «уполномоченный орган по противодействию коррупции» и «антикоррупционная служба» на уровне Администрации Президента предлагается вновь вернуться к данному вопросу.


 

4. Цели принятия законопроекта

Проект закона разработан в целях реализации рекомендаций Группы стран по борьбе с коррупцией (ГРЕКО), четвертого раунда мониторинга Стамбульского плана ОЭСР, а также законодательных мер, вытекающих из Национального доклада о противодействии коррупции за 2019 год, а также дальнейшего совершенствования законодательства в сфере системного предупреждения коррупционных проявлений путем устранения правовых пробелов, коллизий, оптимизации.


 

5. Предмет регулирования законопроекта

Общественные отношения в сфере предупреждения, выявления, пресечения, раскрытия и расследования коррупционных правонарушений.


 

6. Структура законопроекта

Проект закона состоит из двух статей.

Статья 1 предусматривает внесение изменений и дополнений в следующие законодательные акты Республики Казахстан:

Гражданский кодекс Республики Казахстан (Особенная часть) от 1 июля 1999 года;

Уголовный кодекс Республики Казахстан от 3 июля 2014 года;

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Казахстан от 4 июля 2014 года;

Трудовой кодекс Республики Казахстан от 23 ноября 2015 года;

Закон Республики Казахстан от 15 сентября 1994 года «Об оперативно-розыскной деятельности»;

Закон Республики Казахстан от 5 июля 2000 года «О государственной защите лиц, участвующих в уголовном процессе»;

Закон Республики Казахстан от 18 декабря 2000 года «О страховой деятельности»;

Закон Республики Казахстан от 6 января 2011 года «О правоохранительной службе»;

Закон Республики Казахстан от 2 ноября 2015 года «Об общественных советах»;

Закон Республики Казахстан от 16 ноября 2015 года «О доступе к информации»;

Закон Республики Казахстан от 18 ноября 2015 года «О противодействии коррупции»;

Закон Республики Казахстан от 23 ноября 2015 года «О государственной службе Республики Казахстан»;

Статья 2 предусматривает порядок введения в действие законопроекта.

Структура законопроекта корреспондируется с требованиями, предусмотренными статьей 23 Закона «О правовых актах».


 

7. Предполагаемые правовые и социально-экономические последствия, в случае принятия законопроекта

Принятие проекта закона направлено на создание необходимых законодательных правовых основ для реализации новых инструментов противодействия коррупции, на приведение в соответствие норм отдельных законодательных актов Республики Казахстан, регулирующих вопросы противодействия коррупции, с правоприменительной практикой.

С точки зрения социально-экономических последствий от принятия проекта закона ожидается:

- снижение коррупции как фактора социально-экономического развития;

- пресечение и устранение последствий коррупционных правонарушений;

- формирование антикоррупционной культуры.

В целом принятие проекта закона повлечет положительные правовые и социально-экономические последствия и должно привести к решению задач по совершенствованию общественных отношений в сфере предупреждения, коррупционных правонарушений.


 

8. Необходимость одновременного (последующего) проведения других законодательных актов в соответствие с разрабатываемым законопроектом

Необходимо внесение изменений и дополнений в Кодекс об административных правонарушениях.


 

9. Регламентированность предмета законопроекта иными словами НПА (список НПА)

В настоящее время вопросы, входящие в предмет регулирования законопроекта, регулируются такими законодательными актами, как Гражданский кодекс (особенная часть), Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, законы «О противодействии коррупции»,
«Об оперативно-розыскной деятельности», «О государственной защите лиц, участвующих в уголовном процессе», «О страховой деятельности»,
«О правоохранительной службе», «Об общественных советах».


 

10. Наличие зарубежного опыта

Касательно усиления ответственности за коррупцию сотрудников силовых органов и судей

В Уголовном кодексе Беларуси за получение взятки срок лишения свободы увеличен в 2 раза для судьи и сотрудников правоохранительных органов (судье, прокурору или другому сотруднику правоохранительных органов назначается наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 15 лет, тогда как иному должностному лицу - до 7 лет). Это стало возможным в силу того, что к «должностным лицам, занимающим ответственное положение», помимо первых руководителей государственных органов, также относят сотрудников правоохранительных органов.

В числе государств, выделяющих рассматриваемый признак в качестве квалифицирующего, Германия и Канада, где назначаются более суровые наказания к таким субъектам.

В Германии должностное лицо, требующее имущественной или иной выгоды либо принимающее таковую выгоду или обещание ее в будущем за совершение какого-либо действия в настоящем или будущем, наказывается лишением свободы на срок до 3 лет или штрафом. В качестве квалифицированного состава этого преступления предусмотрено такое же деяние, если оно совершено судьей или третейским судьей при отправлении правосудия, то оно наказывается лишением свободы на срок до 5 лет или штрафом.

Если должностное лицо требует имущественной или иной выгоды, либо принимает таковую выгоду или обещание ее в будущем за совершение по службе действий, которые нарушают его служебный долг – преступление наказывается лишением свободы на срок от 6 месяцев до 5 лет. В менее тяжких случаях – лишением свободы на срок до 3 лет или штрафом. Значительно строже наказываются те же действия, совершенные судьей или третейским судьей, они влекут за собой лишение свободы на срок от 1 года до 10 лет и лишь в менее тяжких случаях лишение свободы на срок от 6 месяцев до 5 лет.

Государственный служащий, занимающий должность в суде или в законодательном органе Канады, за одно лишь согласие получить материальные и иные блага взамен на совершение определенного действия или попустительства такому действию подлежит тюремному заключению на срок до 14 лет. Аналогичное наказание предусмотрено для комиссаров полиции и других лиц, осуществляющих полномочия в сфере правосудия, которые взамен на материальные и иные выгоды соглашаются повлиять на процесс судопроизводства, скрывать от розыска лицо, совершившее преступление, и др.

Таким образом, подобная уголовно-правовая политика не является новизной для развитых стран.

 

Касательно проверки должностных лиц на добропорядочность

На сегодняшний день ряд стран внедрил и осуществляет проверку должностных лиц на добропорядочность.

Практика проверок на добропорядочность («Integrity check», также используются термины «Integritytesting», проверка на коррупционную устойчивость, тестирование на профессиональную неподкупность) была впервые введена в органах полиции в США (1994г.), Австралии (1996г.), Великобритании (1999г.).

С 2009 года этот институт внедрили Румыния (в полиции) и Чехия (в органах безопасности).

В сфере государственной службы практика распространена в Грузии (2003г.), Венгрии (2012г.), Молдове (2013г.).

Проверки/тестирования закреплены законами о правоохранительных или специальных органах (Австралия, Чехия) либо отдельным законом (Молдова).

Кроме проверки/тестирования (integritytesting) при исполнении должностных обязанностейв различных странах практикуются специализированные проверочные меры на стадии проведения конкурса при приеме на работу (pre-employmentscreening – аналог спецпроверки КНБ в РК), система выявления склонностей к коррупции, раннего антикоррупционного вмешательства ипроверка уровня жизни (life style checks).

По результатам изучения опыта зарубежных стран предлагается взять за основу опыт Республики Молдова, в частности, Закон «О тестировании профессиональной неподкупности» № 325 от 23 декабря 2013 года (далее – Закон).

Закон предусматривает проведение тестирования публичных должностных лиц (должностных лиц государственных органов) на профессиональную неподкупность (коррупционную устройчивость).

Правом проведения подобных тестов обладают Национальный центр по борьбе к коррупцией (аналог Агентства) и Служба информации и безопасности (аналог Комитета национальной безопасности).

Перечень публичных органов (государственных органов), сотрудники которых подлежат тестированию на профессиональную неподкупность отражен в приложении к Закону. В перечень входят все государственные органы, начиная с Секретариата Парламента и заканчивая органами самоуправления (местные исполнительные органы).

 

Касательно криминализации обещания/предложения взятки и принятия обещания/предложения взятки

Согласно ч.1 ст. 294 УК Эстонии получение взятки – это согласие должностного лица принять обещанные ему или третьему лицу имущество и иные льготы либо принятие им имущества или иных льгот в качестве вознаграждения за использование им своего служебного положения.

На основании ч.1 ст. 298 УК Эстонии под дачей взятки понимается обещание или дача взятки (ч.1 ст. 367 УК РК– дача взятки лично или через посредника), а ст. 296 УК Эстонии предусматривает ответственность за посредничество во взяточничестве, не раскрывая его содержание (ч.1 ст. 368 УК РК – посредничество во взяточничестве, то есть способствование взяткополучателю и взяткодателю в достижении или реализации между ними соглашения о получении или даче взятки).

Ст. 311 ч.1 УК Азербайджана предусматривает, что получение взятки – это прямое или косвенное требование или получение, либо принятие предложения или заверения об этом лично или через посредника, для себя либо третьих лиц материальных и иных благ, льгот или привилегий за какое-либо действие (бездействие), связанное с исполнением служебной обязанности (полномочий) должностного лица, равно за общее покровительство или попустительство по службе.

Ч.1.1 ст. 312 УК Азербайджана также определяет дачу взятки через предложение, заверение или передачу должностному лицу прямо или косвенно, лично или через посредника, ему самому либо третьим лицам материальных и иных благ, льгот или привилегий за совершение какого-либо действия либо отказ в совершении такого действия, связанного с исполнением служебной обязанности (полномочий).

Норма о посредничестве содержится в ч.1.2 этой же статьи УК и охватывает дачу лицу прямо или косвенно, лично или через посредника материальных и иных благ, льгот или привилегий лично ему или третьим лицам с целью оказания незаконного воздействия на решение должностного лица с использованием его реальной или предполагаемой возможности воздействия.

Схожим путем пошла и Грузия, отразив в ст. 338 УК (получение взятки) также наряду с получением или требованием в прямой или косвенной форме денег, ценных бумаг, иного имущества, имущественной выгоды или какого-либо иного неправомерного преимущества «получение предложений или обещаний таковых в свою пользу или в пользу других лиц...» и в ст. 339 (дача взятки) – «обещание, предложение и предоставление.. денег, ценных бумаг , иного имущества и т.д.».

Кримининализировали обещание/предложение(согласие принять взятку) Кыргызстан (ст. 325 УК Кыргызской Республики), а также многие другие страны.

 

Касательно распространения понятия «коррупция» на частный сектор

В Уголовных кодексах Германии, США, Франции, Норвегии, Греции, Дании и др. предусмотрены нормы, устанавливающие ответственность за коррупцию в частном секторе.

В частности, Уголовный кодекс ФРГ предусматривает ответственность за предоставление незаконных преимуществ в частном бизнесе в обмен на материальные блага.

Однако очевидно, что ощутимых успехов в борьбе с коррупцией добиваются лишь те страны, в которых применяется комплексный подход к противодействию коррупции в частной сфере, предполагающий применение системы политических, правовых, организационных, экономических, пропагандистских и иных мер, а также взаимодействие государства, общества, бизнес-структур и граждан в процессе их применения.

Примером такого подхода может служить опыт борьбы с коррупцией в США и Великобритании после принятия соответственно закона Сарбанса-Оксли (2002) и закона о взяточничестве (2010). Последний закон, например, содержит норму об ответственности коммерческих организаций за ненадлежащую организацию своей деятельности, приведшую к взяточничеству. Новеллой английского законодательства является норма об ответственности юридических лиц за непредотвращение взяточничества, совершенного от имени компаний лицами, связанными с ними (менеджерами, агентами, посредниками, консультантами и иными лицами). Компаниям рекомендуется осуществлять проверку бизнес-партнеров на причастность к коррупционным правонарушениям; внедрять внутрикорпоративные процедуры предотвращения коррупции; принимать обязательные к исполнению инструкции о действиях сотрудников в случаях шантажа или вымогательства со стороны чиновников и конкурентов.

Внедрение таких мер позволяет частным компаниям не только исключить расхищение собственных средств, но и избежать тех санкций, которые могут быть применены к ним за нарушения антикоррупционного законодательства. Например, в США за нарушения Закона США 1977 года «О борьбе с коррупцией во внешнеэкономической деятельности» в 2008 году на компанию «Сименс» (Германия) были наложены штрафы в размере 800 млн. долл. В 2010 году к ответственности привлекались компании БАЕ (Великобритания) – 400 млн. долл.; «Снампрогетти/Ени» (Нидерланды/Италия) – 365 млн. долл.; «Технип» (Франция) – 338 млн. долл.; «Даймлер» (Германия) – 185 млн. долл. и другие.

В целом в мире наблюдается тенденция к последовательному усилению государственного вмешательства в частную сферу с целью противодействия коррупции. Представляется, что эта тенденция будет усиливаться, и в скором времени появятся новые решения проблемы коррупции в частном секторе.

Одним из самых знаменитых законов в сфере противодействия коррупции в публичном и частном секторе является Закон о коррупции за рубежом (Foreign Corrupt Practices Act (FCPA), который принят в 1977 году. Закон устанавливает запрет на дачу взятки эмитентами, местными предприятиями и другими определенными лицами США иностранным государственным должностным лицам, а также обязывает эмитентов США должным образом вести бухгалтерский учет и отчетность, осуществлять эффективный бухгалтерский контроль.

FCPA предусматривает применение санкций уголовного и гражданско-правового характера и устанавливает «двойную» юрисдикцию, предоставляя полномочия по обеспечению исполнения закона как Департаменту юстиции США, так и Комиссии США по ценным бумагам и фондовым биржам. Несмотря на то что действие FCPA распространяется в первую очередь на компании и физических лиц США, он имеет экстерриториальное действие.

В последние годы органы власти США стали активнее применять FCPA в принудительном порядке. Кроме того, события 11 сентября положили начало новой эпохе развития международного сотрудничества между регулирующими органами в сфере финансовых услуг и правоохранительными органами при расследовании нарушений Закона.

Закон о борьбе с терроризмом в США включает нарушения FCPA в состав действий лиц, не соблюдающих уголовный закон США о борьбе с отмыванием доходов, полученных преступным путем, а также налагает на финансовые учреждения, в отношении которых распространяется действие Закона, обязательство проводить более строгую проверку счетов государственных служащих, их родственников и ближайших партнеров [11].

Закон об укреплении внутренней и внешней торговли, помещенный в гл. 18 Кодекса США, § 1952 (The Travel Act 18 U.S.C. § 1952), направлен в том числе и на предотвращение взяточничества, совершенного за границей в сфере межгосударственной или внешней торговли либо совершенного на территории США с использованием почты, иного способа [12]. Министерство юстиции США при расследовании некоторых дел о коррупции обращалось к нормам этого акта в совокупности с положениями FCPA. При этом федеральные суды интерпретировали положения соответствующего Закона довольно широко.

Немалую роль в противодействии коррупции в частном секторе играет Закон Сарбейнза -Оксли (Sarbanes-Oxley Act), изменивший состав и порядок представления отчетности компаниями - эмитентами ценных бумаг, усиливший контроль за отчетностью и деятельностью компаний со стороны акционеров, общественности (в лице аудиторов) и государства (в лице главного контролирующего органа - Комиссии по ценным бумагам и биржам). Закон Сарбейнза - Оксли (далее - Закон) распространяется не только на публичные компании США, но и на все компании, учрежденные в США или в любой другой стране, имеющие акции или долговые ценные бумаги, зарегистрированные в Комиссии США по ценным бумагам и биржам в соответствии с Законом 1934 г. о фондовых биржах.

Законом Сарбейнза - Оксли предусмотрены такие антикоррупционные меры, как запрет на предоставление большинства личных ссуд директорам и должностным лицам компании; лишение директоров и должностных лиц компании права на поощрительные вознаграждения или ценные бумаги из-за существенного несоответствия эмитента любому из требований финансовой отчетности, проявившегося вследствие должностного преступления; защита от мести со стороны руководства компании корпоративных информаторов, т. е. сотрудников, сообщающих о недостатках в работе компании; подчинение аудиторов не руководству компании, а комитету по аудиту.

Уголовным законодательством США установлено, что должностные лица, например, банка, его директора или работники банка, который застрахован Федеральной страховой корпорацией США (FDIC) или Национальной сельскохозяйственной кредитной корпорацией США (FCSIC) или входит в Федеральную резервную систему США, которые предлагают инспектору банка чаевые или кредит, совершают уголовное преступление(§ 212 Свода федеральных законов), которое наказывается лишением свободы на срок до 1-го года или штрафом до 5000 долларов.

Наказание в таких же размерах, согласно § 212 несут и инспекторы банка, если принимают чаевые или кредит от работников или руководителей банка. Аналогичное преступление (согласно § 215) совершает служащий или руководитель банка, который способствует за комиссионные или подарки получению кредита фирмой, корпорацией или лицом [7, c 286-289].

Сингапур в настоящее время является страной с низким уровнем коррупции. Согласно Закона о противодействие коррупции предусмотрены ст.ст. 5 и 6 положения, которые в целом запрещают взяточничество, а также имеют ряд специальных положений, которые запрещают взятки в конкретных случаях.

Касаются общие запреты не только актов публичного характера, но частной коммерческой деятельности, как дарителя, так и получателя взятки. Действия данного закона распространяется как на государственных служащих, так и на частных лиц.

В законодательстве Сингапура по борьбе с коррупцией имеется несколько правил, которые касаются именно частного сектора, они предусмотрены в Закон о ценных бумагах и фьючерсах 2001 года и в Уголовном кодексе Сингапура.

В частном секторе Сингапура обычно включает в себя коррупция оплату или принятие незаконных откатов или комиссий, которые в некоторых случаях могут быть весьма значительными.

Компания, чтобы противостоять подобным видам коррупции, должны раскрывать общественности свои финансовые счета, данные финансовой отчетности и аудита, а также данные корпоративного управления. В Сингапуре значительно поощряется в материальном плане доносительство о коррупционных деяниях во всех секторах экономики и государственной службы. Власти Сингапура в последние годы акцентируют все более свое внимание и антикоррупционные ресурсы на борьбе со сложными международными финансовыми преступлениями, в связи с тем, что Сингапура выступает на мировой арене в качестве международного финансового центра [7, c 286-289]. В январе 2010 года генеральный прокурор Сингапура прокомментировал что «суверенные корпоративные преступники, относимые к коррупционным, могут позволить себе купить лучшие юридические консультации по всему миру» [8]. Именно поэтому в январе 2011 года в Сингапуре был создан специальный отдел по борьбе с экономическими преступлениями, направленный на частный сектор.

Касательно правовой регламентация института общественного контроля

На постсоветском пространстве имеются примеры закрепления легитимности института общественного контроля.

Так, в Беларуси статус «общественного контроля» закреплен в статье 46 Закона «О борьбе с коррупцией».

В России принят Федеральный закон от 21 июля 2014 года «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», который устанавливает правовые основы организации и осуществления общественного контроля за деятельностью органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, осуществляющих в соответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия.

В Узбекистане действует Закон «Об общественном контроле» от 12 апреля 2018 года. Согласно данному Закону общественный контроль могут осуществлять граждане Республики Узбекистан, органы самоуправления граждан, негосударственные некоммерческие организации, СМИ, общественные советы, комиссии и иные общественные организационные структуры.

 

Касательно формирования комплексной системы защиты лиц, сообщивших о фактах коррупции (whistleblowing)

Среди стран ОЭСР наиболее продвинутые системы защиты осведомителей существуют в Австралии, Бельгии, Японии, Южной Корее, Новой Зеландии, Великобритании, США. В то же время активно развивают подобные механизмы и другие страны.

К примеру, Сербия за последние годы добилась серьезного международного признания в контексте антикоррупционной политики во многом благодаря формированию так называемого «золотого стандарта» защиты информаторов.

 

Касательно доступа уполномоченных органов по противодействию коррупции к базам данных

Передовые страны давно противодействуют коррупции, используя для этого независящие от сознания человека информационные технологии.

Изучение зарубежного опыта показывает, что в большинстве развитых стран (Великобритания, США, Германия и др.) функционируют интегрированные информационные системы, позволяющие вести аналитическую и прогностическую деятельность на основе всей имеющейся у государства информации.

Аналитическое управление Национального антикоррупционного бюро Украины имеет доступ и используют в работе основные государственные резервы и базы данных – на сегодняшний день более 100. Применение данных ресурсов позволило выявить факты хищения со значительным ущербом государству, а также изобличить высших должностных лиц по фактам незаконного обогащения) выявления подобного рода преступлений указывает именно на эффективность мониторинга различных информационных ресурсов, с помощью которых выявляется незаконно добытое имущество, аффилированность и др.


 

11. Предполагаемые финансовые затраты

Реализация законопроекта не потребует дополнительных финансовых затрат из государственного бюджета.


 

Комментарий

Алмуханова Риза Таскынгаалиевна

21/07 - 12:14

Меншігіндегі жерді, жекеменшік нысанды /мысалы, баспа/ немесе қызметтік пәтерлерді басқа адамның атына ауыстыру жағдайларында да сыбайластықты бүркемелеу болуы мүмкін, осыны ескеріп, коррупционные риски бойынша тексеруге алу деген белгі жасалатын болса.

21/07 - 15:10

Құрметті Алмуханова Риза! Заң жобасының тұжырымдамасына ұсыныстың мағынасы Сіздің пікіріңізден түсініксіз. Осыған байланысты Сізден сұрағыңызды нақтылауыңызды сұраймыз.

Байкенов, Кадыр Каркабатович

посмотреть текст 19/07 - 23:59

С учетом, того что очень часто (по крайне мере, раньше это приходилось слышать) приходится слышать, что субсидии на поддержку бизнеса (в частности, АПК) крутится на депозитах, то необходимо запретить использовать средства, которые были пущены на поддержку бизнеса на все финансовые операции, которые не имеют отношение к поддержке бизнеса, и в том числе и на вклады в депозиты банка.

20/07 - 20:58

Уважаемый Кадыр Каркабатович! Благодарим Вас за предоставленное предложение к Концепции проекта Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия коррупции» и в целом по профилактике коррупции. Ваше предложение после его всестороннего анализа и изучения может найти свое применение в ходе разработки проекта Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия коррупции» и в дальнейшей нормотворческой деятельности Агентства.

АЛМУХАНОВА РИЗА

посмотреть текст 18/07 - 18:05

"Сотта қарауға негіз жоқ" деген шешім шығаруға тосқауыл қою керек. Өйткені жәбірленуші бар жерде және ол апеляциялық, кассациялық сотқа дейін барғаны мәселенің бар екенін айғақтайды. Ал "сотта қарауға негіз жоқ" деген шешім шығару -заңбұзушылықты аштырмау. Мемлекеттік құпия жағдайдан басқа соттар мүмкіндігінше ашық болуы дұрыс. Өйткені бірінші сатыдағы сотты апеляицлық, одан кейін кассациялық соттар ымыраластықпен, "Қарға қарғаның көзін шұқымайды" деп, бірінші сатыдағы шешімді өзгертейді. Солайша жәбірленуші әділдікке жете алмайды.

20/07 - 21:17

Құрметті Алмуханова Риза! «Сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимыл мәселелері бойынша Қазақстан Республикасының кейбір заңнамалық актілеріне өзгерістер мен толықтырулар енгізу туралы» заң жобасының тұжырымдамасына ұсынылған ұсыныстарыңыз үшін алғысымызды білдіреміз. Сіздің ұсыныстарыңыз, оларды жан-жақты талдау мен зерделегеннен кейін «Қазақстан Республикасының кейбір заңнамалық актілеріне сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимыл мәселелері бойынша өзгерістер мен толықтырулар енгізу туралы» Заң жобасын әзірлеу барысында және Агенттіктің одан әрі нормашығармашылық қызметінде өз қолданылуын таба алады.

АЛМУХАНОВА РИЗА

посмотреть текст 18/07 - 17:59

Сыбайластықтың екі түрі бар. Бірі - көпшілік білетін рушылдық, жершілдік немесе басқа да ымыраластық. Сонымен бірге сыбайластықтың жасырын /маскировка/ түрі де бар. Ол мекемедегі заңгерлер арқылы жасалады. Сондықтан мекемедегі заңгердің сотта жауапкердің өкілі болуға тыйым салынуы керек. Өйткені ол өзі заң факультетінде оқығандықтан, курстастары бар, факультетте танитындары бар, тіпті, басқа судьялар арқылы сот жүргізушіге ықпал жасай алады. Осыны ескеріп, тоқтау қою керек. Және мекеменің заңгері болғандықтан, ол қатардағы қызметкердің емес, яғни жәбірленушіге қарсы болып, қалайда, басшы лауазымдағы қызметкерді қорғауға барын салады. солайша әділетсіздік жалғаса беретін болады. Бұл да сыбайластық. Көз көрген жағдай бұл.

20/07 - 21:18

Құрметті Алмуханова Риза! «Сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимыл мәселелері бойынша Қазақстан Республикасының кейбір заңнамалық актілеріне өзгерістер мен толықтырулар енгізу туралы» заң жобасының тұжырымдамасына ұсынылған ұсыныстарыңыз үшін алғысымызды білдіреміз. Сіздің ұсыныстарыңыз, оларды жан-жақты талдау мен зерделегеннен кейін «Қазақстан Республикасының кейбір заңнамалық актілеріне сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимыл мәселелері бойынша өзгерістер мен толықтырулар енгізу туралы» Заң жобасын әзірлеу барысында және Агенттіктің одан әрі нормашығармашылық қызметінде өз қолданылуын таба алады.

ЛЯПУНОВ ПЕТР

16/07 - 14:30

Предлагаю ввести ответственность как уголовную так и финансовую не только для взяткодателя/получателя, но и для все членов его семьи, знакомых, сродственников и пр. Тех кто пользовался или мог пользоваться доходами полученными незаконно. В конце концов родителя, дети, друзья, жены, любовницы не могут не понимать, что жизнь на млн при зарплате в 500 не может быть честной. Надо лишить взяткодателя/получателя смысла получения/ дачи взятки. Конфискация имущества денежных средств у всех кто такт или иначе получал какой либо доход от незаконных действий по умерит пыл у работающих в свой карман за мой счет. Особенно это важно для тех кто до долгу службы должен бороться с коррупцией. Нам говоря, что большинство сотрудников правоохранительных органов честные значит пострадает только малая прослойка врагов

20/07 - 20:56

Уважаемый Ляпунов Петр! Благодарим Вас за предоставленные предложения к Концепции проекта Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия коррупции» и в целом по профилактике коррупции. Ваше предложение о привлечении к уголовной ответственности не только взяткодателя/взяткополучателя, но и членов его семьи, знакомых, родственников не может быть реализовано, так как противоречит конституционному принципу презумпции невиновности. Согласно статье 77 Конституции Республики Казахстан лицо считается невиновным в совершении преступления, пока его виновность не будет признана вступившим в законную силу приговором суда. Согласно статье 4 Уголовного кодекса (далее – УК) единственным основанием уголовной ответственности является совершение уголовного правонарушения, то есть деяния, содержащего все признаки состава преступления либо уголовного проступка, предусмотренного УК. Касательно конфискации имущества отмечаем, что в соответствии с действующим законодательством подлежит конфискации не только имущество осужденного, но и имущество других лиц. Так, согласно части второй статьи 48 УК конфискации подлежат деньги и иное имущество: - полученные в результате совершения уголовного правонарушения, и любые доходы от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу; - в которые имущество, полученное в результате совершения уголовного правонарушения, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы; - вышеназванное имущество, переданное осужденным в собственность других лиц. В соответствии с частью третьей статьи 48 УК если конфискация определенного предмета, входящего в вышеуказанное имущество, на момент принятия судом решения о конфискации данного предмета невозможна вследствие его использования, продажи или по иной причине, по решению суда подлежит конфискации денежная сумма, которая соответствует стоимости данного предмета. Вместе с тем, одной из приоритетных задач Агентства является введение гражданско-правовой ответственности за незаконное обогащение которое является На сегодняшний день на уровне Администрации Президента рассматривается наша инициатива по введению гражданско-правовой ответственности государственных служащих, иных лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций, и их супругов, за значительное и необоснованное увеличение их активов. В случае поддержки данной инициативы Агентством будет размещена на портале «Открытые НПА» концепция проекта Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам введения гражданско-правовой ответственности за незаконное обогащение» для публичного обсуждения.

АЛМУХАНОВА РИЗА

посмотреть текст 16/07 - 11:40

"Сотта қарауға жатпайды" деген шешім болмауы керек, өйткені бұл заңсыздықтарды аштырмау үшін осылай жасалатын жағдайлар бар.

20/07 - 21:16

Құрметті Алмуханова Риза! «Сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимыл мәселелері бойынша Қазақстан Республикасының кейбір заңнамалық актілеріне өзгерістер мен толықтырулар енгізу туралы» заң жобасының тұжырымдамасына ұсынылған ұсыныстарыңыз үшін алғысымызды білдіреміз. Сіздің ұсыныстарыңыз, оларды жан-жақты талдау мен зерделегеннен кейін «Қазақстан Республикасының кейбір заңнамалық актілеріне сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимыл мәселелері бойынша өзгерістер мен толықтырулар енгізу туралы» Заң жобасын әзірлеу барысында және Агенттіктің одан әрі нормашығармашылық қызметінде өз қолданылуын таба алады.

АЛМУХАНОВА РИЗА

посмотреть текст 16/07 - 09:33

Коррупционные риски бойынша тек бірінші басшының туыстары ғана емес, сол мекеменің құрылымына кіретін бөлімдердің, департаменттің де басшылары сыбайластық бойынша жауапты болу керек. Мен білетін жағдайда, ұлттық университетте атасы - кафедра меңгерушісі, немересі -декан, қазір проректор. Немереі, әрине, атасының барлық айтқанын жасайды. Бұл заңда ескерілуі тиіс, . Кадр бөлімінің басшысы да "мертвые души" туралы біліп отырады, бірақ оған жалақы жазатын табельге қол қояды, сондықтан бұл да заң алдында жауапқа тартылуы керек.

20/07 - 20:55

Құрметті Алмуханова Риза! «Сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимыл мәселелері бойынша Қазақстан Республикасының кейбір заңнамалық актілеріне өзгерістер мен толықтырулар енгізу туралы» заң жобасының тұжырымдамасына ұсынылған ұсыныстарыңыз үшін алғысымызды білдіреміз. Сіздің ұсыныстарыңыз, оларды жан-жақты талдау мен зерделегеннен кейін «Қазақстан Республикасының кейбір заңнамалық актілеріне сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимыл мәселелері бойынша өзгерістер мен толықтырулар енгізу туралы» Заң жобасын әзірлеу барысында және Агенттіктің одан әрі нормашығармашылық қызметінде өз қолданылуын таба алады.

АЛМУХАНОВА РИЗА

посмотреть текст 16/07 - 09:19

Сыбай

20/07 - 20:55

Құрметті Алмуханова Риза! Сізден ұсыныстың мәтіні болмағандықтан, Сіздің пікіріңізді жауапсыз калдырамыз.

АЛМУХАНОВА РИЗА

посмотреть текст 16/07 - 09:19

Сыбайлас жемқорлыққа күрес агенттігіне арыз жазылғандықтан, аудиттік тексеру жасалды. Осы аудит кезінде министрліктегі лауазымды тұлға өз құзыретін артық пайдаланып, министрлікке бағынышты ведомстводан бірнеше жыл мамандығы сәйкес емес болса да, жалақы алып жүрді. Ал вице-министр оны "министрлікте ақылы еңбек шартында болмаған" деп, аудитке жалған анықтама берді. Сондықтан жалған анықтама берген лауазымды қызметкерлер сыбайластықты тексеруге кедергі келтіргені үшін заң алдында жауапқа тартылуы керек. Жалған анықтама кейін әшкере болды. бірақ аудит өтіп кеткендіктен, сыбайластық ашылмай қалды,

20/07 - 20:54

Құрметті Алмуханова Риза! «Сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимыл мәселелері бойынша Қазақстан Республикасының кейбір заңнамалық актілеріне өзгерістер мен толықтырулар енгізу туралы» заң жобасының тұжырымдамасына ұсынылған ұсыныстарыңыз үшін алғысымызды білдіреміз. Сіздің ұсыныстарыңыз, оларды жан-жақты талдау мен зерделегеннен кейін «Қазақстан Республикасының кейбір заңнамалық актілеріне сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимыл мәселелері бойынша өзгерістер мен толықтырулар енгізу туралы» Заң жобасын әзірлеу барысында және Агенттіктің одан әрі нормашығармашылық қызметінде өз қолданылуын таба алады.

АЛМУХАНОВА РИЗА

посмотреть текст 16/07 - 09:05

Арыз беруші, яғни жәбірленуші құқы бұзылған адам деп танылуы тиіс. Сыбайлас жемқорлыққа қатысты жазылған шағымдар толық тексерілмейтіндіктен, жалтарма жауаптарға тосқауыл қою мақсатында арыз беруші сыбайлас жемқорлыққа қарсы күрес агенттігінің қызметкерлері, аудиторлар қаншалықты дұрыс жұмыс жасады деген мәселеде баға беретін мүмкіндігі болуы керек. Бұл кері байланыс ретінде бағалануы керек. Теріс баға қойылған жағдайда іс қайта қарауға жіберілгені дұрыс.

20/07 - 20:54

Құрметті Алмуханова Риза! «Сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимыл мәселелері бойынша Қазақстан Республикасының кейбір заңнамалық актілеріне өзгерістер мен толықтырулар енгізу туралы» заң жобасының тұжырымдамасына ұсынылған ұсыныстарыңыз үшін алғысымызды білдіреміз. Сіздің ұсыныстарыңыз, оларды жан-жақты талдау мен зерделегеннен кейін «Қазақстан Республикасының кейбір заңнамалық актілеріне сыбайлас жемқорлыққа қарсы іс-қимыл мәселелері бойынша өзгерістер мен толықтырулар енгізу туралы» Заң жобасын әзірлеу барысында және Агенттіктің одан әрі нормашығармашылық қызметінде өз қолданылуын таба алады.